Срочная новость«Казахстан, где вы были 300 лет назад?»: Жириновский отреагировал на переименования улиц в Павлодаре

«Образование для галочки»: годовщине дистанционного обучения посвящается

Azattyq Rýhy

Эксперты перечисляют главные провалы в сфере образования в эпоху ковид-пандемии

ptzgovorit.ru; kendallcountytimes.com

«Всегда нужно оценивать свои возможности – риски, барьеры, свои сильные и слабые стороны, обсуждать это. И принимать не только авторитарные решения, а делать так, как это возможно, как будет лучше, эффективней, и с меньшей затратой средств, которые безалаберно растрачены», – Ирина Смирнова, депутат Мажилиса.

Слова учителя с многолетним стажем, а ныне мажилисвумен Ирины Смирновой мы решили использовать в качестве эпиграфа. Эта цитата прозвучала в адрес МОНа, который на словах был готов качественно обучить всех и вся, расходовал на это немалые бюджетные деньги, а на деле мы получили, скажем так, ряд сложностей. О каких системных провалах идет речь, читайте в данном материале Azattyq Rýhy.

Для начала укажем на очевидный факт – страна у нас большая, помимо городского огромное число сельского населения. Объявляя дистанционное обучение, чиновники будто позабыли о разрыве между городскими и сельскими школами. Разрывы почти во всем.

«Представьте учителя, который сидит в каком-нибудь поселке, который заносит буранами и отрезают от внешнего мира. Библиотеки нет, интернета нет, компьютер старенький, телефон, который у вас на все случаи жизни, зависает. О каком высокотехнологичном обучении, который подразумевает дистанционный формат, мы можем говорить?! Учитель находится в невыносимых условиях, когда ему необходимо освоить эту технологию на ходу, выполнить стандарт. Сам он сидит дома, а у него может дети, которым тоже нужен телефон или компьютер, чтобы учиться. Весь этот процесс был непродуман. И я подозреваю, что вся непродуманность этого процесса связана с тем, что большая часть управленцев МОНа в образовательном процессе не участвовала», – говорит руководитель бюро образовательных технологий «UniverSity» Жанна Мендыбаева.

Здесь приведем в пример заграничный опыт, на который так любят ссылаться наши чиновники. Пандемия, хоть и застала врасплох всех, но к обучению в дистанционном формате в развитых странах оказались более подготовленными. Пока мы только обсуждали и рассуждали, там уже создали базу для обучения. Ту самую, на которую и у нас вроде бы выделялись деньги.

«У нас ведь не было до пандемии школ, которые обучали онлайн или дистанционно. Ни в школах, ни в вузах нет формы дистанционного обучения, есть только заочное. В то время, как во многих развитых странах существуют программы дистанционного обучения – на всех уровнях. Например - Arizona State University. Это самый крупный игрок в США, где можно получить высшее образование в формате онлайн, и они занимаются этим далеко не первый год. Студентов, которых обучаются там онлайн, намного больше, чем тех, которые учатся в кампусе.

Это к тому, что тем, кто так или иначе сталкивался с опытом обучения дистанционно, легче во время пандемии. Нужно понимать, что в Казахстане в принципе не было культуры обучаться самостоятельно. В США условно у 7-ми или 16 летнего ребенка, когда возникает вопрос включить компьютер и начать обучаться, то он делает это без особых проблем. Потому у что его родителей, соседей, друзей уже когда-то был такой опыт. Да и ребенок сам на Coursera, KhanAcademy (площадка массовых онлайн курсов – AR) или других платформах уже обучался. В Казахстане культуры самостоятельного обучения не было и возможно еще не скоро сформируется», – рассуждает консультант BTS-Education Бауыржан Абуов.

Быть может и в Казахстане этот переход на дистанционку прошел бы более гладко, если бы программа Е-learning была запущена в полной мере и заработала. Интернет, гаджеты в отдаленных аулах, интерактивные доски, компьютерные тесты, электронные дневники – все это, собственно, и подразумевала Е-learning. Увы, упомянутые блага так и остались утопией. Разрекламированная система «крякнулась», как констатировал Касым-Жомарт Токаев. 

