Срочная новостьКомпьютеры и ноутбуки начали выпускать в Казахстане

В чем уникальность казахстанского препарата от КВИ, рассказали разработчики

Сейтказин Ардак

Но пациенты получат это лекарство не скоро. И вот почему

Фото: scaid.kz, m.minval.az

Отечественные ученые создали уникальный препарат FS-1, дающий исключительный эффект при лечении устойчивых к большому числу антибиотиков (мультирезистентных) форм туберкулеза. Но главное в другом – он вернет обычным антибиотикам способность лечить практически все осложнения, вызванные коронавирусом.

Методика получила сертификацию по мировому стандарту GMP (Good Manufacturing Practic – надлежащая производственная практика). Препарат на последней стадии испытаний – как средство лечения мультирезистентных форм туберкулеза.

Для справки: Резистентность (от лат. resistentia – сопротивление, противодействие) – сопротивляемость (устойчивость, невосприимчивость) организма к воздействию различных факторов – инфекций, ядов, загрязнений, паразитов и т. п.

Для того чтобы сделать решающий шаг к лечению последствий заболевания КВИ, необходимо проверить их действие на этот вирус in vitro (с лат. – «в стекле», то есть в пробирке, вне живого организма). Сделать это можно по показаниям безопасности в одной из двух отечественных лабораторий III класса – в противочумном институте в Алматы и в биолаборатории в Отаре. Но тут Минздрав занял непонятную позицию – дал зеленый свет некоторым иностранным препаратам, не подтвердившим свою эффективность, и затормозил отечественный.

Гонка лекарственных вооружений

Иммунитет вырабатывается, увы, не только у человека и животных, но и у болезнетворных бактерий и вирусов, и называется резистентностью – устойчивостью, невосприимчивостью к лекарственным препаратам. Во множественном числе – мультирезистентность. Это одна из самых больших проблем медицины сегодня, так что возникает дилемма – продолжать гонку производства все новых эффективных (на первом этапе) лекарств либо создавать умные средства, которые позволяют взломать защиту возбудителей болезней, и тогда с ним справятся обычные антибиотики. Второй способ, безусловно, лучше – как с точки зрения доступности лекарств, так и с экономической – не будут нужны сотни новых дорогих препаратов.

Так вот, как показали клинические испытания, FS-1 не только убивает мультирезистентные и резистентные возбудители туберкулеза, но в опытах in vitro («в пробирке») и in vivo (на живых животных) лишает и другие распространенные возбудители легочных заболеваний защиты. Далее мысль ученых понятна: использовать FS-1 в качестве взломщика защиты возбудителей болезней, связанных с органами дыхания – именно они являются основными при инфицировании COVID-19.

Кроме того, эти опыты показали, что препарат обладает значительными антивирусными свойствами. Возможно, он будет эффективен для лечения КВИ. Но для этого необходимы испытания в особых условиях безопасности, на что не дает «добро» родной Минздрав.

О том, как решать проблемы лечения туберкулеза и COVID-19 малым, но «умелым» числом препаратов, рассказывает Александр Ильин, один из ведущих ученых мира в своей области, доктор химических наук, руководитель АО «Научный центр противоинфекционных препаратов» (НППЦ). По его данным, в Казахстане примерно у четверти заразившихся туберкулезом выявляется форма, с трудом поддающаяся лечению – мультирезистентная.

Для справки: РГП «Научный центр противоинфекционных препаратов» было создано в 2004 году в соответствии с постановлением Правительства РК в целях научно-технического обеспечения развития отечественной фармацевтической промышленности. Этим же постановлением утверждена научно-техническая программа «Разработка новых противоинфекционных препаратов на 2004-2007г.г.».

В 2012 году реорганизовано в АО «Научный центр противоинфекционных препаратов» со 100%-ным государственным участием в уставном капитале.

Как пояснил Александр Иванович, созданный в НППЦ инновационный препарат FS-1 (рабочее название) имеет сложную структуру и относится к классу семиорганических (полуорганических) соединений. В его составе содержится йод, который является весьма активным веществом в свободном состоянии и в избытке токсичен для организма. Поэтому его переводят в нейтральную форму. Второй момент – всю молекулу упаковывают в нанооболочку, чтобы она не разрушилась в пищеварительном тракте. Далее умный препарат находит чужеродные клетки – туберкулезные палочки в данном случае, и вступает с ними во взаимодействия. Во-первых, он сам способен уничтожать устойчивые штаммы туберкулеза, это и было целью его создания. Но что еще важнее, он лишает их «иммунитета» от большого ряда антибиотиков. И по этой причине препарат может быть чрезвычайно важен при лечении осложнений, связанных с КВИ. В идеале, используя FS-1, можно лечить больных коронавирусом обычными антибиотиками. Проще говоря, препарат снял бы защиту вируса, чтобы антибиотики могли нанести незваному гостю сокрушительный удар.

