СрочноАвиабилеты подорожают в Казахстане. Причину озвучил экономист

Выиграло ли казахстанское сельское хозяйство от распада Союза? Мнение

Сейтказин Ардак

Проблема экономики Казахской ССР состояла в том, что ей в общесоюзном хозяйственном механизме заведомо была отведена роль сырьевого придатка

Фото: vlast.kz

Существует железная закономерность – чем выше доля сельского населения в стране, тем ниже его внутренний валовой продукт (ВВП) на душу населения. Почему же в таком случае ни одна ведущая мировая держава до сих пор не отказалась от поддержки своего сельского хозяйства? Ответ очевиден: потому что агросектор – основа национальной безопасности, передает Azattyq Rýhy.

Существует обывательское мнение, что только в Казахстане сельское хозяйство субсидируется, а при Союзе такого не было, и на Западе этого нет. На самом деле, дотации получают аграрные отрасли практически всех стран мира. И на это есть веская причина.

Как один крестьянин 10 горожан прокормил

С точки зрения экономики, город фактически не субсидирует агросектор, а просто делится частью прибыли, полученной от продажи готовой продукции. Потому что сельское хозяйство производит сырье и полуфабрикаты, а высокая добавленная стоимость характерна для промышленности, выпускающей конечную продукцию для потребителя. И для торговли.

К примеру, тонна хлопка-сырца стоит сегодня около $2 500. После ее переработки из полученных ниток (около 500 кг) можно изготовить 10 000 футболок (каждая по 50 граммов). При цене хотя бы $4 за одну штуку получается $40 000 или повышение стоимости в 16 раз!

При таком несправедливом распределении доходов очевидно, что фермеры любой страны окажутся вечно бедными. И здесь два пути выхода: первый – государственное субсидирование фермеров.

На Западе основой ценообразования в агропромышленных комплексах (АПК) является соответствие закупочных цен затратам на производство и реализацию сельхозпродукции. Учитывается также мировая конъюнктура. Главная функция закупочной цены – дать отрасли возможность дальнейшего развития. В США, к примеру, фермер продает продукцию по рыночным ценам, но в конце года получает разницу между ценой реализации и целевой ценой, если первая ниже. Эту цену называют гарантированной.

В Евросоюзе устанавливаются ориентирные цены, гарантирующие фермерским хозяйствам определенный уровень дохода.

Почти 60 млрд евро дотаций получают ежегодно сельхозпроизводители от Евросоюза. В частности, это 267 евро за гектар. А еще есть национальные субсидии. Но все это прямые субсидии, а косвенных, так называемая «зеленая корзина», намного больше: это консалтинг, наука, инфраструктура, ветеринарные услуги и т.д.

В итоге доля господдержки в общем доходе фермера в Норвегии, Швейцарии, Южной Корее – около 60%, а в странах ЕС – примерно 25%. Очевидно, что членам ЕАЭС пока далеко до уровня господдержки западных стран.

В среднем, субсидии в Казахстане составляют не более 4-5% от валовой продукции сельского хозяйства, что существенно ниже уровня, который допускается для членов ВТО, утверждает эксперт Руслан Асаубаев.

«По уровню субсидий мы уступаем странам-партнерам по ЕАЭС. Например, в 2015 году объем субсидий по так называемой «желтой корзине» в РК составил около 960 млн долларов (181 млрд тенге), в Беларуси – 1,5 млрд, в России – 3,3 млрд», - отмечает эксперт.

Второй путь – кооперативная форма производства, которая обеспечивает полный цикл. От выращивания кормовых культур до продажи переработанной и упакованной продукции.  Кооператив имеет большое количество совладельцев (пайщиков), и по итогам года его пайщики, они же сотрудники, получат свою долю прибыли. Так работает, скажем, знаменитая Fonterra (Co-operative Group Limited) – новозеландский молочный кооператив, принадлежащий примерно 10 500 новозеландским фермерам, поставщикам молока. К этой модели в АПК Казахстан обратиться в будущем.

