Иностранцы, выкачивающие казахстанскую нефть

Сейтказин Ардак

Кто добывает и продает наше черное золото?

Фото: oilexp.ru

Отечественный нефтяной рынок по большей своей части принадлежит иностранцам. К таким печальным выводам можно прийти после анализа, проведенного Союзом нефтесервисных компаний Казахстана. KazService выяснил, что доля «КазМунайГаза» в нефтедобыче – всего 26%. Остальные запасы сырья качают иностранные компании. Почему углеводородная сфера принадлежит экспатам, а страна не пытается национализировать «нефтянку», выяснял корреспондент Azattyq Rýhy.

86 компаний добывают в Казахстане нефть. Специалисты KazService изучили акционерные капиталы всех организаций и составили рейтинг по итогам прошлого года. Как оказалось, казахстанские и американские компании разделили первую позицию – за ними по 29,5% нефтедобычи. Но все же США немного опередили по тоннажу (плюс 33 тыс. тонн), поэтому несомненное лидерство у них. Казахстанские компании добыли 26 миллионов 714 тысяч тонн сырья.

Следом идет Китай. Нефтедобывающие компании из соседней страны выкачали 16 с лишним миллионов тонн нефти, на их счету – 17,7% доли рынка. Совсем немного отстали европейские предприятия с долей в 17,1%. Как правило, это Италия, Нидерланды и Франция. Всего же за зарубежными партнерами – 70,5% нашего рынка нефтедобычи.

Всего в нефтедобыче Казахстана представлены инвесторы из 15 стран. Китайский капитал присутствует в 28 нефтегазовых проектах. В разрезе же инвесторов «КазМунайГаз» возглавил рейтинг с долей в 26% от всей добычи. Лично мне как гражданину Казахстана за державу обидно, что иностранцы зарабатывают на нашем рынке и диктуют правила игры. Однако эксперты ничего зазорного в этом не видят – без разницы, кто качает нефть, лишь бы налоги платили. Ведь главное, что недра принадлежат государству, а инвесторам дается лишь право на добычу.

«КазМунайГаз» сам не сможет всю нефть добыть и на помощь приходят другие инвесторы, которые завозят технологии, обеспечивают работой и выплачивают налоги. С каждой добытой тонны инвесторы выплачивают налоги. В принципе, без разницы, кто добывает казахстанскую нефть. Если даже сравнивать китайские компании и «КазМунайГаз», иногда иностранные компании выплачивают даже больше налогов, чем дочерние структуры КМГ. Разницы нет, кто добывает. Главное, чтобы выплачивали налоги», – считает генеральный директор KazService Нурлан Жумагулов.

Кстати, нефтяники заплатили в прошлом году 4,5 триллиона налогов. Лидером остается «Тенгизшевройл», который перечислил в бюджет 1,9 триллиона тенге.

Надо заметить, что три компании из таблицы – ТШО, Карачаганак Петролеум Оперейтинг и Норт Каспиан Оперейтинг Компани Б.В. не поставляют нефть на внутренний рынок, когда другие производители обязаны поставлять не менее 30% добытого сырья на нужды страны практически по себестоимости – в 2-3 раза ниже мировых цен. Следовательно, налоговая нагрузка у казахстанских компаний гораздо выше, чем у ТШО, КПО и НКОК.

Для справки напомним, кто ими владеет:

ТОО «Тенгизшевройл»: Chevron (США) – 50%, ExxonMobil (США) – 25%, КМГ (РК) – 20%, СП «ЛукАрко» (РФ/США) – 5%.

НКОК: КМГ (РК) – 16,88%, Eni (Италия) – 16,81%, ExxonMobil (США) – 16,81%, Shell (Великобритания) – 16,81%, Total (Франция) – 16,81%, CNPC (Китай) – 8,33%, Inpex (Япония) – 7,56%.

КПО: Eni (Италия) – 29,25%, Shell (Великобритания) – 29,25%, Chevron (США) – 18%, ЛУКОЙЛ (РФ) – 13,5%, КМГ (РК) – 10%.

Расклад, конечно, невыгодный для нас, но исправить ситуацию уже нельзя. В свое время Казахстан подписал соглашение о разделе продукции. На заре независимости нам досталась упадочная нефтяная промышленность. Собственных технологий, кадров и денег не было, чтобы самостоятельно разрабатывать месторождения, поэтому пришлось сотрудничать с иностранцами. В итоге это привело к тому, что в большей степени нефтедобыча принадлежит зарубежным партнерам.

