Казахстан – без массовой вакцинации и карантина. Мнение ученого

Сейтказин Ардак

Почему локдауны не имеют смысла, объяснил доктор химических наук

Казахстан – без массовой вакцинации и карантина. Мнение ученого

Слухи о возможности «слияния» вирусов птичьего гриппа и COVID-19 в «супервирус» преувеличены. Так считает ученый с мировым именем, доктор химических наук, руководитель АО «Научный центр противоинфекционных препаратов» (НЦПП) Александр Ильин. При этом он допускает, что одновременное действие этих инфекций может повысить летальность.

Кроме того, в интервью корреспонденту Azattyq Rýhy он рассказал, что Казахстан достиг порога коллективного иммунитета (ПКИ). Поэтому локдауны не имеют смысла – достаточно соблюдать разумные меры предосторожности, как в Швеции.

– Александр Иванович, сейчас в мире, в том числе и в Казахстане, зафиксирована эпидемия птичьего гриппа, что, в общем, дело обычное. Некоторые врачи высказывают предположение, что при взаимодействии двух видов болезнетворных вирусов может появиться «супервирус». 

– Это, конечно, фейк. Да, птичий грипп, особенно высокопатогенный, может передаваться от птицы к человеку при длительном контакте. Но пока нет данных, что у нас какая-то опасная форма птичьего гриппа. Кроме того, эта болезнь протекает обычно в легкой форме, хотя вирус H5N1 может вызывать пандемию, и последствия будут значительно тяжелее, чем у сезонного гриппа.

Далее, различные инфекционные вирусы могут совместно присутствовать в организме человека и даже одновременно проникать в его клетки. Но, к счастью, пока нет научных сведений о том, что подобные вирусы образуют новый, еще более сильный вирус. Другое дело, что при одновременном заболевании человека сразу двумя болезнями, к примеру, КВИ и сезонным гриппом, организм испытывает двойную нагрузку. Кроме того, возможна синергия их взаимодействия – когда результат больше простой суммы. И это может повысить вероятность летальных исходов во время пандемии. 

По данным ООН, смертность при COVID‑19 (число умерших к количеству зарегистрированных случаев заболевания) составляет примерно 3-4%. При сезонном гриппе – обычно около 0,1%. Разница – в 30-40 раз. Конечно, смертность от любых форм вирусных заболеваний существенно зависит от состояния системы здравоохранения региона или страны.

Кстати, к КВИ сильно восприимчивы все приматы, а также олени, дельфины, семейство кошачьих, коровы и овцы. Совсем мало – лошади, собаки, слоны. Относительно обратной передачи коронавируса от этих животных к человеку достоверных данных нет.

Задача Минсельхоза РК в нынешней ситуации – эффективно бороться с эпидемией птичьего гриппа и прочими зоонозными инфекциями, поскольку наложение пандемии COVID‑19 и привычных для «младших братьев» болезней может привести к большому экономическому ущербу.

– Главный эпидемиолог Швеции Андерс Тегнелл на вопрос, в чем секрет низких показателей по распространению вируса, ответил: «Люди предельно четко соблюдали рекомендации, которые мы им давали». То есть дело обстоит совсем не так, как считают обыватели: в Швеции, дескать, ничего не запрещали, маски не носили, и поэтому там выработался коллективный иммунитет.

Каковы Ваши прогнозы относительно ситуации с COVID‑19 в Казахстане: можем ли мы жить, фигурально выражаясь, по-шведски – без локдаунов, которые катастрофически подорвали глобальную экономику?

– По данным Агентства общественного здравоохранения Швеции, контакты между шведами сократились вдвое по сравнению с периодом до пандемии. До 90% шведов соблюдали предписания главного эпидемиолога Тегнелла.

Действительно, ситуация у нас примерно как в Швеции: мы позаражались разом в период эйфории после отмены карантина. Дорогой ценой был достигнут этот показатель... По последним данным исследования нашего Центра, КВИ в различной форме переболели 60% казахстанцев. И, на мой взгляд, мы должны поступать как шведы.

Напомню вкратце, что часть наших сотрудников во время весеннего карантина работала в удаленном режиме, а вторая половина продолжала посещать работу с соблюдением мер защиты. При этом одни сотрудники принимали наш антивирусный и антибактериальный препарат FS-1 для профилактики, другие – только после того, как были выявлены симптомы заболевания ОРВИ, возможно, COVID-19. У принимавших препарат никаких симптомов заболевания коронавирусом выявлено не было.   

В целом обновленные результаты исследования показали, что свыше 60% наших сотрудников уже переболели КВИ. И другой важный результат исследований: решающую роль играет не паспортный возраст, а состояние иммунной системы.

