Срочная новость«Хотел интима, я его убила»: осужденные казахстанки рассказали, как оказались в колонии

Внутренняя миграция: как безработица гонит сельскую молодежь в города

Azattyq Rýhy

Ключевым фактором внутренней миграции является социальное и экономическое положение граждан

Фото: pkzsk.info; news.zindaa.mn; wired.com

Вопрос внутренней миграции является насущным в рамках политики и социально-общественных отношений любого государства, но в Казахстане эта тема представляет особую актуальность в силу целого множества обуславливающих моментов:

  • Во-первых, росту переселения граждан напрямую способствует неравномерное развитие регионов республики. Характерная диспропорция доходов и возможностей прогрессирования является мощнейшим и, пожалуй, самым главным триггером в вопросе внутренней миграции в Казахстане.
  • Второе – бесперспективность и практически полное отсутствие шансов у молодежи найти высокооплачиваемую работу в селах и аулах.

Другой момент – изменение социальной и экономической обстановок в самых привлекательных городах для внутренних мигрантов – Алматы и Нур-Султана.

Нельзя также не учитывать влияние пандемии коронавируса, которая в определенной степени продемонстрировала значимость проблем внутренней миграции, с другой стороны.

С учетом всех вышеперечисленных аспектов корреспондент Azattyq Rýhy решил разобраться в этой теме в более подробном ключе. В сегодняшнем материале мы приводим мнения известного общественного деятеля, лидера казахстанских интернационалистов Бахытжана Копбаева и казахстанского эксперта-международника Ануара Бахитханова.  

– Бахытжан Конысбаевич, в чем, по-вашему, выражается обусловленность и актуальность внутренней миграции в Казахстане на сегодня? Какие факторы можно назвать ключевыми?

– Ключевым фактором внутренней миграции является социально-экономическое положение, а именно – нищенское положение многих граждан, на которое их обрекла провальная социально-экономическая политика наших властей. Из-за отсутствия перспектив в сельской местности люди массовыми оттоками стали перебираться в мегаполисы.

Урбанизация в главных мегаполисах продолжается, но вот что касается сельской местности – там по большому счету идет деградация.

– Что можно сказать о самых привлекательных городах для жителей сельской местности?

– Привлекательность мегаполисов заключается в том, что они аккумулируют в себе все производственные мощности – в городе начать свое дело гораздо удобнее и быстрее, чем в поселке. Особенно это касается четырех крупнейших городов республики – Алматы, Караганды, Нур-Султана и Шымкента, где производится буквально все.

– Каким образом пандемия, карантин, вспышки заболеваемости и кризис отразились на волне переселения внутри республики? Не стало ли все это каким-то поворотным моментом?

– Как я уже сказал ранее, внутренняя миграция обусловлена социальным положением граждан и в особенности нехваткой финансовых средств. И поэтому ни пандемия, ни карантин не сыграли в этом плане каких-то роковых ролей. Но, стоит отметить, что их влияние все-таки есть: в связи с пандемией нехватка рабочей силы сильным образом сказалась на строительном бизнесе, на вахтовой работе. Отрасли захромали, а у людей начали сдавать нервы.

– Что можно сказать, если мы затронем экономический аспект в рамках данной темы? Насколько тенденции внутренней миграции влияют на те или иные сферы экономики?

– Я скажу в общем и целом: экономический аспект провален. Я считаю, что правительство оказалось полным аутсайдером в макроэкономических вопросах, хотя неоднократно хвастались, что макроэкономика – это их удел. Все оказалось показухой, а кризис, вызванный пандемией, развалил их карточный домик.

Можно хоть 100 раз «килишевать» правительство и все равно ничего не изменится. Если власть признает свои ошибки, поставит на первое место благополучие своих граждан и уступит место новым политическим силам, то тогда и можно будет говорить о ветре перемен в хорошую сторону.

– Есть ли опасения, что в какой-то момент концентрированность населения в крупных городах окончательно приведет в упадок сельские районы, малые города и деревни, учитывая то, что количество бывших совхозов и колхозов, которые когда-то были флагманом экономики, убывает с каждым годом?

– Я бы не стал утверждать, что масштабы настолько катастрофичны. В середине 90-х годов массовый отток населения с сел и колхозов нанес непоправимый урон, последствия которого ощущаются до сих пор. По части сельского хозяйства падать нам уже некуда, мы достигли дна.

И давайте не будем ограничиваться лишь селами. К примеру, ежегодно Шымкент покидают около 50 молодых людей. Ребята просто не могут найти работу с хорошей заработной платой. Это непосредственным образом влияет на общую негативную динамику.

– На ваш взгляд, не станет ли внутренняя миграция своеобразным камнем преткновения, приведя к различного рода недовольству внутри общества?

