СрочноПропавшая школьница обнаружена в Алматинской области

Наука – это не роскошь, а средство продвижения экономики

Azattyq Rýhy

Для человека далекого от науки кажется, что в нашей стране нет научных достижений международного уровня. На самом деле, их пока немного, но они есть

Фото: naked-science.ru

Наука всегда была движущей силой прогресса, но в XXI веке стала ведущей производительной силой экономики. Лучший пример – послевоенное восхождение Японии от копирования западных изделий до законодателя мод в автомобилестроении и микроэлектронике. Казахстан в 2021 году вошел в ТОП-5 стран мира, создавших собственную вакцину против COVID-19. И это одно из свидетельств ее научного потенциала, передает Azattyq Rýhy.

Напомним, инновация – это любая экономически реализованная идея, приносящая сверхприбыль. Конечная ее цель – получение сверхдохода или инновационной ренты.

Ученым можешь ты не быть...

Казахстанская наука в период Независимости прошла тернистый путь от вынужденного забвения из-за катастрофической ситуации в экономике в 90-ых, до плавного возрождения в 2000-ых годах. Впрочем, как и на всем постсоветском пространстве.

На нынешнюю ситуацию мы вправе смотреть с осторожным оптимизмом.

Как известно, финансирование фундаментальных наук в СССР – ведущей мировой военной державы – находилось на высоком уровне. Но деньги на науку, главным образом для «оборонки», выделялись в ущерб другим сферам – выпуску товаров народного потребления, жилищного строительства и т.д.

Поэтому СССР первым полетел в космос – эти же ракеты могли доставлять ядерные бомбы в США, но был в числе аутсайдеров по производству бытовой техники. Союз строил лучшие танки и военные самолеты и худшие легковые автомобили, и допотопные стиральные машины.

В каждой республике развивали те отрасли науки, которые соответствовали ее роли в едином механизме СССР. Казахстан был назначен аграрной и сырьевой республикой. Поэтому у нас продвигались исследования в области химии, металлургии, энергетики, а также растениеводства.

История науки – это история личностей. Для нашей республики это прежде всего первый академик АН СССР с востока страны – Каныш Сатпаев, создатель металлогенической карты РК, основатель Академии наук КазССР, открывший практически все крупнейшие месторождения металлосодержащих руд в Казахстане.

Это выдающийся гидроэнергетик, академик Шафик Шокин, под руководством которого был создан атлас гидроэнергетических ресурсов Казахстана. Он также автор проекта Капшагайского водохранилища и канала Иртыш-Караганда.

В этом же ряду Дмитрий Сокольский – ученый-химик, создатель научной школы органического катализа в РК, и первый крупный химик-казах Абыкен Бектуров.

Мурат Айтхожин – выдающийся ученый, по своему дарованию уровня Каныша Сатпаева, основатель молекулярной биологии в Казахстане. Президент АН РК в 1986-1987 годах, лауреат Ленинской премии.

Высоко котировался Всесоюзный НИИ зернового хозяйства им. А.И. Бараева. Его создатель – лауреат Ленинской премии Александр Бараев – разработал почвозащитную систему земледелия.

В гуманитарной сфере – это ведущий тюрколог, академик Зейнолла Кабдолов, и мэтр историографии, востоковед, археолог Алькей Маргулан и многие другие.

Инвестиции в интеллект

«Науки юношей питают», а саму науку – финансирование. Сегодня ни одна из постсоветских республик не в состоянии щедро инвестировать в науку, даже Россия. В настоящее время число научных работников в РК сократилось с 50 тысяч в 1990 году, через 15.3 тыс. в 2009 году, до примерно 22 тысяч сегодня. Таковы экономические реалии.

Принципиальный вопрос – может ли Казахстан обойтись без фундаментальных исследований на пути развития своей новой промышленности? Ведь многие страны занимаются трансфером технологий и добиваются при этом больших успехов. К примеру, Южная Корея и КНР, даже Япония в 40-50-ых годах технологически сильно выросли за счет использования чужих изобретений.

