Срочная новость«Казахской культуре чужда диалектика развития» - писатель

Прозрение Бейбута Атамкулова. «Бастыкам» надоели присосавшиеся к бюджету автопроизводители

Сейтказин Ардак

Петр Своик, Эдуард Эдоков и Максат Мирманов раскритиковали МИИР за поддержку компаний-пустышек

Фото: zakon.kz; creta-fan.ru; 110km.ru

Министерство индустрии и инфраструктурного развития разорвало соглашение с «Азия Авто» и «Азия Авто Казахстан». Говорят, предприниматели не раз срывали оговоренные в контракте сроки по налаживанию полноценного выпуска машин. Опрошенных Azattyq Rýhy экспертов смущают несколько моментов. Для начала, почему ведомство решило таким образом наказать лишь одного производителя, хотя все остальные компании, по мнению респондентов, заняты ровно тем же – имитацией автопромышленности. Во-вторых, чем занимались в МИИР долгие годы, почему упорно игнорировали прямые упущения со стороны компаний? И, наконец, в-третьих, кто ответит за бюджетные потери? Ведь именно министерство обеспечивало производителей преференциями и денежными вливаниями?

Мининдустрии расторгло контракты с автопроизводителями. Комментарий Мухтара Тайжана

Итак, председателю Независимого автомобильного союза Эдуарду Эдокову, экономисту Петру Своику и члену правления Союза независимого автобизнеса Максату Мирманову мы задали лишь три вопроса:

  • В чем, на ваш взгляд, кроются истинные причины разрыва отношений между министерством и автопроизводителем?
  • Почему МИИР долгие годы не обращало внимания на пробелы в работе автопроизводителей?
  • Понесет ли кто-нибудь за это наказание?

Ответы экспертов мы приведем без купюр и без авторского текста. Своим мнением они делились абсолютно откровенно, развернуто. Забегая наперед, отметим, что слова, сказанные ими, звучат во многом как приговор всей автопромышленности Казахстана. Приговор аргументированный.

1. В чем, на ваш взгляд, кроются истинные причины разрыва отношений между министерством и автопроизводителем?

Эдуард Эдоков, председатель Независимого автомобильного союза:

Все эти годы не только «Азия Авто», но и другие так называемые производители существовали и продолжают существовать только за счет того, что лоббисты этих предприятий продавливают те самые льготы, послабления, налоговые преференции, льготное кредитование и так далее.

И за счет этого так называемые автопроизводители сколько лет уже живут, на мой взгляд, «присосавшись» к бюджетным деньгам.

Наверное, и не выполняют некоторые обязательства. Я не знаю всех подробностей соглашений между Министерством индустрии и производителями. Но, судя по тому, что сор начали выносить из избы, то, видимо все-таки кому-то из наших «бастыков» это надоело.

Интересный момент: у нас же есть не только «Азия Авто», есть и «СарыаркаАвтоПром», который существует в меньшем объеме, но очень громко и широко периодически заявляет о том, что у нас электромобили они построят, то какой-то казахстанский автомобиль придумают, то еще что-то. Но тем не менее после пышных заявлений и презентаций все благополучно уходит куда-то в песок, и автопрома в Казахстане как не было, так и нет.

Надо понять, кому все это выгодно и почему весь хайп только вокруг Балушкина и «Азия Авто» (Анатолий Балушкин, контролирующий акционер в АО «Азия Авто» и АО «БИПЭК Авто Казахстан» – AR). Значит, что-то кому-то не понравилось. В нашей стране не исключаю такой вариант.

Петр Своик, экономист:

Поддерживать автопром, безусловно, нужно. В Казахстане два центра автосборки. Первый – Усть-Каменогорск – то, о чем мы говорим, а второй помоложе – в Костанае. Усть-Каменогорск был построен на крупноузловой сборке. Там кроме сборки ничего не было. И еще много лет назад был запланирован проект перехода на собственную покраску кузовов и на сварку кузовов.

