Срочная новость«Куат сломает»: казахстанцы заступились за «Наймана» после дерзкого выпада бойца MMA

Почему отказаться от усыновленного ребенка для казахстанцев – не ұят

Сейтказин Ардак

Мы много говорим о нравственности и семейных ценностях, брезгливо кивая в сторону Запада, но при этом массово возвращаем детей, только обретших долгожданную семью, в детдома. Это не ұят?

Самое страшное для детей – осиротеть во второй раз. В Казахстане примерно каждый пятый родитель отказывается от приемного ребенка. Почти столько же готовы сделать это при первом удобном случае. Причин тому нескольку – от неготовности быть в «ответе за всех, кого приручил» и «выгорания» до несовершенства действующей системы воспитания детей, нуждающихся в опеке, передает Azattyq Rýhy.

Казахстан по примеру цивилизованных стран должен в скором будущем отказаться от детских домов. Детей, нуждающихся в опеке, необходимо временно передавать в патронажные семьи пока отыщут кровных родственников или подберут приемных родителей. «Отказников» тоже необходимо передавать в подобные семьи, но ни в коем случае не возвращать их в детские дома. Таково мнение главы ОФ «Клуб приемных родителей» и приемной мамы семерых детей Жанны Ким.

Альтернатива детдому

Альтернативой тоталитарному советскому детдому на Западе является Foster care (англ.) или патронажное воспитание — там несовершеннолетние, нуждающиеся в опеке, передаются в приемную семью или семейный детский дом — СДД (с государственной сертификацией). Семья, организующая СДД, называется «приемными родителями» (foster parent).

Приемные родители не получают полных прав на ребенка и подконтрольны органам опеки, при этом их услуги оплачиваются государством. Размещение ребенка, как правило, организовано через правительственные агентства или социальные службы. Все важные решения в его жизни принимают органы опеки через суд. Приемные родители несут ответственность только за условия быта детей.

«Я за создание системы профессиональных патронажных семей численностью до 10 детей. Куда можно было бы пристроить ребенка в тяжелой жизненной ситуации. К примеру, у ребенка погибла в ДТП вся семья, он пережил страшный стресс. А тут его отдадут в детский дом, где группы по 15-20 человек, где воспитатели, проработавшие много лет в условиях перегрузки, морально «выгорели». Попав, прямо скажем, в условия, где порядки и взаимоотношения похожи на «зону», в том числе насилия со стороны старших или персонала, ребенок испытывает еще больший удар по своей психике», - говорит Жанна Ким.

По ее мнению, подобных детей необходимо группировать по определенному признаку в патронажные семьи. Скажем, отдельно детей с особенностями развития, чтобы о них могли позаботиться соответствующим образом. При необходимости привлечь специалистов со стороны.

«Что касается финансирования фостерных семей – сегодня на каждого ребенка выделяется достаточно бюджетных денег, главное их разумно использовать», - считает эксперт.

Дети-отказники

Теперь о главном – как снизить рост числа «отказников»? Тема приемных детей многогранна, она характеризует уровень цивилизованности страны, в значительной степени зависит от экономических возможностей и особенностей менталитета нации.

– Жанна, самый лучший иностранный опыт не всегда можно перенести в неизменном виде. Сформулируйте, пожалуйста, ваши организационные и законодательные предложения по решению этой проблемы применительно к Казахстану.

– Я выделю пять главных пунктов.

  • Первое, это сделать обязательным на законодательном уровне предварительное собеседование с кандидатами в приемные родители. Чтобы они понимали на что идут и трезво оценивали свои возможности.
  • Второе – создание школ приемных родителей достойного уровня.
  • Третье – это обязательное сопровождение приемных семей.
  • Четвертое – подготовка детей в детдомах к переходу в новые семьи.
  • Пятое – необходимо на порядок повысить степень освещения этой важной темы в СМИ, и активизировать участие гражданского общества в решении проблемы приемных детей.

А теперь подробнее по каждому пункту. Я уже не раз говорила, что в 2017 году в Казахстане по данным КОПД (Комитет по охране прав детей) было зарегистрировано 40 тыс. кандидатов, желающих взять приемного ребенка, а их в РК было на тот момент всего 5 тысяч. Но все детдома до сих пор на месте, а люди в очереди ожидают «подходящего» младенца.

Главная причина в том, что всего один из 10 родителей, мною консультируемых, имел целью усыновления – помощь ребенку. Остальные 9 пытаются решить собственные проблемы. Разброс желаний – от взять «маленького ангела, похожего на меня» до воплощения нереализованной мечты стать юристом. Это такой одновременно инфантильный и эгоистичный подход.

Примерно 40% кандидатов, которым я честно рассказываю на собеседовании о том, какие трудности их поджидают, возмущаются: «Такое впечатление, что вы хотите нас отговорить!».

Важно понимать, что сейчас в детдомах редко оказываются дети, которые выросли до 10-12 лет (как у Макаренко) в нормальной семье, где были окружены родительской любовью, а потом в результате чрезвычайной ситуации попали в детдом. Слава Богу, сегодня нет войны или голодомора. Подавляющая часть пережили с раннего детства в своих семьях нужду, недоедание, пьянство и наркоманию родителей, систематические побои, а некоторых еще и развращали.