От сырьевого придатка к АПК

Проблема экономики Казахской ССР состояла в том, что ей в общесоюзном хозяйственном механизме заведомо была отведена роль сырьевого придатка. И как мы выяснили выше, по этой причине максимум выгоды получали республики, выпускающие готовую продукцию из нашего сырья. Прежде всего, РСФСР, отчасти Беларусь и страны Балтии. Поэтому на момент распада Союза Казахстан располагался всего лишь на 12–ом месте по показателям социально-экономического развития. К слову, сейчас мы на втором месте в СНГ, уступая по показателю ВВП по ППС (паритету потребительской стоимости) всего 8% РФ. Это иллюстрация очевидной экономической выгоды независимости.

А вот если считать поставки нашего сырья по мировым ценам, то перед распадом Союза КазССР и Азербайджан оказались наиболее рентабельными республиками. Экспорт казахстанской пшеницы, металлосодержащих руд, нефти (в 1990 году в РК добывалось 30 млн тонн нефти) в дальнее зарубежье приносил большие доходы Союзу, от которой нашей республике несправедливо перепадали крохи.

К примеру, Казахстан в лучшие времена производил в год до 350 тысяч тонн мяса, снабжал страну и армию. Но кроме Алматы в большинстве наших городов, не говоря уже о селах, в наличии были только «синие» куры и «мясо-тощак». Все остальное уходило в центр.

Словом, системные проблемы в агросекторе достались по наследству от плановой системы с ее плюсами и минусами. Гонка за перевыполнением планов партии привела к гибели Аральского моря.

Между тем, сельское хозяйство – одно из главных наиболее перспективных отраслей РК: по оценкам экспертов ООН, Казахстан способен прокормить до 200 млн человек. При этом в селе живет свыше 40% населения, собственно сельским хозяйством занимается только 1,5 млн – чуть больше 5%.

Исходная ситуация в РК после распада Союза была ужасной: к 1993 году полностью или частично прекратили производство 130 крупных предприятий. В 1994, худшем году, промышленность достигла 28% от ВВП. И все же в целом, за 90-ые агросектор дал максимальный вклад в ВВП страны – около 34%. Как это удалась?

Вначале руководители колхозов и совхозов оказались не готовы к работе в новых рыночных условиях и без дотаций. Долги по зарплатам, кредитам, падение урожайности, большая часть поголовья скота, сельхозтехника были распроданы по бросовым ценам.

Как подчеркивает Елбасы в книге «Эра Независимости», в 90-ые годы единственным путем спасения аграрной отрасли были развитие эффективных рыночных отношений и земельная реформа.

На первом этапе приватизации сельхозобъекты преобразовывались в коллективные предприятия (КП), а трудовые коллективы наделялись имущественными паями. Для стимулирования менеджмента запустили схему, по которой руководители получали по 10% имущественного пая, и еще столько же им отдавали в управление на 5 лет. При положительных результатах эта часть затем переходила в их собственность.

На втором этапе (1993-1995 гг.) был введен институт купли-продажи права землепользования. Тем самым земля, находящаяся в аренде, вошла в рыночный оборот, и теперь ее можно было закладывать под банковский заем. В 1994 году был создан Фонд финансовой поддержки сельского хозяйства. Владельцы условных земельных долей и имущественных паев стали пользоваться правом объединяться и создавать предприятия.

К 1995 году было приватизировано 1,5 тысячи государственных сельхозпредприятий (более 80%). На их базе возникло более трех тысяч малых предприятий, акционерных обществ, кооперативов, крестьянских (фермерских) хозяйств.

В Стратегии развития Казахстана до 2030-го года Первым Президентом РК в 1997 году были прописаны первоочередные меры –  приватизация псевдочастных хозяйств; удешевление кредитов, в первую очередь для фермеров реальных частных хозяйств; развитие МСБ на селе за счет займов у Азиатского и Европейского банков реконструкции и развития, а также помощи других организаций и стран-доноров.

Большое внимание было уделено привлечению прямых отечественных и иностранных инвестиций. Все это позволило в 90-годы, когда еще нефть не стала главным источником пополнения бюджета, обеспечить треть ВВП страны.

Всего за период независимости были разработаны девять программных документов. Их реализация позволила превзойти показатели советского Казахстана по некоторым направлениям.