Министерство индустрии подписало соответствующее соглашение, помогало и налоговыми льготами, и деньгами. Что-то делалось, какие-то корпуса возводились. Но до сих пор до конца ничего не сделано.

Даже это называли циклом полного производства, но ничего этого не сделалось. Поэтому понять министерство, которое разорвало это соглашение, можно. Что называется, сколько можно терпеть?! Наверное, нужно рассмотреть и другую сторону – самих производителей. Почему они так и не смогли осуществить запланированное? Наверное, у них есть свои причины. Для сравнения скажу, что в Костанае в этом смысле достаточно удачнее получается. Хотя костанайское автостроение гораздо моложе, все-таки успели, рискнули и поставили свои мощности и по сварке корпусов, и по их покраске. Это у них работает. Однозначно говорить, что «Азия Авто» не право, а министерство правильно поступило, не приходится. Тут надо проводить какое-то расследование, почему так получилось, нужно дополнительно разбираться.

Максат Мирманов, член правления Союза независимого автобизнеса:

Этим все должно было когда-нибудь закончится. И другие предприятия ждет то же самое. Это первая ласточка, которая полетела на сегодня. А полетела она, во-первых, из-за несоответствия программным требованиям, которые были выдвинуты еще в 2005 году и согласованы со всеми производителями, о том, чтобы уровень локализации был поднят до района 50%. И эта была не забота государства, а забота тех предприятий, которые подписывали в 2005 году то, что они обеспечат необходимый объем инвестиций и создадут необходимые производственные площади и мощности. Но, к сожалению, с 2005-го по 2020 год 90% предприятий не продвинулись и на 10% даже в этом вопросе.

На самом деле это проблема МИИРа в первую очередь, потому что они должны были в 2006, 2007, 2008, 2009 годах поэтапно контролировать исполнение этих обязательств и уже тогда прекращать работу этих предприятий, останавливать, отбирать лицензии и прочее, не давать им зайти дальше в омут с головой.

Нужно было задавать вопросы: а почему вы до сих пор не привлекли инвестиции, у вас план, почему до сих пор объем производства не налажен, почему комплектующие запчасти, стекла, бамперы, моторы, диски, резина, еще что-то из всего этого, почему еще не налажены сварка и покраска кузовов? То есть программа должна была быть поэтапно разработана, а они каждый раз обещания давали. Клялись, что произойдет вот-вот. Тут же начинали писать в газетах, что у них все хорошо. Посмотрите публикации об «Азия Авто»: за последние шесть лет они семь раз минимум писали, что им нужно 500 миллионов долларов, 700 миллионов, 800 миллионов долларов для того, чтобы запустить свое производство, и они уже его запускают. А на самом деле ничего не запустили и ничего не сделали.

2. Почему МИИР долгие годы не обращало внимания на пробелы в работе автопроизводителей? Понесет ли кто-нибудь за это наказание?

Эдуард Эдоков:

Вы знаете, это же Казахстан. Допустим, есть нарушение о невыполнении обязательств по контрактам, по обязательствам перед банками и так далее, но если у так называемого автопроизводителя есть какие-то хорошие связи наверху – в руководстве и министерствах, у разных «агашек», которые, может, заинтересованы в этих предприятиях, то через лоббирование возможно отсрочку получить, какие-то послабления, дополнительные преференции и так далее. Вы же понимаете, что в Казахстане это легко возможно.

Жесткость наших законов очень сильно компенсируется необязательностью их исполнения. Точно так же понятно, и три года назад они не выполнили свои обязательства, и пять лет назад не выполнили, но какой-то «агашка» позвонил, попросил, и банк им пошел навстречу.

Потому что все наши крупные финансовые структуры кому-то принадлежат. Кто-то по-дружески председателя правления или владельца банка попросил: «Сильно не дави, они исправятся». Возможно, это вызвало, еще скажем так, послужило триггером. Потому что, если еще несколько лет назад можно было предположить, что ситуация экономическая выправится, нефть вырастет, и на этой волне можно было предполагать, что они исправятся, то сейчас экономические тренды не в пользу всей мировой экономики и в том числе казахстанской.