Многим по наследству достаются хронические заболевания, склонность к алкоголизму и т.д. Затем в детдоме они также сталкиваются с не самыми лучшими проявлениями человеческой натуры. В итоге, это «раненые» дети, как правило, с кучей проблем, в том числе и с искаженными представлениями о морали и нравственности, некоторые табуированные вещи они считают нормой.

И все это предстоит исправить приемным родителям – бережно и с любовью. Это тяжкий труд, в основе которого обязательно должна быть любовь к ребенку, иначе ничего не получится.

Человек должен четко понимать перед усыновлением: это мой ребенок, и я пройду с ним все испытания, какими бы сложными они ни оказались.

Кстати, во многих цивилизованных странах обучение и проверка кандидатов в приемные родители продолжается 9 месяцев. И лишь по результатам успешных экзаменов, комиссия предоставляет им такую возможность. Причем в Великобритании они даже не имеют права выбрать ребенка – за них это решает агентство. И я с таким подходом согласна: когда мать вынашивает собственного ребенка, она не может знать будет ли он больным или здоровым. Он все равно – родной.

Далее – должны повсеместно работать школы приемных родителей достойного уровня под госконтролем. Однако у нас есть ограничения – подобные школы могут создавать лишь те организации, которые также занимаются устройством детей в семьи. К примеру, у нашего фонда нет подобного пункта в уставе, и поэтому мы создали школу, где обучаем родителей на добровольной основе. Мое мнение – школы приемных родителей под госпатронатом должны иметь право привлекать НПО и хороших специалистов со стороны.

Третий пункт – обязательное сопровождение приемных семей. Скажем, один социальный работник на 30-50 семей, который будет помогать решать проблемы с привлечением тех же НПО, и специалистов. Здесь две задачи – контроль и, главное, квалифицированная помощь в решении проблем в период адаптации детей в новых семьях.

Обратите внимание, что в РК именно иностранцы охотно берут наших детей со сложными заболеваниями, они на родине их лечат, окружают вниманием, возвращают в общество. Поэтому не нужно лишать иностранцев возможности усыновления наших детей, другое дело, что государству необходимо наладить контроль условий их проживания в этих семьях.

Саботаж

– Еще одна сложность – руководство детдомов вряд ли заинтересовано в потере своих воспитанников и, как следствие, снижении финансирования. С их стороны возможен скрытый саботаж?

– Да, это серьезная проблема. Нам очень нужны школы для приемных детей. Детей, находящихся в детдомах нужно готовить к этому важному шагу, хотя бы с момента, когда их выбрали добрые люди и начинаются процедурные вопросы. Опять-таки, здесь нужна помощь специалистов НПО.

Что касается саботажа, то да, мы сталкивались с фактами, когда работники детдомов настраивают своих воспитанников против потенциальных родителей: мол, вас там будут эксплуатировать, пугают их избиениями и даже сексуальным насилием. Мне известен случай, когда приемные родители обнаружили что их удочеренному подростку из детдома присылали SMS с инструкциями – что нужно делать, чтобы от нее отказались и она вернулась в детдом!

На мой взгляд, государству в этой ситуации необходимо материально стимулировать коллективы детдомов, чтобы они с энтузиазмом готовили своих воспитанников к усыновлению.

Большая и дружная семья Жанны Ким

Наконец, у нас гражданское общество мало интересуется проблемами приемных детей. Как известно, в ведущих странах мира это очень важная сторона жизни, ее постоянно обсуждают на различных ток-шоу работают множество НПО и фондов помощи. В ней принимают участие самые известные личности.

Да что там богатый Запад, взять хотя бы соседнюю Россию – там сегодня в СМИ намного больше внимания уделяется проблеме детей, нуждающихся в опеке. В частности, создано множество качественных социальных роликов, различных специализированных передач и сайтов. Вот этого в нашей стране катастрофически не хватает.

– Благодарю Вас за беседу!

А мне хочется напомнить, какой благородный пример подают знаменитости США – бизнесмены и звезды шоу-бизнеса, усыновившие по несколько детей-сирот. Причем часто у белых селебрити приемные дети африканского и азиатского происхождения. Например, у Николь Кидман, Сандры Баллок, Анджелины Джоли и Бреда Питта. В СНГ, в том числе и в РК, встретить подобное отношение со стороны знаменитостей и состоятельных людей к детям с трудной судьбой – большая редкость. Зато лицемерного разглагольствования о безнравственном Западе – Черное море.

И как точно сказала известный детский психолог Людмила Петрановская, «я хорошо понимаю, как сложно уважать людей, не справившихся с ролью родителей, если и куда более достойных граждан – приемных родителей – мало кто готов уважать».

 Марк СЕВЕРЯНИН

Вам будет интересно
По сей день мы не избавились от влияния колониальной идеологии – историк Борис Джапаров
Указ Президента открыл максимальный доступ к секретным документам – историк
Историк о репрессиях: В Казахстане нет семьи, которую бы не задел этот жуткий период