По сути, внедрение такого рода веществ было бы революцией в терапии и фармакологии. Но выгодно ли это ведущим мировым фармкомпаниям?

– Александр Иванович, в 2018 году объем глобального рынка лекарственных средств составил $1,174 триллиона, и по доходности он опережает торговлю оружием. При этом доля рынка ЕАЭС – всего 2,6%. А в этом альянсе, в свою очередь, доля Казахстана – 2,4%, по данным Евразийской экономической комиссии. В мире существует с десяток крупнейших транснациональных компаний, которые лоббируют свои препараты, в том числе через ВОЗ, СМИ, правительства разных стран. К примеру, выручка американской биофармацевтической компании Gilead Sciences в 2019 году составила $22,45 миллиарда. У всех на устах сейчас созданный ею препарат «Ремдесивир». Что Вы скажете о нем?

– Эта история показательна. Препарат «Ремдесивир» был разработан в 2015 году Исследовательским институтом инфекционных заболеваний Пентагона совместно с Gilead Sciences. С 20 марта 2020 года, несмотря на то, что он не был одобрен Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA), в медучреждениях этой страны начали использовать препарат для лечения больных COVID-19, находящихся в критическом состоянии.

23 апреля 2020 года было объявлено, что он провалил клинические испытания в этом качестве. Однако 29 апреля директор Национального института аллергии и инфекционных заболеваний США сообщил президенту Дональду Трампу о его эффективности против коронавируса… В срочном порядке FDA уже 1 мая дало «разрешение для экстренного использования» «Ремдесивира» для лечения COVID-19 в США.

Важный момент: FDA действительно имеет право утверждать и рекомендовать новые лекарства во время ЧС без наличия подтвержденной эффективности.

В мае 2020 года компания Gilead подписала неэксклюзивные лицензионные соглашения с пятью производителями дженериков из Индии и Пакистана на производство и распространение препарата в 127 странах, в том числе и в Казахстане.

В начале этого года ведущие инфекционисты Казахстана совместно с пульмонологами и реаниматологами разработали протокол лечения COVID-19. 3 февраля 2020 года он уже был одобрен на заседании Объединенной комиссии по качеству при Минздраве РК.

8 апреля 2020 года замглавы Минздрава Лязат Актаева сообщила, что в протокол лечения в качестве резервного препарата включен «Ремдесивир»! Причем на тот момент еще не была доказана его эффективность против КВИ. Да и сам препарат отсутствовал в Казахстане. Не правда ли, любопытно?

Что касается цены, то Gilead Sciences определила стоимость лечения амбулаторных пациентов в $2340 за 5-дневный курс – это шесть флаконов.

К концу 2020 года компания ожидает, что ее инвестиции в разработку и производство «Ремдесивира» превысят $1 миллиард. По прогнозу Leerink Partners (инвестиционный банк США, специализирующийся на секторе здравоохранения), выручка Gilead только от этого препарата составит $800 млн. С последующим ростом на $1,8 млрд ежегодно. Но, я думаю, что подобные радужные прогнозы маловероятны.

Вторая жизнь антибиотиков

– Хорошо, предположим, все барьеры от разработки до утверждения FS-1 как лекарства преодолены. Крайне важный вопрос: насколько быстро можно внедрить ваш препарат в серийное производство?

– Буквально на следующий день. При нашем Центре работает опытно-промышленное производство. Оно сертифицировано по GMP. То есть технологически все готово для серийного производства, можно сразу запускать. А его мощность позволит в короткий срок полностью закрыть потребность Казахстана и Центральной Азии в этом препарате против мультирезистентного туберкулеза. Но, как мы уже обсуждали, он обладает способностью лишать устойчивости к антибиотикам ряд других возбудителей заболеваний. Именно это потенциально самое ценное качество нашего изобретения. По сути, мы дарим вторую жизнь антибиотикам.