«В 2011 году были выделены огромные средства на программу Е-learning, которая должна была частично ввести формат дистанционного образования. Однако эта государственная программа была проведена как всегда бездарно, оборвана, и не дошла до конца. Ее приостановили после того, как провели финансовую оценку. То есть стало понятно, что часть средств не дошла до адресата, часть денег была вообще направлена не туда. Программа остановилась, хотя если бы она была сегодня, то мы были бы в совершенно другой ситуации», – считает Ирина Смирнова.

Если уж заговорили о коррупции и безответственном использовании бюджетных средств, то нельзя не упомянуть о нехватке компьютеров. Государство взялось помочь, обеспечить необходимой техникой семьи, которым эта покупка оказалась не по карману. На это благое дело снова были выделены деньги из казны.

«На покупку этих компьютеров были выделены миллиарды в столь сложное время! Некоторые области сами их закупали, а оказалось что? Что они даже не поддерживают формат проведения онлайн образования! Они настолько низкого качества, и они настолько плохого свойства, что это оказалось просто бесполезной тратой денег. Я не говорю про все компьютеры. У кого-то нормально работают. Но все это говорит о чем? Что чиновник должен нести ответственность за то, как решает распределить бюджеты», – продолжила депутат Мажилиса.

И здесь снова напрашивается пример развитых стран.

«Согласно международному исследованию ICILS 2018, в школах Дании на один компьютер в среднем по стране приходится два ученика. То есть компьютеры стоят везде: в столовой, в библиотеке, в коридорах. В Казахстане на один компьютер приходится 22 ученика. Чувствуете разницу? Дальше проводят анализ, где располагается компьютер. В каждом кабинете по одному. Но это же не для учеников, а для учителей! Получается, что доступ к компьютерам есть только в кабинетах информатики для тех, у кого идет урок информатики. Где вы видели в казахстанской школе, чтобы в коридоре, в библиотеке стоял ряд компьютеров? Чтобы ребенок подошел и смог им воспользоваться? Нет же такого! Поэтому может быть и несправедливо сравнивать нас с Европой и США, но обозначать такие вещи надо», – говорит Бауыржан Абуов, сотрудник компании, создающей образовательные сервисы и платформы.

Хромает компьютерная грамотность и у самих учителей. Практически все лето эксперты в сфере образования бились за то, чтобы педагогов начали наконец переобучать. Однако этот процесс был запущен практически перед самым началом учебного года, хотя предположить, что эпидемиологическая ситуация каким-то чудом не улучшится и образование в дистанционном формате придется продолжить было понятно с самого начала.

К слову, речь сейчас идет не только о компьютерной грамотности педагогов, но и умении провести урок интересно. Ведь удержать внимание учеников на расстоянии непросто. Немало родителей жаловались, что телеуроки напоминали телевидение 70-х годов – скучно и неинтересно.

«Я говорила министру образования (Асхат Аймагамбетов – AR), что в первую очередь нужно обучить учителей. Меня не услышали! Обучение внедрили в «Өрлеу» (национальный центр повышения квалификации – AR) в августе. Но и сейчас положение плохое. Сказать, что все они обучились, получили сертификаты и сейчас все хорошо, нельзя. Это не так! Должны быть тренинги, понимание, что такое платформа. Хорошо, научились преподавать урок, а как все время держать на связи внимание ребенка, делать обратную связь, домашнее задание держать на контроле? Почему только центру «Өрлеу» выделяются деньги государства, который не может всех обучить? Может нужно бросить это в конкурентную среду, сделать ваучерную систему, чтобы педагог сам мог выбирать, где он хочет учиться? Почему МОН засчитывает только сертификаты «Өрлеу», – с неким подозрением вопрошает Роза Садыкова, руководитель ОЮЛ «Республиканская Ассоциация частных организаций образования».

«Мы все придумывали на ходу. Но придумывали как? Летом мы узнали, что у нас появляются платформы «Сфера», «OnlineMektep». Почему-то начали активно продвигать «Күнделік», как платформу для обучения, хотя это платформа для академического учета. Все лето сидели и ждали, когда что-то будет, кто, что придумает. А учителя вышли в отпуск и не знали, как будет происходить обучение, им никто не сказал к чему готовиться.