Подчеркну, что это только наше исследование, но считаю возможным экстраполировать результаты на страну, поскольку оно проводилось в Алматы – самом крупном городе Казахстана с большими миграционными потоками. 

Минздрав РК до сих пор не приводил никаких данных о доле переболевших КВИ по стране. Непонятно, проводились ли такие исследования вообще или их пока не опубликовали. А ведь определение ПКИ играет едва ли не решающую роль при выборе стратегии борьбы с пандемией во время холодного сезона года.

Хочу отметить, что для разных инфекционных заболеваний этот порог имеет различное значение. Для особо опасных – свыше 90%.

В настоящее время ВОЗ считает, что порог коллективного иммунитета для COVID-19 равен 60%. Как только уровень иммунитета превысит этот порог, эпидемия пойдет на спад – вирус не сможет найти новых людей для заражения.

– Каким образом определяется этот важный показатель порога коллективного иммунитета?  

– Новый коронавирус малоизучен, поэтому здесь есть ряд допущений. Но в общем виде методология проста: нужно определить, сколько людей в среднем заражает инфицированный человек. Это и есть коэффициент репликации или R. Затем ПКИ вычисляется по формуле 1 – 1/ R. В нашем случае R равен 2,5. Тогда ПКИ = 1 – 1/2,5 = 0,60, или 60%.

Проблема в том, что коэффициент репликации сильно зависит от условий. К примеру, он значительно выше в больших городах, где вероятность заражения воздушно-капельным способом в магазинах, общественном транспорте, общественных местах заметно больше, чем в селах. Скажем, в селах он может быть равен 1,5-2. Тогда ПКИ для села будет в пределах 33-50%.

Но пока на основании мирового опыта ВОЗ, так же, как и главный эпидемиолог Швеции, считает этот порог равным примерно 60%. Поскольку в Казахстане около 42% населения проживает в селах, то у нас этот порог должен быть заметно ниже, чем в более урбанизированных странах. 

– Получается, что поголовная вакцинация населения в Казахстане не нужна вообще, раз достигнут ПКИ?

– Достижение порога коллективного иммунитета не отменяет вероятности эпидемии в стране, необходимости носить маски, соблюдать социальную дистанцию и т.д. Но она будет проходить в значительно меньших масштабах и быстрее угаснет. А вот карантины в масштабе страны или даже области сегодня точно не нужны.

Что касается вакцинации, то острой нужды в ней сегодня нет. Надо спокойно дождаться, когда будет создана реально эффективная, соответствующая всем требования безопасности ВОЗ вакцина. Использование «скороспелых» вакцин недопустимо.

Хочу напомнить, что, по данным ВОЗ, в 80% случаев COVID‑19 протекает легко или бессимптомно, в 15% – тяжело, при котором требуется оксигенотерапия, и в 5% случаев – крайне тяжело и требует искусственной вентиляции легких (ИВЛ).

В Казахстане доля тяжело больных от всех заболевших будет примерно той же, что и раньше. Но смертность можно снизить за счет своевременного выявления и надлежащего лечения эффективными препаратами, такими как созданный в НЦПП препарат FS-1.

В чем уникальность казахстанского препарата от КВИ, рассказали разработчики

– Кстати, в ходе предыдущего интервью вы сказали, что Центру будто бы дали добро на клинические испытания этого препарата против КВИ. Как развивается ситуация?

– К сожалению, все снова застопорилась, не успев начаться. Опять Минздрав принялся за свое крючкотворство. Как вы знаете, на днях была уволена со своего поста вице-министр МЗ РК Людмила Бюрабекова, курировавшая эту сферу. Есть надежда, что новые люди будут действовать более адекватно. С другой стороны, пока они войдут в курс дела, клинические испытания в период наступления второй волны COVID-19 могут фатально затянуться. 

И в то же время Минздрав РК разрешает ввоз российских препаратов с недоказанной эффективностью, которые даже в самой России серьезными учеными и врачами подвергаются жесткой критике. А вот и цена вопроса: в РФ курс лечения одним из этих препаратов – «Арепливир» – будет стоить в рознице от 12 320 рублей за упаковку, в РК – 60-70 тысяч тенге.

Препарат FS-1: готов бороться с коронавирусом, но не с Минздравом

А теперь сравним стоимость курса лечения нашим FS-1, уже зарекомендовавшим себя как эффективнее лекарство против мультирезистентных бактериальных заболеваний – всего 5 000 тенге. Тем более, что у нас при Центре есть свое производство, с помощью которого мы можем в короткое время обеспечить не только Казахстан, но и всю Центральную Азию.

Марк СЕВЕРЯНИН

Новости парнеров
×
Информационная продукция данного сетевого ресурса предназначена для лиц, достигших 18 лет и старше.