Срочная новостьЗадушивший пасынка мужчина сильно ревновал к нему жену

Казахстан «недораскачали». Куда приведет нежелание низов жить по-старому

Azattyq Rýhy

Белорусский и кыргызский сценарии в Казахстане не прошли. Почему?

Фото: kaznews.kz; in4press.com; today.ua; rex-net.livejournal.com; tut.by

Ближе к концу прошлого года известный российский политолог Евгений Сатановский заявил, что после волны горячих событий в Беларуси, Армении и Кыргызстане влияние России на все постсоветское пространство значительно ослабло.

Эксперт выдвинул предположение, что Евросоюз и США пытаются дестабилизировать российскую сферу влияния в Восточной Европе и Азии. И якобы протесты в ближнем зарубежье происходят не из-за недовольства властями, а в результате провокаций со стороны, как любит выражаться и глава России Владимир Путин, «иностранных агентов».

Следующей «жертвой» Запада в этой цепочке эксперт назвал Казахстан, где, по его словам, наблюдается разительный контраст между северными и южными регионами.

Первым делом хотелось бы обозначить, что волнения в вышеуказанных государствах произошли на фоне ключевых политических событий, а по предполагаемым тревожным сценариям Казахстан должен был пережить волну народного недовольства в период проведения парламентских выборов. Но то, что мы наблюдали в РК, вряд ли можно сопоставить с тем, что происходило в Беларуси и Кыргызстане.

К счастью, ни один из жестких и тревожных прогнозов зарубежных экспертов так и не сбылся. Но почему? Вместе с корреспондентом Azattyq Rýhy об этом рассуждают отечественные политологи.

– На этот вопрос трудно дать однозначный ответ, - подчеркнул в начале беседы политолог Замир Каражанов. - На стабильность оказывают влияние множество факторов. Если говорить о Беларуси, то это не первые президентские выборы, которые заканчиваются протестами. Несомненно, мы имеем дело с «идеальным штормом», сочетанием нескольких, а не одной причины. Существует такое понятие, как «усталость общества» от несменяемого лидера, главы государства или правительства. Жизнь людей превращается в «День сурка», который повторяется. Как и большинство стран, Беларусь сталкивается с проблемами социально-экономического характера. В сознании людей, они зачастую персонифицируются. В этом смысле в Казахстане состоялась смена президента. Кроме того, Касым-Жомарт Токаев продекларировал реформы, в том числе в политической сфере. Причем с акцентом на либерализацию. В последние годы в Казахстане пересматривались ключевые законы, регулирующие политическую жизнь в стране.

В Кыргызстане, в отличие от Беларуси, сменился не один президент, но призрак революции продолжает бродить. В соседней республике наблюдается мультиэлитарная среда. Она сама по себе провоцирует нестабильность. Много мелких влиятельных групп борются за власть, в том числе посредством революционных методов. При этом они не обладают в обществе широкой поддержкой, влияние их ограничено. Даже придя к власти доверие к ним, равно как и авторитет среди населения не растет. В связи с этим они не могут поддерживать стабильность и порядок. По крайней мере в долгосрочной перспективе. Протестные настроения, уличные волнения для них носят фатальный характер.

Кыргызстан часто считают «оазисом демократии» в Центральной Азии. Но критерий демократии – это не только сменяемость президента и победа оппозиции, но и сильные работоспособные институты, которые могут поддерживать стабильность и гарантировать смену власти легитимным путем.

В Казахстане исторически сложилось так, что борьба элит носила кулуарный характер. Они крайне редко бросают вызов руководству страны, чаще борются за их уши и двери в министерства.

Следует также признать, что казахстанское общество политически инертное. Те, кто оставляют в соцсетях критические замечания, предпочтут о них не говорить громко на улице. Это еще одна причина, по которой политические процессы в Казахстане редко сопровождаются уличными волнениями. Ленин определил революционную ситуацию, как неспособность верхов и нежелание низов жить по-старому. Но этого недостаточно для того, чтобы произошла революция. Поэтому он обратил внимание на третий критерий – решительность и готовность масс бороться за свои требования. В политически инертной среде предпочитают пассивно выражать свою позицию, голосовать ногами и писать в соцсетях.