– Те традиционные нормы, которые мы наблюдали в советское время, уже нарушены. Но я не думаю, что это станет каким-то камнем преткновения. Все притирки на этой почве шли на протяжении 10 лет – с 1995 по 2005 год, так что это уже в прошлом. Общество привыкло к этому процессу. Города не смогли переваривать всех прибывающих, но рынок отрегулировал все процессы без вмешательства властей, которые, как обычно, пустили все на самотек.

Хотелось бы отметить другой момент. Львиная доля приезжих, кто не смогли найти свое место в обществе, ударяется в криминал – я считаю, что это происходит уже на каком-то генетическом уровне. Таким образом, на мой взгляд, общее количество приезжей из сел молодежи можно разбить на три группы: те, кто сумели подстроиться под условия жизни в большом городе; те, кто решил встать на криминальную тропу; те, кто не справились с темпами городской жизни и уехали обратно – садиться на шею своим родителям.

Что касается протестного потенциала внутри общества – да, он растет, но не из-за миграции, а в силу всеобщего кризиса. Жаловаться на понаехавших с аулов уже не актуально, потому как в свое время «понаехавшие» и составляют большую часть населения крупнейших казахстанских городов.

Наш второй эксперт Ануар Бахитханов также отметил, что комплекс проблем, родившийся ввиду несоизмеримости процессов развития городской и сельской местностей, является серьезным вызовом для государства.

– К сожалению, известное изречение «в гостях хорошо, а дома лучше» сегодня мало ассоциируется с темой внутренней миграции граждан Казахстана. Отсутствие равномерного территориального распределения труда в нашей стране, на мой взгляд, является огромной проблемой, которая до сих пор не разрешена. Не так давно, когда такие субъекты хозяйственной деятельности как колхозы и совхозы являлись локомотивом и движущей силой всей экономики Советского Союза, чуткое внимание со стороны власти уделялось сельской местности: поселкам, аулам и т.д. Порой простой пастух зарабатывал больше и жил лучше, чем профессор в городе, что являлось вполне нормальным явлением.

В нынешнее время, увы, все стало наоборот. Стихийная миграция населения, зачастую молодежи, в поисках лучшей жизни создает огромную конкуренцию на рынках мегаполисов, при том создавая дефицит в регионах и сельской местности по ряду причин, главная из которых – банальное отсутствие перспективной работы с удовлетворительной заработной платой.

– То, что самыми перспективными городами для внутренней миграции являются Алматы и Нур-Султан – это вполне понятно. Но хотелось бы узнать, насколько наши мегаполисы справляются с потоками приезжих?

– Потоки внутренних мигрантов приводят к увеличению давления на транспортную сетку городов и в следствие этого – пробкам. Также увеличивается и криминальная обстановка в мегаполисе. Из положительных моментов стоит отметить, что за счет концентрирования большого количества людей в больших городах в общем и целом растет экономическая обстановка.

Естественно, не все приживаются в суровых и дорогих условиях мегаполиса. Значительная часть ежегодно покупает билет обратно. На кого-то городская суета оказывает слишком большое давление, и они предпочитают ей спокойную жизнь в периферии. Кто-то же просто берет передышку и с новыми силами возвращается в город, чтобы найти свое место под солнцем.

– На ваш взгляд, изменилась ли общая атмосфера внутренней миграции в силу пандемии и всех вытекающих из нее последствий?

– В виду эпидемиологической катастрофы пандемия коронавируса и жесткий карантин ясно показали огромную составляющую и влияние приезжих на жизнь мегаполиса на примере Алматы. Безусловно, из-за отсутствия приезжих и газовых выхлопов автомобилей из регионов в огромных количествах алматинцам стало легче дышать в прямом и переносном смысле. Но, стоит отметить, что экономические показатели города все же рухнули.

– А что на сегодня можно сказать об уровне развития и социальной обстановке в сельской местности?

– На мой взгляд, все очень удручающе. Мы наблюдаем упадок современной сельской местности в стране, миграция местного населения (в частности – молодежи), заброшенные дома и даже целые поселки. Отсутствие достойной работы приводит к бытовому алкоголизму и наркомании в рядах простых сельчан, и впоследствии это достигает все более широких масштабов. В свою очередь, это может привести к вымиранию определенной части общества, культуры и экономики.

Казахстан является огромной страной, и восстановление сельской местности до былого уровня совхозов и колхозов – это серьезный вызов, который мы должны принять и действовать. В противном случае всех нас без преувеличения ждет судьба современной Венесуэлы.

Амир СМАГУЛОВ

Вам будет интересно
Пожар в ангаре: «Казахстан инжиниринг» пытается избавиться от «дочки», за которую судятся бизнесмены?
«Образование для галочки»: годовщине дистанционного обучения посвящается
Гид по ипотечным программам: какая выгоднее?