Наш препарат запатентован уже в 80 странах мира, а клинические испытания зарегистрированы в международной базе. Сейчас совместно с транснациональной немецкой компанией готовится его презентация для представления к регистрации в ФРГ. Тогда по европейскому законодательству он автоматически будет зарегистрирован в странах ЕС.  

Особо подчеркну, что наиболее опасные осложнения при заражении COVID-19 – двусторонняя пневмония и сепсис. FS-1 предназначен как раз для лечения этих заболеваний, он повышает «воздушность» легких, и поэтому мы считаем нашим долгом предложить Министерству здравоохранения использовать его для лечения больных, зараженных коронавирусом. Ситуация у нас тяжелая, от осложнений каждый день умирают люди, и это требует экстренных мер. Однако Минздрав РК наше предложение, по сути, проигнорировал.

– В мировых СМИ появилась пугающая информация, что массовое использование различных антибиотиков во время пандемии приведет к появлению устойчивости к ним со стороны многих болезнетворных бактерий…

– Совершенно верно. Тем более при самолечении, применяя антибиотики по советам друзей и сомнительных рассылок по WhatsApp. Ведь именно так и появился в свое время мультирезистентный туберкулез. Что это означает на практике? Привычные заболевания будут протекать в тяжелой форме – пневмония, бронхит, ангина и т.д. И надо смотреть правде в глаза: серьезно повысится смертность.  

И вот тут наш препарат может сыграть, можно сказать, решающую роль – его добавление в небольших дозах даст вторую жизнь (реверсию) большому количеству обычных, доступных антибиотиков.

Еще раз: уникальность нашего препарата в том, что сначала FS-1 разрушает защиту бактерий, а дальше антибиотики делают свое привычное дело.

– Как известно, резистентностью к препаратам обладают не только бактерии, но и вирусы, и онкологические образования. Есть ли у вас данные о том, что FS-1 может разрушать устойчивость вирусов?

– Да, такие данные имеются, и мы в начале пути по разработке препаратов, лишающих устойчивости вирусы. Мы также проводим исследования потери чувствительности препаратов в онкологии. В исследованиях очень помогает большая коллекция резистентных штаммов микроорганизмов, которые мы приобрели из коллекции США. Сейчас мы определяем список лекарственных средств, которым мы намерены помочь в преодолении резистентности.

– Таким образом, сам препарат FS-1 не универсальное средство, а пробный шар. Естественный вопрос: насколько вами изучен механизм этого эффекта?

–  В настоящее время нам понятен механизм приобретения резистентности на клеточном уровне. У нас есть свои идеи, мы продолжим исследования уже на молекулярном уровне. Мы уже провели квантовомеханические расчеты. После запуска в серию FS-1 есть планы создать целую линейку подобных препаратов, которые будут способны сделать беззащитными перед обычными препаратами большинство распространенных опасных бактерий и вирусов. Также мы намерены синтезировать инновационные иммуномодуляторы.

Моя главная мечта, точнее, даже цель нашего Центра – чтобы отечественные препараты, позволяющие преодолеть резистентность возбудителей самых опасных болезней, продавались по всему миру. Насколько это важно для авторитета и экономики Казахстана, думаю, очевидно. Но чтобы при том они были, прежде всего, доступны (по цене в том числе) всем казахстанцам. Для этого у нашего Центра есть практически все – научные кадры и технологии мирового уровня. Нужна гибкая политика со стороны госорганов, первым делом Минздрава РК, чтобы помочь максимально быстро проходить стадии от разработок до внедрения. Поверьте, нами движет не научное честолюбие, а забота о здоровье казахстанцев. Тем более, что по прогнозам ВОЗ, пандемия коронавируса – это всерьез и надолго.

Марк СЕВЕРЯНИН

Вам будет интересно
Вакцинация опасна и неэффективна? Вирусолог развеяла мифы об антивирусных препаратах
Саят Уважанов: Процесс голосования на праймериз партии «Nur Otan» тщательно защищен
Как волонтеры помогают медработникам и нуждающимся во время пандемии

Интервью
Назгуль Жарданбек из Алматы озвучила конкретные решения по трансформации госуправления
Ведущий врач-иммунолог республики ответил на важные вопросы о коронавирусе
Глава компании, занимающейся разработкой IT-решений, подробно рассказал о предстоящем онлайн-голосовании и об обеспечении конфиденциальности в ходе него