Если сравнивать с зарубежным образованием, то у них были платформы, у них была организация. Их учителя обеспечены доступом к интернету, ресурсами, которые даются в интернете, у них есть учительские порталы, откуда они берут материалы. У них есть поддержка учителя, а у нас такого не было», – сравнивает руководитель бюро образовательных технологий «UniverSity» Жанна Мендыбаева.

Если уж заговорили о подготовке учителей, то нельзя не упомянуть о качестве обучения в педагогических вузах.

«Отдельно стоит поговорить о том, кто поступает на педагогические специальности. Например, на 2018-19 учебный год на педагогические специальности было выделено более 8 тысяч грантов. Некоторые специальности имели средний балл на уровне проходного – информатика, химия, география и другие – по 50 баллов. В целом из 8 173 грантов на педагогические специальности почти 3,5 тысячи грантов получили абитуриенты, набравшие ниже 55 баллов. То есть естественно можно предположить, что большая доля будущих казахстанских учителей – это функционально неграмотные люди, которые набирают минимальный проходной порог и поступают на педагогические специальности. Во-вторых, до того, как Касым-Жомарт Токаев в 2019 году не сказал на августовском собрании, что у учителей плохая заработная плата и ее нужно повысить, у них были самые слабые заработные платы. Понятное дело, что лучшие умы не особо стремились работать учителями за низкие зарплаты», – констатирует Бауыржан Абуов.

И здесь, как говорится, с развитыми странами нам не тягаться.

«За границей учитель – очень высокооплачиваемая профессия. Например, в Финляндии на одно место конкурс из 19 человек. И с учителем контракт составляется только на один год. И в следующем году он должен показать свою компетентность и профессионализм еще выше, он должен показать, что он лучше и выбрать должны его. А у нас кто кому что доказывает? У нас нехватка кадров», – говорит руководитель ОЮЛ «Республиканская Ассоциация частных организаций образования» Роза Садыкова.

По словам экспертов, не решен вопрос и оплаты труда учителей.

«Вчера буквально учителя мне рассказывали и обещали прислать письмо, где говорят о том, что вышли работать в школу, ведут уроки в дежурной группе, а вечером ведут для тех ребят, которые учатся дистанционно. И им за это не платят! Затем они занимаются с группой ребят, которые отстали, им тоже за это не платят! Как спрашивать за качество? И это никто не хочет решать. Кто-то там ведет, что-то там делает, а административным ресурсом все это продавливается. Управление подкачивает, сразу не принимают решения по возникающим проблемам, которые выявляются. Стараются проблемы замолчать, стараются попросить не критиковали, не говорили о них. А лучше ведь говорить и решать», – возмущается депутат Ирина Смирнова.

Непрофессионализм, неподготовленность, неумелый менеджмент, коррупция. А вылилось это все в одну большую проблему и едва ли не обесценило всю систему образования. Ведь критику давно не выдерживал и традиционный формат обучения.

Как дети будут наверстывать упущенные знания, если чиновники будут также замалчивать существующие проблемы? Некоторые родители решили, что этот вопрос они будут решать самостоятельно и за свой счет.

«Я перевела своего ребенка из частной школы в одну из лучших школ Алматы. Но, если уж она считается лучшей, то я боюсь себе представить, что происходит в селах. Поэтому я решила, что три месяца – много для отдыха ребенка, и записала сына на ментальную арифметику, казахский язык, домбыру. Я понимаю, что я сама должна заниматься с ребенком.

В школе закрывают глаза, ставят оценки и благополучно у нас закончился учебный год. А на самом деле знаний нет никаких! А все же это наслаивается, что-то ребенок не дополучил в третьем классе, потом в четвертом. Нужно приложить усилия, чтобы все это возместить. Потому что понимаю, что ни министерству, ни школе это не надо. Им не нужно качество, им главное провести ради галочки уроки, оценки поставить, сказать, что прошли СОЧи и СОРы. Вот вам отчеты, оценки, показатели, все прекрасно! А как все было и какое качество знаний никого не интересует», – грустно заключила мама второклассника Жанна Рахманова.

Вам будет интересно
«Изначально NCOC признал ущерб Каспию, но потом удалил его из документа»: эксперты намерены судиться с нефтяниками
«Ерунда и абсурд»: медики раскритиковали вакцинацию в ТРЦ
Вывод пенсионных из ЕНПФ наличными: прикроют ли власти лазейку?