Да, но только временно – ни одна страна не продает новейшие технологии, они их монетизируют. В этом и состоит инновация. Поэтому все эти азиатские «тигры» на определенном этапе вынуждены были сами заняться фундаментальными исследованиями. И сегодня Япония в числе лидеров мировой науки. То же самое предстоит сделать и нам, либо – плестись в категории подающих надежды.

Судя по результатам международных школьных и вузовских олимпиад, качеству научных исследований, невзирая на все трудности роста страны у нас еще сохранились сильные научные школы, выросла одаренная молодежь.

Хочу подчеркнуть, что в ведущих странах мира значительная часть фундаментальных исследований проводится частными высокотехнологичными компаниями – от Sony и Samsung до BMW и General Electric. Поскольку у нас таковых практически нет, то по-прежнему все на плечах государства.

Долгое время РК выделял на науку в среднем 0.16% от ВВП. Для сравнения: глобальные лидеры Израиль и Южная Корея тратят на эти цели 4,6% своего ВВП, США – около 2.6 %, Россия – 1%. Между тем, значение этого показателя, равное 1% и менее, считается критическим для научно-технологической безопасности страны...

Но мы уже упомянули про оптимизм, а основан он на следующих фактах.

В настоящее время в РК поставлена задача достичь порога в 1% от ВВП в 2025 году и 3% в 2050 – это выше нынешнего уровня США. Но очевидно, что все мировые державы к тому времени улучшат свои показатели.

Согласно данным Бюро национальной статистики, 35% исследователей имеют ученую или академическую степень, среди них 1 697 докторов наук.

В целом, финансирование науки из республиканского бюджета в последние два года возросло почти вдвое и в 2021 году составило 71,6 млрд тенге. По прогнозу МНЭ, к 2025 году ВВП РК должен составить 104.8 трлн, таким образом, финансирование науки за пять лет вырастет в 14,6 раз.

При этом средства выделены десяти отраслевым центральным госорганам. 40% из них – Министерству образования и науки (МОН). МОН финансирует 1 160 научных исследований казахстанских ученых по 10-ти приоритетным направлениям.

В прошлом году впервые введены новые виды грантов – на коллаборацию, краткосрочные, индивидуальные, для молодых ученых и т.п., которые позволили оказать господдержку большому числу перспективных научных идей.

МОН добился отмены многих чрезмерных пунктов требований к грантополучателям, и обещает продолжить упрощение оформления конкурсной документации. Но, как утверждается, не в ущерб качеству проектов. При этом важным фактором является количество публикаций в научных журналах, индексируемых в международных базах данных Web of Science и Scopus. К слову, растет число отечественных журналов в этом списке.  

Как рассказала AR глава Комитета науки МОН Жанна Курмангалиева, ведомство и ученые едины в том, что серьезные фундаментальные исследования за 36 месяцев (максимальный срок нынешних грантов) завершить невозможно. МОН выступил с предложением повысить этот срок до 5 лет. Министерством совместно с научным сообществом подготовлен проект нового Закона о науке.

В него в том числе вошли вопросы достойной оплаты труда в рамках базового финансирования для ученых рангом от заведующих лабораторий и выше. При этом уровень зарплаты будет привязан к его текущей научной продуктивности, отметила глава Комитета науки.

МОН также выступает за введение прямого финансирования НИИ, занимающихся фундаментальными исследованиями вне конкурсных процедур. Это касается 27-ми стратегических научных и научно-технических программ, которые не могут быть коммерциализованы в обычном понимании. Среди них проблемы обороны и нацбезопасности, сейсмической и водной безопасности страны и др.

Пожалуй, самая болезненная проблема – развитие научной инфраструктуры. Современное оборудование стоит очень дорого, поэтому для развития экспериментальных наук запланировано выделение мега-грантов.

Напомним, в 2006-2008 годах на эти цели было выделено около $50 млн, что позволило создать 5 национальных лабораторий и 15 инжиниринговых центров. Именно они дали возможность заметному подъему фундаментальных исследований в Казахстане. Но сегодня этого уже недостаточно.

И лед тронулся – по поручению Президента РК в 2020 году впервые были выделены средства на материально-техническую модернизацию 22-х научных организаций МОН в объеме почти 3 млрд тенге.