«Эти контракты были подписаны в 90-е годы. Тогда была стабильность налогового режима, и на эти условия подписались инвесторы. А нарушать условия Казахстан не будет. Не станем мы рисковать, потому что иначе на нас будут подавать в арбитражный суд», – говорит Нурлан Жумагулов.

Экономист Мурат Кастаев тоже считает, что не так уж и плохо, когда большая часть нефтедобычи принадлежит иностранным компаниям, потому что у нас нет собственных предприятий, возможностей, чтобы самостоятельно разрабатывать, добывать и продавать нефть.

«У КМГ большие долги, он не в состоянии самостоятельно вести добычу. Наличие иностранных партнеров – нормальный процесс. Вопрос в том, на каких условиях эти партнеры работают, потому что не все, к сожалению, прозрачно, особенно те контракты, которые подписывались в 90-е годы. Они не являются достоянием общественности, поэтому непонятно, на каких условиях они были подписаны», – пояснил экономист Мурат Кастаев.

«Понятное дело, у них контракты истекают и у них задача – максимально выкачать нефть в сжатые сроки, но текущие цены на нефть и неопределенность некоторым инвесторам не позволяют полномасштабно осваивать месторождение. Тот же Кашаган. Это уникальное месторождение с огромными запасами. Но чтобы увеличить добычу, нужно в него инвестировать. Пока цены нестабильные, инвесторы пока придерживают свои деньги», – отметил генеральный директор KazService Нурлан Жумагулов.

Увеличить свою долю в иностранных компаниях, конечно, можно, но для КМГ – это запредельная мечта. Тот же самый ТШО стоит десятки миллиардов долларов. У нашей стороны нет таких денег, чтобы выкупить хоть малую часть компании. Вопрос о выкупе даже не стоит – с долгами бы рассчитаться.

«У КМГ долг в 16 миллиардов долларов. Свободных денег у КМГ нет, и поэтому он не может увеличить долю участия в других иностранных компаниях. Для того чтобы рассчитаться с другими кредиторами, они продали 50% своей доли на Кашагане Национальному банку. С правом выкупа, конечно, но сейчас свободных денег у КМГ нет», – объяснил Жумагулов.

Национализировать нефтяную сферу, конечно, можно. Но сделать это беспрепятственно и безболезненно не получится. В таком случае мы больше не привлечем в страну ни одного зарубежного доллара инвестиций. К тому же забрать проекты у стран, сильнее нас в экономическом, военном и политическом отношении – лишь врагов себе нажить, считают спикеры.

«Казахстану нужно идти другим путем – увеличивать инвестиции в геологоразведку, открывать новые месторождения. Геологоразведка у нас не развита, потому что иностранные партнеры не заинтересованы во вложениях в эту сферу, так как это долгосрочная инвестиция – на десятилетия вперед. За таким бурным развитием альтернативных источников энергии непонятно, нужна ли будет нефть через 30-40 лет. А в этой сфере несколько лет идет разведка, плюс бурение, добыча. С момента принятия решения о разведке до момента фактической добычи может пройти 10-20 лет. Поэтому иностранные партнеры настроены на то, чтобы выкачивать из готовых, разработанных месторождений», – подчеркнул экономист Мурат Кастаев.

Другой вопрос – есть ли необходимость государству тратить миллиарды долларов на разведку и обустройство новых месторождений, если эти есть риск того, что эти инвестиции потом не окупятся?

«На мой взгляд, нам нужно делать ставку на развитие возобновляемых источников энергии. Благо, в Казахстане большие возможности и в ветровой энергетике, и в солнечной. Себестоимость возобновляемых источников энергии постоянно снижается. Поэтому более перспективно переходить сюда. За ними будущее, как ни крути. Если смотреть на баланс и отчеты крупных иностранных нефтедобывающих компаний – Shevron, British Petroleum, Royal Dutch Shell и так далее, они тоже в основном осуществляют инвестиции в новые источники энергии», – заключил эксперт.

Либо есть другой вариант – наращивать свою добычу и управлять налоговой нагрузкой на иностранные компании. Если мы хотим взять с них больше денег, надо увеличивать таможенные и экспортные пошлины.

Жан МУРЗА  

Вам будет интересно
Сельские чиновники не пожалели миллионы на ремонт бани. Для кого старались?
Нет вакцины – нет медстраховки: что не так с системой ОСМС
Онлайн-петиции в Казахстане: эксперты о порогах на пути к прямой демократии

×
Информационная продукция данного сетевого ресурса предназначена для лиц, достигших 18 лет и старше.