В частности, при СССР считалось большим успехом давать миллиард пудов зерна или 16 млн тонн. Конечно, с приписками. К тому же, из-за традиционно плохой логистики 20-30% урожая пропадали под открытым небом. Напомним, в 2011 году Казахстан собрал рекордный урожай в своей истории – 26,9 млн тонн. И сегодня наша республика продолжает оставаться одним из ведущих экспортеров пшеницы и муки. При этом казахстанская пшеница в основном твердых сортов с максимальным содержанием клейковины – это мировой бренд.

Что же касается других культур земледелия, то в сравнении с 1990-м годом валовый сбор масличных культур увеличился со 155 тыс. до 977 тыс. тонн (рост в 6.3 раза), картофеля – вырос на 34%, овощей — почти втрое больше, бахчевых – свыше 500% (до 1,6 млн тонн).

Таким образом, заложенные Елбасы в 90-е годы рыночные реформы привлечения инвестиций, реализация госпрограмм дали длительный положительный эффект.

Ничего лишнего, просто бизнес

В то же время, по данным crcons.com, более высокие темпы роста энергетического сектора страны в годы Независимости привели к снижению удельного веса сельского хозяйства в экономике страны – за последнее десятилетие доля АПК не превышала 5% от ВВП.

Напомним, согласно стратегии «Казахстан-2050», основными направлениями в сельхозотрасли являются: повышение уровня продовольственной безопасности страны, формирование аграрного бизнеса, повышение конкурентоспособности отечественной продукции и объемов продаж, в том числе на внешнем рынке, снижение уровня импорта продовольствия, внедрение эффективной системы господдержки сельхозпроизводства.

Что касается промежуточных итогов, то в 2020 году в АПК отмечена положительная динамика практически всех макропоказателей. Валовая продукция возросла на 5,6% – до 6,3 трлн тенге, и это лучший результат в ЕАЭС. В том числе производство продуктов питания выросло на 4%.

Приоритетные задачи АПК на данном этапе следующие: насыщение внутреннего рынка собственными продуктами питания – свыше 80%, повышение производительности труда (ПТ) в 2,5 раза и увеличение экспорта переработанной продукции в два раза. В конечном счете, это должно привести к стабильному повышению доходов свыше 1 млн сельских жителей.

В частности, в 2020 году стартовала работа 8 птицефабрик общей мощностью 94 тыс. тонн мяса. Планируется запуск в эксплуатацию еще 11 птицефабрик с годовым производством 191 тыс. тонн, что позволит перекрыть внутреннюю потребность и даже экспортировать часть продукции.

Согласно планам Минсельхоза РК, к 2024 году агросектор решит проблему импортозависимости и обеспечит продовольственную независимость страны.

В ближайшие годы планируется реализовать 380 инвестпроектов, в том числе около 250 (65%) – в рамках импортозамещения. Также в этот перечень включены проекты по увеличению экспортного потенциала АПК.

В минувшем году пересмотрены механизмы субсидирования АПК. Ранее работал единый подход, без учета специфики и приоритетности отраслей. Кроме того, снижены пороги доступа к субсидированию для мелких и средних фермеров.

Но бюджетные деньги должны использоваться по назначению и эффективно, поэтому поэтапно вводятся встречные обязательства бизнеса. Данные финансовые инструменты позволят к 2025 году довести уровень обновления сельхозтехники до 6%, применение минеральных удобрений – до 30% от научно-обоснованной нормы, и до 97% вырастет уровень внесения высококачественных семян.

Резюмируя можно выделить три основных направления развития сельского хозяйства за годы Независимости:

  • драйвер экономики;
  • обеспечение продовольственной безопасности;
  • социальное развитие сельских территорий.

По мнению экспертов, АПК Казахстана имеет хорошие перспективы для дальнейшего развития. Это видно по росту продаж в зарубежье масличного и мясного секторов, а по экспорту пшеницы и муки наша страна прочно обосновалась в числе мировых лидеров.

Интегральный показатель успешности отрасли – место в глобальном рейтинге продовольственной безопасности. В нем Казахстан за прошлый год улучшил свои позиции до 32-го места из 113 стран.   

Марк СЕВЕРЯНИН

Вам будет интересно
«Нагрузка, если честно, колоссальная»: будни врачей, находящихся на передовой борьбы с COVID-19
Благотворительность и антитеррор: что известно о фонде, собирающем деньги для фермеров
Быть депутатом не значит размахивать флагом