Трансформация фонда «Самрук-Казына»: реальность или миф?

Смагулов Амир

У государственной махины станет меньше власти и активов

Трансформация фонда «Самрук-Казына»: реальность или миф?
Фотоколлаж Azattyq Rýhy

Фонд национального благосостояния «Самрук-Казына» уже давно стал отдельной крепостью в экономике страны. Что происходило за его стенами, в какую сумму обходилось содержание его топ-менеджмента, по какому принципу назначались руководители. Все это для казахстанцев – большая загадка и тайна за семью печатями. Однако в скором времени это останется в прошлом. По заявлению Президента, фонд должен трансформироваться в инвестора, владеющего только мажоритарным пакетом, достаточным для контроля ключевых секторов экономики. А в качестве соинвестора «Самрук-Казына» теперь будет участвовать только в критически значимых проектах, которые будут определяться Президентом. Что все это значит, ждут ли фонд большие перемены, выяснял корреспондент Azattyq Rýhy.

Фонд всегда был гигантом, в состав которого входили сотни предприятий – в разные годы от 300 до 500. Сейчас в его структуру входят 315 компаний, а его активы достигают солидной суммы – 69 млрд долларов. Но несмотря на такую баснословную сумму, преференции от правительства, заграничных «советников», уважаемые иностранные дипломы и научные степени руководителей, за 14-ти летнюю историю фонд так и не достиг стратегической цели. Той цели, для которой он, собственно, и создавался – повышение благосостояния граждан.

Экономисты не раз обрушались на фонд с критикой о том, что он себя не оправдывает: никакой открытости и прозрачности, компании фонда обращаются за помощью к государству, чтобы закрыть свои операционные вехи и разрывы. Соответственно, при таких реалиях отпадает функция фонда о заботе о казахстанцах. Нынче наоборот – благодаря деньгам людей фонд на плаву.

Боясь уйти в небытие, глава фонда Алмасадам Саткалиев предложил множество мер для реформирования, однако этого, похоже, оказалось мало. Президент ранее заявил, что теперь фонд трансформируется в инвестора, владеющего только мажоритарным пакетом, достаточным для контроля ключевых секторов экономики. Другие активы и акции фонда будут приватизированы, в том числе через Народное IPO.

«Таким образом пытаются поменять вектор движения «Самрук Казыны». Мажоритарный пакет – это пакет с ключевыми компаниями типа КТЖ, «Казахтелеком», в другие компании будут приватизированы. Например, Air Astana, «КазМунайГаз» пытаются вывести на рынок. Что-то будет выведено на фондовые площадки, будет проведено IPO и акции этих компаний сможет купить любой гражданин Казахстана и любой желающий. Но не все будет передано, то есть фонд «Самрук-Казына» остается. Немного меняется его функциональная деятельность, она может быть скорректирована», - объяснил экономист Арман Бейсембаев.  

То есть мажоритарный пакет говорит о том, что у фонда будет определяющий голос, но активов под его началом будет меньше: часть заберут и выведут на народной IPO, но все ключевые сектора экономики остаются все же за ним.  

Но тут опять же стоит подумать – кому достанутся акции компаний? Расписанную по годам приватизацию стратегических объектов эксперты назвали бомбой замедленного действия.

«Думаю, IPO можно продвигать, но кому доступна покупка акций компаний? Тем же самым известным лицам, тем же олигархам. Простым людям сейчас не до IPO. Контрольный пакет должен быть у государства. Если не определят конкретные условия по приватизации, конкретные обязательства, чтобы действительно приходили инвесторы, а не те люди, всем нам известные, которые хотят купить за копейки стратегические объекты, завтра общество может в штыки это принять», - предупреждает экономист, эксперт в сфере общественного мониторинга Жанат Нургалиев.

Есть еще одна новость, объявленная Касым-Жомартом Токаевым: теперь фонд будет участвовать в качестве соинвестора только в критически значимых проектах, которые не под силу частным инвесторам. Причем эти проекты будет определять не кто иной, как сам Президент. Теперь, по сути, «Самрук-Казына» не сможет влить миллиарды на угодные для себя программы. Все будет проходить через самого Президента.

«Президент, естественно, на себя взял право последнего голоса. Он будет определять, что значит критически значимый проект. Я полагаю, что все критически значимые проекты, а это не просто крупные проекты будут проходить через Президента. Опять же, делаем разделение. Есть критически значимые проекты, а есть крупные проекты, которые реализуют частным инвестором и бизнесом, без участия государства. Они могут быть реализованы собственными силами и собственными деньгами. Государство в них может не вкладываться.

К примеру, пришли китайские инвесторы с капиталом в 5 миллиардов долларов. Они смогут построить завод собственными силами без участия государства и «Самрук-Казыны»? Смогут без проблем. Они поставят этот завод, запустят конвейер. Поэтому, как правило, не каждый крупный проект является критически значимым», - подчеркнул Арман Бейсембаев.

Нерациональных и ненужных трат теперь, думается, в фонде станет меньше. Однако трансформируется ли он глобально – все еще открытый вопрос.

Жан МУРЗА

Новости парнеров
×
Информационная продукция данного сетевого ресурса предназначена для лиц, достигших 18 лет и старше.