Не вакциной единой

В политике, спорте и медицине разбираются все, гласит давняя шутка. В квантовой механике – только специалисты. Для человека далекого от науки кажется, что в нашей стране нет научных достижений международного уровня. На самом деле, их пока немного, но они есть.

Безусловно, это первая отечественная вакцина QazCovid-in, которая успешно прошла все три этапа испытаний. В ее основе инактивированный, «мертвый» коронавирус, то есть неспособный к репликации (размножению). Препарат разработан НИИ проблем биологической безопасности МОН РК.

Как пояснила генеральный директор НИИ Кунсулу Закарья, казахстанская вакцина QazVac (QazCovid-in) может противостоять всем мутированным штаммам вируса. Потому что в ней сохранен весь спектр белков исходного вируса.  

В АО «Научный центр противоинфекционных препаратов» (НЦПП) создан ряд инновационных лекарственных препаратов для лечения животных и людей. В том числе пока единственный в мире препарат FS-1, который способен эффективно бороться как с самим коронавирусом, так и с осложнениями, вызванными ими. Его автором является глава НЦПП Александр Ильин, доктор химических наук, один из ведущих ученых мира в этой сфере.

Этот «умный» препарат способен уничтожать устойчивые штаммы туберкулеза, но он также разрушает защиту вирусов. В идеале, используя FS-1, можно лечить вторичные инфекции больных коронавирусом обычными антибиотиками.

К тому же это еще и сильный иммуномодулятор, то есть «3 в 1».

По мнению экспертов, внедрение подобных универсальных препаратов способно вызвать революцию в терапии и фармакологии – отпадет нужда в ежегодном производстве все более сильных антибиотиков. Сейчас FS-1 допущен к стадии клинических испытаний в качестве препарата против короновируса.

Высшим международным признанием в науке считается получение Нобелевской премии. И здесь, меду прочим, мы уже отметились. Личных наград еще нет, но коллективные медали с профилем Нобеля – да.  В 2005 году Международному агентству по атомной энергии (МАГАТЭ) была присуждена Нобелевская премия мира. Дипломы лауреата премии были вручены его главе Мухаммеду аль-Барадею и 11 сотрудникам, среди которых был наш ученый Достай Раманкулов.

Нобелевская премия 2017 года по физике присуждена создателям международной коллаборации LIGO, благодаря которым были обнаружены первые гравитационные волны – от слияния двух «черных дыр». Одним из тех, кому удалось это доказать, был астрофизик из КазНУ Кенес Куратов.

Почетный академик НАН РК, доктор химических наук Хабибулла Оспанов имеет на своем счету сразу четыре мировых открытия. Он впервые установил взаимосвязь между термодинамическими параметрами веществ и скоростью возможных химических реакций. А каждое из четырех открытий – частный случай его общей теории.

Основываясь на теории Оспанова можно заранее подобрать необходимые реагенты, вычислить скорости возможных реакций и даже очередность извлечения металлов.

Еще одно его признанное международным сообществом достижение – совместно с экс-ректором КазНУ, академиком Галимкаиром Мутановым он разработал инновационную технологию извлечения бериллия из отечественного минерального сырья. Бериллий, как известно, в основном используется в атомной энергетике. Эта инновационная технология защищена тремя патентами США.

А в 2011 году профессор Хабибулла Оспанов был номинирован на Нобелевскую премию в области химии. Выдвинула его Международная ассоциация по водородной энергетике (Майами, США).

Перефразируя классиков можно сказать, что наука – это не роскошь, а средство продвижения экономики до уровня инновационной.

Фундаментальной наукой сегодня должна заниматься интеллектуальная элита – в отличие от спорта, массовость здесь не гарантирует высших достижений. По аналогии с современными армиями лучше иметь компактное, но высокопрофессиональное, «вооруженное» лучшим научным оборудованием научное сообщество, деятельностью которого хорошо оплачивается.

Марк СЕВЕРЯНИН

Вам будет интересно
Быть депутатом не значит размахивать флагом
Про сильных духом. Как развивается паралимпийский спорт в Казахстане
Здравоохранение – как зеркало эволюции государства