– По мнению некоторых политологов, события в Беларуси и Кыргызстане продемонстрировали одну простую истину: постсоветский авторитарный консенсус, экономические модели и общественные договоры, заключенные в прежние годы, уже негодны и себя просто-напросто исчерпали. Скажите, это в большей степени положительный момент, и насколько это относится к казахстанским реалиям?

– Это не положительный и не отрицательный момент. Это естественный процесс. Лично я скептически отношусь к подобного рода оценкам и попытаюсь объяснить свою точку зрения.

Отказываются от авторитарного консенсуса население тех стран, которые прошли через модернизацию. Хороший пример – это азиатские «тигры и драконы», чьи экономики бурлили при авторитарных режимах. В этих странах росли не только экономические показатели, но и протекали не менее интересные процессы на уровне обществ, структура которых становилась сложной и дифференцированной, а в их недрах зрел массовый средний класс и широкая прослойка собственников.

На постсоветском пространстве мы не наблюдали подобных процессов. Сегодня в Казахстане доля МСБ не превышает 30%, зато доля квазигосударственного сектора достигает 50%. Говорить о массовом среднем классе также не приходится. Сегодня большая часть населения тратит свыше 50% доходов на еду. Вызывает сомнение и сам средний класс, т.к. он формировался в условиях ограниченной социальной и экономической конкуренции. Мы видим, что наше общество отличается от тех, где отказались поддерживать авторитарный консенсус.

Суть консенсуса состоит в том, что население довольствуется хотя бы минимальным экономическим ростом и безопасностью, проявляя лояльность правительствам. Почему жители Южной Кореи в 90-ых годах отказались от консенсуса, хотя до этого уживались с военными диктаторами? Этому предшествовали два десятилетия бурного развития страны, когда уровень доходов населения рос, а в экономике появились новые технологически сложные отрасли. Например, электроника. Требовались инженеры, технологи, менеджеры. В обществе появились новые социальные группы, доля которых тоже росла. Но главное, свое будущее, благополучие они связывали с конкурентной средой, демократическим режимом.

Общество в странах СНГ не прошло через горнило модернизации. В этом смысле оно осталось архаичным, и довольствуется ограниченными политическими запросами. Для такого общества свобода совести и слова, плюрализм и др. либеральные «плюшки» не имеют ценности и смысла.

В наших условиях авторитарный консенсус подкашивает не «модернизированное общество», – откуда ему взяться, – а протестные настроения. Поэтому низкие темпы роста ВВП, снижение доходов, повышают напряженность среди населения.

Протестные настроения – это настроения. Они неустойчивы и непостоянны, и могут выплескиваться на улицу. Главное возражение сводится к снижению уровня жизни, отсутствию перспектив в будущем. Это значит, что архаичное общество вместо одного авторитарного консенсуса, готово подписаться под другим. Вопрос в том, кто сможет его обеспечить? Поэтому в Кыргызстане, в «оазисе демократии» толпа регулярно меняет власть, но сильных демократических институтов в стране до сих пор не появилось.

– Какую параллель по части протестных настроений в нашем обществе можно провести между отдельными митингами 2019 года и недавними?

– Я не провожу параллелей, потому что не вижу в этом смысла. Протестные настроения –  это всего лишь настроения, которые говорят о неудовлетворенности населения своей жизнью. Завтра жизнь поменяется и протестные настроения улетучатся или усилятся. Но главное, на настроениях невозможно строить долгосрочные планы и интересы. Вас не удивляет, почему в одних странах смена власти приводить к глубоким переменам в жизни государства, а в других ничего не меняется, кроме самой власти? В одном случае общество не просто протестует, а требует перемен, изменения в конституции, демократизации и открытости, независимых судов и прессы, повышения КПД существующих политических и государственных институтов. На уровне общества складывается консенсус, каким оно видит свое будущее. В другом случае, дальше смены власти ничего не видят. Пар уходит в годок! Люди добиваются отставки президента, премьер-министра или другого «раздражителя», но положение дел в стране не меняется. Не эмоции и настроения приводят к переменам, а осознанное действие.

