Срочная новостьИсследование: темпы распространения КВИ в разных странах

Беспризорный спецмогильник-2: как врачи «заразили» алматинку коронавирусом

Сейтказин Ардак

Семья Раушан Марасуловой намерена добиваться объективного рассмотрения истинных обстоятельств ее гибели

Фото автора, Асета Кундакбаева, sm-news.ru

Ошибается врач – развлекается дьявол, гласит народная мудрость. Алматинка Раушан Марасулова отправилась в поликлинику на привычную процедуру – гемодиализ, но угодила на карантин в стенах другого медучреждения. Там ее заразили коронавирусом, и 17 мая похоронили на спецмогильнике близ Алматы. Вот уж поистине, обращение к некоторым врачам – смерти подобно…

Ее родные говорят прямо: из-за беспечности работников 12-й Центральной городской клинической больницы (ЦГКБ) 60-летняя Раушан Болатовна как пациентка 14 апреля оказалась в числе тех, кого изолировали для проверки на коронавирус в БСМП Алматы.

От гемодиализа до спецмогильника

Прошло две недели, ее постоянно тестировали, результаты все время были отрицательными. Но через положенный срок изоляции – две недели – Раушан почему-то оставили без объяснений еще на неделю, до 5 мая. И именно в этот сверхнормативный срок пребывания произошло ее заражение коронавирусной инфекцией (КВИ). Как сообщила она с тревогой своим близким, к ним в палату, где уже находились четыре женщины, поместили еще одну пациентку – с явными признаками болезни: она кашляла, чихала, температурила. Кто принял это роковое решение –  предстоит выяснить.

На следующий день «новенькую» перевели в реанимацию. А через два дня у самой Раушан тоже появился кашель, внезапно повысилась температура. Никакого лечения кроме аспирина, по ее словам, не было. Затем по настоянию родственников ее перевели в реанимацию. Первый тест дал отрицательный результат, но 3 мая врачи сообщили, что у нее обнаружена КВИ. И в тот же день Раушан перевозят в инфекционную больницу Алматы.

Ее состояние там быстро ухудшилось, рентгеновский снимок показал, что у больной поражены 75% поверхности легких. 6 мая она в последний раз разговаривала с семьей по телефону. В этот же день, со слов лечащего врача и завотделением, у нее произошла остановка сердца. После 15 минут реанимации врачи ввели Раушан в искусственную кому и подключили к аппарату ИВЛ. А через 11 дней – 17 мая – она скончалась, не приходя в сознание.

Причем в официальной справке, как мы сообщали в первом материале, причиной смерти называется диабетическая нефропатия, сахарный диабет (она хронический диабетик). Зато в графе 2 иезуитской формулировкой «прочие важные состояния, способствовавшие к смерти… но не приведшие к ней», указано – COVID-19. С точки зрения логики – бредовая.

Коронавирус безответственности, или Беспризорный спецмогильник

Чертова дюжина

Как писал AR, 27 мая министр здравоохранения РК Елжан Биртанов сообщил о завершении расследования по факту вспышки коронавирусной инфекции в уже печально известной ЦГКБ Алматы.

Напомним, это скандальная история, когда весь медперсонал ЦГКБ был изолирован, а вместе с ними в изоляцию попали и пациенты клиники.

Сразу оговорюсь: труд казахстанских медработников в условиях пандемии КВИ огромен, они постоянно рискуют здоровьем, и даже жизнью, ради спасения людей. И за это низкий им поклон.  Да, врачи тоже имеют право на ошибки, тем более в условиях цейтнота, нехватки средств, медикаментов и опыта борьбы с распространением малоизученного заболевания.

Но есть вещи, непростительные для каждой профессии. Например, когда полицейский в пьяном виде разъезжает на авто и таранит машины коллег.

В этом случае врачи безответственно отнеслись к элементарным, хорошо известным мерам индивидуальной защиты. А самое страшное – это когда заражаются врачи, потому что потом они обязательно заразят огромный круг своих пациентов.

В этой скандальной истории с ЦГКБ возмущает выявленный факт – в условиях объявленного по стране ЧП и карантина по Алматы сначала врач заразился КВИ от пациента, поскольку не соблюдал мер предосторожности. Но также известно, что в этой поликлинике многие медработники преспокойно расхаживали в те дни без защитных масок. Повторюсь – во время действия режима ЧП и карантина! По сути, это признак профнепригодности.

«Хорошего врача, как хорошего капитана, по-настоящему узнаешь во время шторма, в минуты опасности», – метко сказал Владислав Беганьский. А тут сами врачи по халатности «подставили» своих пациентов, которые и без того находились в группе риска.

Вот и Раушан Марасулова как пациент ЦКГБ оказалась на карантине в БСМП южной столицы.

Похожая история случилась в Костанайской области – двое супругов заразились КВИ во время поездки в Россию. В родной Житикаре их положили в общие палаты – женскую и мужскую. И пока пришли из Костаная положительные результаты анализа, они заразили соседей, и пошла цепная реакция. Всего на 26 мая в Костанайской области зарегистрированы 127 случаев заболевания COVID-19, 60 человек выздоровели, один скончался, как пишут «Костанайские новости».

