Срочная новость«Ни работодателя, ни работника, ни зарплат»: юрист раскритиковал «Яндекс. Такси»

«Денег нет, не выступайте»: эпидемиологам Алматы отказывают в надбавках

Azattyq Rýhy

Медики жалуются, что нагрузка возросла, а платить за нее власти не собираются

С очередным криком о помощи к журналистам обратились эпидемиологи алматинских поликлиник. Медики вновь поднимают тему денежных надбавок. В городе растет заболеваемость, соответственно, увеличивается и нагрузка на врачей – им приходится работать на износ в выходные, праздники, а в будние дни до поздней ночи. При этом добиться выплат за переработку они не могут. Наболевшим медработники поделились с корреспондентом Azattyq Rýhy. Они рассказали о бедственном положении лишь на условиях анонимности.

В Алматы ежесуточно регистрируются несколько сотен больных КВИ. Мобильные группы, рассказывает эпидемиолог одной из городских поликлиник, выезжают на все вызовы, даже если пациент жалуется только на температуру.

«Вызовов много, нагрузка большая получается. Мы работаем и в праздники, и в выходные, а в будние допоздна, а надбавок никаких не получаем за это. В Алматы в последний месяц действительно идет сильный рост заражения вирусом. Здесь нет никакого нагнетания. И сейчас люди болеют семьями. Если летом болел один, а за остальными членами семьи мы наблюдали, то сейчас контагиозность заболевания почти 100%-ная», – рассказывает эпидемиолог

Основная нагрузка падает, конечно, на мобильную бригаду, которая выезжает к больным. Но не меньше них работают и эпидемиологи. По сути, они не должны выезжать к жителям и контактировать с ними, но тем не менее им приходится идти на это.

«Каждый заболевший проходит под руководством эпидемиолога. Мы к ним выезжаем, беседы ведем. Бывают люди агрессивные, бывают те, кто даже домой не запускает. Есть даже люди, которые болеют и не верят в коронавирус. Я выезжала несколько раз к таким семьям, потому что не запускают домой, хотя у них годовалый ребенок болеет коронавирусом.

Эпидемиологи также проверяют дезинфекционный режим в поликлинике. Мы заходим в грязную зону, проверяем, соблюдается ли дезрежим, правильно ли утилизируют защитные костюмы. В любом случае мы находимся в грязной зоне», – продолжила врач поликлиники.

Эпидемиолог другой поликлиники работает в несколько ином формате. С ковидными больными врач не контактирует, но консультирует мобильную бригаду по каждому заболевшему.

«Я к пациентам не выезжаю, но врачи мобильной группы постоянно мне звонят и спрашивают по вопросам лечения, госпитализации, ПЦР и так далее. Я эту работу выполняю все выходные, праздники, а в будние дни до ночи. Я в портал вбиваю пациентов, снимаю их и параллельно заполняю огромную таблицу для отчета Управлению общественного здоровья. Получается, что мы постоянно отчеты составляем и постоянно контролируем. Я считаю, что это тоже работа.

Мы каждый день допоздна работаем, потому что и в 10 ночи больных передают, и в 11 ночи. Мы сидим на рабочем месте до последнего. Пока не закроем полностью заболеваемость за весь день, пока не забьем данные в порталы, никто никуда не уходит. Безвылазно сидим. А зарплата у нас небольшая, уже второй год вообще нет никаких доплат эпидемиологам», – жалуется медик.

При этом в базу Damumed медики вбивают все отработанные часы, в том числе в выходные и праздничные дни. Но система их попросту не засчитывает.

«В руководстве поликлиники сказали, что все работают и в выходные, и в праздники, поэтому не выступайте тут. Сказали еще, мол, премию выдают, дифференцированную оплату дают – этому и будьте рады. Я не стала спорить, потому что ничего не докажешь. Но я хочу сказать, что дифоплату нельзя сравнивать с доплатой мобильной группе. В качестве дифоплаты я получаю 10 тысяч тенге, из которых на руки – 8 тысяч. Это еще с прошлого года идет. Ну как можно работать за 100-200 тысяч тенге при такой нагрузке?», – отметила медик.

Пропадать сутками на работе и зарабатывать на этом копейки многие не хотят и уходят в частные клиники либо компании.

«Я сама чуть не ушла. Меня приглашал крупный отель, я хотела уйти. Но я сама себя сдержала, подумала, что поликлиника без меня пропадет. Точно знаю, что в Центральной детской больнице на Манаса эпидемиолог ушла, потому что при окладе 120 тысяч и при такой нагрузке большой невозможно работать. Это же смешные деньги. Да еще и при такой востребованной специальности», – говорит эпидемиолог.

Сейчас врачи хотят получить хоть какие-нибудь надбавки. Тем более, что часть из них контактирует с потенциальными зараженными. 

Напомню, медиков по доплатам разделили на три категории. В зоне «очень высокого риска» – работники инфекционных стационаров, которые лечат непосредственно ковидных больных. У них надбавка самая высокая – 850 тысяч тенге. Вдвое меньше – 425 тысяч тенге получают медики провизорных стационаров и скорой помощи. Они в категории «высокого риска». Для медиков карантинных стационаров, санитарных врачей, водителей скорой помощи предусмотрели по 212.5 тысяч тенге.

Эпидемиологи и другие врачи поликлиник ни в одну из этих категорий не вошли.

«Я не говорю, чтобы нам доплачивали как мобильной группе несколько сотен тысяч тенге. Но хоть половину из того, что они получают, почему мне как врачу-эпидемиологу не платят? Все эти отчеты, конечно, можно было бы отдать врачам мобильных групп, раз они получают большие деньги. Но дело в том, что мобильных групп у нас мало. Должно быть больше, конечно, а у нас их всего две по два человека – одна детская, другая взрослая. Поэтому они не успевают не то что отчеты делать, а свою работу не успевают выполнить, к пациентам не успевают, потому что вызовов много», – заключила наша собеседница.

Ровно год назад мы писали о врачах поликлиник и стационаров, оставшихся за бортом государственных премий. Про них тогда забыли, хотя именно они были в наибольшей зоне риска – на свой страх и риск работали с контактными, даже покупали за свой счет защитные костюмы, маски и снимали жилье на собственные деньги. Похоже, история повторяется. Правда, на этот раз медикам тратиться не приходится, но их труд так и продолжают оценивать несправедливо.

Вам будет интересно
Новый механизм реабилитации: как очистить плохую кредитную историю?
«Жапарову не позавидуешь». Кыргызский референдум глазами казахстанских политологов
Что/Кто мешает Казахстану ввести материнский капитал?