– Как вы оцениваете недавние парламентские выборы?  

– В новом составе Мажилиса оказались прежние партии, а как известно старый конь борозды не портит. Как и раньше, большинство мест сохранились за партией Nur Otan.  

Если говорить о том, как власти оценивают прошедшие выборы, то не все так просто. Президент на заседании Мажилиса предложил снизить проходной барьер для партий, с 7 до 5%. Мера актуальная, но запоздалая. Ее необходимо было вводить до парламентских выборов. Но лучше поздно, чем никогда.

Очевидно, что на повестке дня появится и другой вопрос - расширение количества мест в Мажилисе. Мера позволит лучше отражать интересы разных слоев общества. Конечно при условии, что сами выборы будут носить честный, непредвзятый и справедливый характер.

У решения есть другая особенность: даже партии, которые набрали мало голосов смогут иметь в Мажилисе больше представителей. В Казахстане был случай, когда от партии были представлены один-два человека. Что они смогут сделать с таким количеством мандатов, не совсем понятно.

– Вернемся к словам господина Сатановского. По его мнению, происходящие волнения внутри бывших стран Союза – это не недовольство населения, а провокации «западных агентов». Что вы можете сказать на этот счет?

– Подобная точка зрения не выдерживает критики.

Если все благополучно, проблемы населения решены, то провокации «западных агентов», попытки раскачать ситуацию внутри страны будут обречены.

Кроме того, акции протеста, насилие на улице, наблюдаются не только в постсоветских странах. Мы видели их в США и европейских государствах. Кто тогда там раскачивает ситуацию и нагнетает обстановку? Поэтому надо признать, что недовольство в постсоветских государствах – это реакция населения на протекающие процессы в самих странах. Прежде всего реакция на ухудшение социально-экономической ситуации.

Объяснение всего и вся происками западных агентов чревато серьезными последствиями, о чем свидетельствует история. В средние века разворачивалась «охота на ведьм», в ХХ веке в нацистской Германии пугали «еврейским заговором», в СССР выявляли «врагов народа», в США был период маккартизма, где также повсюду искали «красную угрозу». Подобные случаи ознаменовали драматичный период в истории этих стран, человеческая жизнь обесценивалась, право девальвировалось. В борьбе с внутренними и внешними врагами общество не развивалось, а стагнировало.

Поиск врагов общества является иррациональным явлением для политики. Вместо того, чтобы признать проблемы, искать пути их решения, все списывается на действие внешних сил. Но ведь проблемы от этого не решаются и не исчезают.

Есть и другие негативные «результаты». «Охота на ведьм» ведет к разжиганию розни внутри общества, сеется страх, поощряется насилие и нетерпимость. Самое главное, подрывается доверие между людьми. Такое общество становится слабым и беспомощным, деморализованным, неспособным противостоять вызовам.

– Дабы подытожить все сказанное, какой прогноз вы можете дать сосуществованию казахстанского населения с нынешними властями, к которым у того же населения все так же остается множество вопросов?

– Очевидно, что сегодня протестные настроения в обществе есть и от них никуда не деться. Но это не значит, что завтра нам следует ждать нестабильности. Скорее всего ситуация в обозримой перспективе не изменится. Казахстанское общество недовольство проявляет в соцсетях, а часть его «голосует» ногами. Скорее всего население будет ждать перемен к лучшему, но едва ли станет требовать их от властей в ультимативной форме. Обратите внимание, после принятия поправок в законодательство и упрощения процедуры проведения митингов их количество не выросло.

Более интересно, что предпринимается на уровне руководства для того, чтобы что-то изменить. Президент Токаев с самого начала сформулировал свою повестку дня. Центральным пунктом значились реформы политической системы. По сути произошел отказ от тезиса «сперва экономика, потом политика».