Живые и мертвые

Реакция акимата Алматы на нашу публикацию о спецмогильнике сдержанная: спецмогильник так и не огорожен, зато туда уже активно ездят наши коллеги, снимают видео, берут интервью у родственников умерших прямо во время похорон. Хайп! Животные все так же пасутся, люди через кладбище по-прежнему ездят на мотоциклах. В прямом смысле получается проходной двор. Видимо, КВИ, по мнению горакимата, не опасна…

Одно из СМИ уже фактически указало место нахождения спецмогильника.

Расхождение в официальных данных по смертности и реально похороненных власти Алматы объясняют все так же: не все, у кого выявили КВИ, умерли из-за коронавируса.

Всякая трагедия – это повод для серьезного разговора. В частности, еще раз хочу сказать об опасности приукрашивания медицинской статистики. «На бумаге» у нас по стране умерли от КВИ всего 35 человек – это совсем мало. Такая же картина в большинстве стран СНГ.

Так, в солнечном Таджикистане, по официальным данным, коронавирусом заразились почти 3 тысячи человек и только 46 умерли. Однако в эти цифры таджикистанцы не верят. В Интернете жители регулярно публикуют видео с похорон близких в пластиковых мешках и фотографии могил, закрытых целлофаном. Согласно неофициальной статистике на веб-сайте kvtj.info, на 26 мая от коронавируса в Таджикистане умерли 297 человек. Это почти в семь раз больше, чем в официальной статистике.

Так чем же опасно занижение реальной смертности? Как показал опыт многих стран СНГ, это вызывает необоснованный оптимизм, и люди перестают соблюдать правила социального дистанцирования, носить защитные маски.

Как точно сказал популярный российский блогер Илья Варламов: «Если вы по федеральным каналам твердите, что коронавирус не опасен, у нас лучшая медицина, у нас люди умирают в 8 раз реже, чем в США, то что делают люди? Правильно – они гуляют без масок, жарят шашлыки и   искренне не понимают, за что их арестовывают и штрафуют. Нет же коронавируса! А если и заразишься, то не умрешь, чего переживать?».

Примерно то же самое происходит и у нас. Я сам не раз уже это слышал: «Ой, этот коронавирус фигня – вон по всему РК умерли за два месяца всего 35 человек!».

Как мне кажется, давно пора на уровне руководства страны перейти к методике подсчета смертности, принятой ВОЗ – указывать в качестве причины смерти во всех случаях коронавирус, если он обнаружен. Ничего страшного не произойдет, зато повысит доверие к официальной информации.

Конечно, другие страны по-разному ведут учет умерших. Например, в Бельгии летальность превышает 16%: к жертвам эпидемии там относят даже тех, у кого было лишь подозрение на коронавирус. Но это явный перебор.

А в США учитывают всех умерших пациентов с подтвержденным COVID-19, и у них уровень летальности около 6%.

В Германии смертность в ходе эпидемии чуть больше 4%. В институте имени Роберта Коха «Новой газете» объяснили, что в статистику умерших попадают все пациенты с положительным тестом на коронавирус.

Как считает «Новая газета», «избыточная» смертность (разница за период со средней смертностью последних нескольких лет) – самый точный индикатор, доступный статистикам сегодня. У нас таких сведений пока нет.

14 дней и вся жизнь

Между тем подлинная история болезни Раушан Марасуловой еще не написана. Три очевидных вопроса: первый – почему женщину, у которой за 14 положенных дней (таков максимальный срок инкубации вируса) в изоляции в БСМП все тесты на КВИ были отрицательными, оставили еще на неделю?

Второй – почему в ее палату положили больную, у которой все признаки вирусной инфекции были налицо? Это прямое нарушение всех инструкций в период ЧП и карантина. Кто конкретно в этом виновен?

Третий – почему в этом случае не отправили на карантин все отделение БСМП, всех, кто контактировал с как минимум двумя больными КВИ? А еще в палате с ней находились три товарища по несчастью, у них тоже очень высока вероятность заражения КВИ, что стало с ними? Не повторили ли они, не приведи Господь, судьбу Раушан?

Еще одна странность заключается в том, что из инфекционной больницы, после поступления туда Раушан Марасуловой, тут же стали звонить домой как контактным лицам. Но дочь Асель объяснила, что мама попала в БСМП здоровой, и даже спустя две недели у нее не было никаких признаков КВИ. Близкие подозревают, что из БСМП Раушан Марасулову по документам, возможно, выписали как здоровую, чтобы скрыть факт заражения в этой больнице. А уже затем обратившуюся туда с КВИ… Такая версия многое объясняет в этой истории.

Еще раз: если бы Раушан поступила в БСМП уже инфицированной, то действия врачей должны быть следующими – немедленно установить всех контактных и изолировать. Этого сделано не было, следовательно, можно полагать, что врачи БСМП точно знали, что она инфицирована именно в их больнице.

Семья Раушан Марасуловой намерена добиваться объективного рассмотрения истинных обстоятельств ее гибели. И обращение в СМИ, по их мнению, лучший способ не дать замять эту историю благодаря корпоративной солидарности. Она в данном случае неуместна.

Марк СЕВЕРЯНИН

Вам будет интересно
Ковид в очереди. Провал антикоронавирусной кампании
Ковид в очереди. Котел из контактных, симптомных и подозревающих
Группа риска – политики. Как коронавирус добрался до власти

Интервью
Но пациенты получат это лекарство не скоро. И вот почему
Проблемы лекарственного обеспечения и нехватки мест в больницах и ПЦР-тестирования будут решены, уверены в КИСИ