Петр Своик:

Почему долгое время не разрывали договор? Потому что на самом деле создание некой новой отрасли, а машиностроение в Казахстане – новая отрасль, штука непростая. Даже то, что называют пренебрежительно «прикручиванием колес», что приходят сюда готовые машины по частям, а их тут только собирают, даже это уже достаточно сложное производство, в котором тоже есть добавленная стоимость, есть рабочие места, есть налоги, то есть это уже производство. А переходить на более сложные стадии тем более непросто. Я не оправдываю «Азия Авто».

Максат Мирманов:

Государство пошло им навстречу во всех вопросах. В первую очередь, в вопросах льгот. Во-вторых, под давлением этих предприятий были созданы самые непопулярные меры: утилизационные сборы и оплата за первоначальную регистрацию транспортных средств. То есть государство наступило на интересы импортеров в угоду национальным производителям. Они же опять клялись, что вот-вот наладят производство запчастей и всего прочего, и инвестиции привлекут, и запустят все свои предприятия дополнительные. Ничего этого тоже не произошло.

Им все льготы создали, а они не выполнили своих обещаний. Но тут вина и предприятий, и самого МИИРа. 

Изначально мы высказывали обоснованное мнение, что собирать автомобили в Казахстане не выгодно, вообще никак. Изначально это было утопией. Но в этом никто, к сожалению, не разобрался. Теперь начинают закрывать дыры в бюджете.

3. Понесет ли кто-нибудь за это наказание, применят ли санкции?

Эдуард Эдоков:

Все санкции должны быть в соответствии с заключенными договорами. Никаких особых санкций, я думаю, что нельзя применять. В договоре, в соглашениях каких-то между Министерством индустрии и компанией, все что там прописано, в рамках этого договора оно должно исполняться.

Петр Своик:

Здесь нужно полностью разобраться. Может, имел место вывод денег, которые вкладывало государство в надежде, вместо реального строительства. За это надо строго наказывать. Но я не могу утверждать, что это так. Сам факт того, что министерство разорвало соглашение – это уже экстремальная ситуация, и она безусловно и однозначно требует проверки.

Само министерство должно ясно сформулировать, почему не получилось партнерства. Может, звезды не сошлись или потому, что были незаконные выводы средств. Пусть министерство тоже скажет, оно же должно отслеживать ситуацию. И к министерству вопрос: а вы семь лет ждали, как капиталы выводились, или что там происходило? На восьмой год только прозрели? Тут надо разбираться соответствующим органам.

Максат Мирманов:

Все может быть. Насколько захотят и насколько все это примет принципиальный оборот.

Отсутствие контроля было. Вера в обещания? Это же не обещание жениться, чтобы ждать 10 лет. Это предприятия, которые должны были выполнять четко согласованную программу. В силу того, что у них есть административные ресурсы, какие-то рычаги воздействия, плюс они постоянно занимались шапкозакидательством, очковтирательством, что объемы начнут продавать.

Просто постоянно присутствовала откровенная ложь. Министерство ни разу не разобралось в этом глубоко.

А с того момента, как оно согласовало эти предприятия, разрешило выпуск этой продукции, то есть они уже дали добро, а обратно ни у кого не хватало ни политической, никакой воли остановить все это дело. То есть это надо было в 2013-2014 годах уже тормозить, понимать, что ни в какие ворота это не лезет, что никакое у нас производство несостоятельное, что все это – обман. Эти ребята ничего не делают. Была куча оснований все это прекратить, но они постоянно врали, обещали прорыв совершить, что мы станем технологической страной и прочее. И все это рушится сейчас. Потому что врать 15 лет, что он начнет сейчас выпускать 100 тысяч автомобилей, уже смысла нет. Тем более сейчас и денег нет. Вот и докатились поэтому. А так бы еще лет пять-семь тянули все это.

Вам будет интересно
Гендерно-нейтральное воспитание. Что из этого вырастет?
Доступная игровая зависимость для казахстанцев
Российской империи больше нет. Но есть депутаты, которые в это не верят – узбекский политолог