Для всех стало очевидно, что, если грести только одним веслом, лодка далеко не уплывет, а будет совершать круговое движение. Многие проблемы Казахстана, такие как неэффективные государственные органы, берут свое начало от политики, от того, что конечный потребитель политических услуг – население – не имеет возможности влиять на качество предоставляемых услуг. Тот факт, что руководство страны признает этот факт, отрадное событие. Тем более, что тезисы господина Касым-Жомарта Токаева носят совершенно верные выводы.

Другое дело, можно ли доверять заявлениям руководства страны? Ведь в прошлом схожие заявления звучали, но кроме фасадно-декоративных перемен, ничего не происходило. Сам этот факт говорит о том, что мы имеем дело не только с протестными настроениями в обществе, но и с сопротивлением переменам в государственном и квазигосударственном секторе.

Поэтому события в Казахстане могут развиваться по двум сценариям. В первом случае все ограничится заявлениями. И тогда получится как в крылатом выражении Черномырдина «хотели как лучше, а получилось как всегда». В таком случае проблемы будут не решаться, а накапливаться, перспективы диверсифицировать экономику и выбраться из кризиса низкого роста ВВП окажутся туманными. Мы потеряем еще одно десятилетие. 

Во втором случае, если слова трансформируются в дела, то ситуация может измениться в положительную сторону. Только для этого требуется сильная политическая воля. Но тот факт, что последние поправки в законодательство носили фрагментарный и компромиссный характер говорит о том, что в руководстве желание что-то менять есть, но воли идти наперекор не хватает. Поэтому, если изменения будут происходить, они не будут носить глубокий и радикальный характер. Частично такие меры позволят решить некоторые проблемы, но «перезагрузки 2.0», наверное, не стоит ожидать.

Казахстанский эксперт-международник Ануар Бахитханов отметил, что общественные волнения на территории СНГ будто эстафета переходят от одного государства к другому, будоража политический строй, а где-то и вовсе произошла смена власти.

«Таких примеров нестабильности общественного мнения и настроения достаточно, чтобы уверенно сказать, что несомненно данное явление несет определенную систематичность и последовательность. Является ли эта систематичность спланированной или это последствия обстоятельств сказать однозначно нельзя. Волнения в Беларуси, смена власти в Кыргызстане, конфликт на Кавказе – все это по мнению многих экспертов и политологов предвестники и явные индикаторы, что изменения во всех сферах жизни государств на территории СНГ необходимы и необратимы. Чтобы построить новое нужно разрушить или трансформировать старое. Зачастую данные изменения ввиду закостенелости властей проходят очень болезненно, а чаще всего катастрофически», - отметил наш собеседник.

Ветер политических перемен и реформ, по мнению специалиста, уже «задувает» на территорию Казахстана, что является очень волнительным событием для любого гражданина.

Недавно прошедшие выборы в Парламент и другие предшествующие события в политической жизни Казахстана, по мнению Бахитханова, оставляют «неоднозначное отношение» в умах граждан. К этому вдобавок, мировая эпидемиологическая ситуация в мире и в частности в Казахстане вымотала и выбила из колеи большинство людей – как морально, так и физически. Этакий высокоградусный коктейль из целого ряда событий должен насторожить и побудить новоиспеченное правительство Казахстана предпринимать верные шаги на пути к стабилизации и улучшению социальной обстановки во всей стране.

Наш собеседник добавил, что недавние провокации со стороны государственных деятелей России по поводу легитимности государственности Казахстана и возникший на этом основании бред о принадлежности исторических территорий, как минимум, должны нас настораживать, но важнее всего – целостность внутри народа. Решение насущных проблем людей и есть единственный и самый эффективный рецепт выздоровления социума, а это в свою очередь требует отзывчивости и налаживания обратной связи властями. «Как раз этого нам и не хватает», - резюмировал эксперт-международник.

Амир СМАГУЛОВ

Вам будет интересно
«Образование для галочки»: годовщине дистанционного обучения посвящается
Гид по ипотечным программам: какая выгоднее?
Распродажа госкомпаний. Правительство избавляется от советского прошлого?