Срочная новостьНа большей части Казахстана объявлено штормовое предупреждение

Петр Своик – об инвестициях ЕНПФ: Это диверсия против экономики

Сейтказин Ардак

Экономист раскритиковал инвестирование фондом пенсионных денег в государственные ценные бумаги

Фото: kazvedomosti.kz

Доходность растет, наблюдается прирост пенсионных накоплений и прочие «достижения» Единого накопительного пенсионного фонда – не более, чем красивые слова и цифры, утверждают отдельные экономисты. В данном интервью Azattyq Rýhy экономист Петр Своик расскажет, почему отчеты руководителей организации разнятся с реальностью.

– Петр Владимирович, как вы оцениваете доходность ЕНПФ?

– Арифметически она, конечно, положительная. Но если мы посмотрим, откуда она берется, то получим, что львиная часть доходности – это деньги, извлекаемые из ценных бумаг Министерства финансов. А Минфин у нас сталь не плавит, хлеб не сеет, он налоги собирает. Если он кому-то что-то дает, то это за счет налогов, за счет бюджета. Основная масса доходности ЕНПФ – это вытаскивание денег из бюджета. Для самого ЕНПФ это паразитирование, а для экономики – исключительно разорительное мероприятие.

Как чиновники распоряжаются нашими пенсиями, проанализировал Расул Рысмамбетов

– Как вы уже упомянули, пенсионные деньги в основном инвестируют в государственные ценные бумаги. Выходит, ими попросту закрывают дыры в бюджете?

– Сама аргументация о том, что пенсионные деньги нужны для заимствования бюджета, для ликвидации бюджетного дефицита – это как минимум лукавство.

К примеру, вот мы с вами ведем общее хозяйство и у нас есть общий бюджет. Так получается, что у нас не хватает денег на это хозяйство и мы тогда идем к соседу и занимаем у него деньги под дешевые проценты. Всего 10% в год. Мы берем в долг, благополучно закрываем с вами разрывы в бюджете и живем счастливо до следующего года. Но обнаруживается, что этот разрыв стал еще больше, потому что мы не только не сводим концы с концами по доходам и расходам, но и должны еще отвалить соседу 110%. На самом деле мы свой разрыв только увеличили. Потом мы снова идем к соседу за деньгами, он нам дает еще больше и под те же 10%. Разрыв, конечно, становится еще больше. И начинается тут у нас с вами перепалка: кто вообще первым из нас придумал ходить к соседу? И не состоишь ли ты с этим соседом в сомнительной связи, что подбиваешь на такие странные заимствования. Вместо того, чтобы брать долги, просто решили, что надо либо уменьшать расходы, либо работать больше и зарабатывать больше. А если у нас есть сосед-спекулянт, ушлый коммерсант, то к нему не надо ходить за решением наших проблем, потому что на этом он будет наваривать свой доход. Поэтому надо либо ликвидировать безграмотность кого-то из нас, либо просто выгонять того, кто работает не нашу семью, а на соседа.

От монополии ЕНПФ назад к открытой конкуренции!

– Почему же тогда почти половина всех инвестиций приходится на государственные ценные бумаги, если это столь не выгодно?   

– Накопительную систему придумал Всемирный банк, ее у нас только внедрили. Задумка состояла в том, что живые деньги с зарплат казахстанцев вынимается и отправляется на мировой фондовый рынок. То есть, пенсионная система работает в связке с фондовым рынком. Казахстан подпитывает, наверное, не бесполезный для себя мировой рынок зарплатами граждан. Так должно было быть. Но что случилось на самом деле? Мировой фондовый рынок просто не пришел, он решил, что казахстанцам достаточно продавать нефть и металлы, а заходить сюда серьезным, мировым финансам просто нет смысла. Тем более, когда приватизировали наши нефть и металлы, это было сделано не публичным образом, никаких публичных компаний, которые котировались бы на мировом рынке, не появилось, и, соответственно, фондовый рынок Казахстана только называется фондовым рынком. KASE практически не связан с мировыми рынками, он очень маленький. А попытка как-то оживить это созданием Международного финансового центра «Астана» оказалась безрезультатна. Кайрат Келимбетов (управляющий МФЦА) сидел в этом своем стеклянном шаре рядом с судьями в английских париках и никакого отношения к реальному мировому финансовому рынку не имел.

А накопительную систему внедрили и что теперь делать? Деньги каждый месяц отбираются у работников и куда ее вкладывать, если реального финансового рынка нет? А тут Минфин, которого вызывают куда надо и говорят «ну-ка, выпускай, свои заемные бумаги». Минфин говорит «да мне не надо занимать, потому что чем больше я занимаю для бюджета, тем это разорительнее для бюджета». Это на самом деле диверсия против бюджета – занимать деньги таким образом. Но ему отвечают «нет, систему пенсионную надо поддерживать, отказаться от нее не можем, а больше вкладывать некуда, поэтому давай выпускай свои ценные бумаги». И так возникают с виду вполне даже разумные теории типа «бюджет же у нас дефицитен, значит, деньги надо брать для закрытия бюджета, а вот как раз ЕНПФ и так здорово получается». И все очень слаженно получается: бюджет каждый год берет, закрывает свой дефицит деньгами ЕНПФ и все замечательно – фонд отчитывается о доходности, бюджет отчитывается о стабильности. А на самом деле это бессовестные спекуляции с раздуванием пузыря ЕНПФ и уменьшением бюджета.

А куда идет финансовый пузырь ЕНПФ? А никуда. Тут вся эта затея имеет в своей основе отсутствие национального кредита и национальных инвестиций – вот чего нельзя допускать, так это местного развития, внутри Казахстана должно развиваться только то, что нужно внешнему рынку и более ничего. Поэтому в ЕНПФ накапливаются гигантские деньги и они никуда не идут – не идут на инвестиции, на кредитование экономики страны, они хранятся в пузыре и пузырь этот раздувается вытаскиванием ежегодной так называемой доходности из бюджета. Это на самом деле диверсия против национальной экономики.

– Об уровне окладов и премий членов правления руководство фонда никогда не говорит. Как вы думаете, насколько высокие зарплаты и премии они получают?

– Специально этим вопросом я не занимался, но натыкался на сведения, что там очень и очень неплохие оклады – это раз. Оклады, будем говорить, там нормальные. Но там руководство получает очень и очень неплохие бонусы.

По 2,5 млн в месяц – юрист раскрыл зарплаты руководителей ЕНПФ

– В прошлом году фонд потратил свыше 12 миллиардов тенге на административные расходы. При этом в фонде работают меньше 2 тысяч человек. Для организации, которая лично не инвестирует средства и не зарабатывает, это адекватные траты?

– Это не могу комментировать.

– Спасибо за ответы.

Ромина МАКАРИМОВА

Вам будет интересно
Устрашение не дает результатов: как ведут борьбу с коррупцией в Павлодарской области
Русские борются за выживание, нам не до казахских земель – Максим Шевченко
«НОД хочет устроить казахстанский майдан»: раскрыты истинные цели российских агентов