«Детей не выбирала, это не магазин»: казахстанка рассказала трогательную историю усыновления

Azattyq Rýhy

Семья из Шымкента рассказала о трудностях воспитания ребенка из детдома

Иллюстративное фото из открытых источников

Светлана Темирбекова из Шымкента вместе с мужем больше семи лет надеялась на чудо: ходили по медицинским центрам, обследовались, лечились, думали, что поможет хотя бы ЭКО – ничего не получалось, передает Azattyq Rýhy со ссылкой на el.kz.

Однажды мужчина сказал супруге: «А давай сходим в детский дом?». В 2014 году Светлана встала в очередь в отдел образования на усыновление, удочерение детей. Оказалось, что есть республиканский банк данных в интернете, где можно просмотреть анкеты детей.

«Одна моя коллега рассказала мне, что в соцсетях есть многодетная мама Жанара Байжулдинова и Лязат Сарсенбекова, воспитывающие приемных детей. Они помогают людям, консультируют по вопросам усыновления. Я нашла Жанар и Ляззат, проконсультировалась. Они посоветовали: «Если ты действительно хочешь взять детей с детского дома, учи Кодекс «О браке и семье» и будь настойчивой». Два этих совета, мне очень помогли. Детей на усыновление и удочерение действительно не было. Детский дом - не магазин. Я написала заявления в органы опеки по трем направлениям: для усыновления, опеки и патроната. Сама детей я не выбирала. С кем свела судьба, того и взяла», - говорит Светлана.

Супругам показали четверых мальчиков, один из них был трехлетний. У малыша было какое-то сложное заболевание, постоянные головные боли. Сердце разрывалось при виде его, но ребенку нужен был постоянный присмотр.

«А мне нужно было работать, поэтому я исключила возможность взять этого малыша. Другие двое мальчиков не захотели к нам. Остался 11-летний Дастан – открытый светлый мальчишка. У него были некоторые проблемы со здоровьем, а еще огромное желание обрести семью. Если честно, я немного сомневалась, смогу ли стать мамой для такого подросшего ребенка и сможет ли он полюбить меня», - рассказала женщина.

Однажды Светлана зашла в школу, чтобы передать Дастану мандарины. Увидев ее, мальчик обрадовался. Когда женщина вышла из школы, уже отошла на 6-8 метров, услышала за спиной: «Мама!».

«Я неуверенно обернулась. Дастан бежал ко мне. Для меня странно было слышать это слово, непривычно. Он запрыгнул мне на шею и спросил: «Мама, когда ты ко мне еще придешь?». Я до сих пор вспоминаю этот волшебный момент. Я тогда подумала: этот ребенок мой», - добавила она.

Супруги прошли школу приемных родителей.

«В день, когда мы забрали Дастана из детского дома, в нашем доме поселилось счастье. Мы с мужем подготовились основательно: развесили в комнатах воздушные шары, плакат с именем Дастана, на котором написали, что мы его любим. Вечером позвали в гости родственников. Это был настоящий праздник с аниматорами, играми, поздравлениями. В школе приемных родителей говорили, что с ребенком не нужно строго разговаривать, но и не следует обращаться как с хрустальной куклой. Последнее нам удавалось сложно, особенно мужу. Он был так нежен с сыном, и это было очень трогательно», - вспоминает женщина.

Первое время 11-летний ребенок спал с новыми родителями. Каждую ночь он гладил их по лицу, позже мальчик объяснил, что так он от счастья благодарил бога за то, что встретил семью.

Дастану пришлось всему учиться. Семейный быт сильно отличается от жизни в детском доме. Мальчика нужно было приучать к дисциплине, к школе, к дополнительным урокам по музыке, родители записали его на курсы по ментальной арифметике. Он не особо хотел учиться.

«Оказывается, для него все это было развлечением - съездить, узнать, посмотреть, а то, что знания нужно получить – такого осознания не было. И тогда я начала с ним сама заниматься, пошла в его школу. Для этого я брала отпуск три года подряд, разделила его на два - три и все отпускное время училась вместе с сыном. Это было так: он сидел за первой партой, а я за последней. Учителя были в шоке, конечно. Но это было нужно для того, чтобы приучить ребенка к школе, адаптировать к жизненной среде. И мы адаптировались», - отметила Светлана.

Не обошлось и без болезней, через полгода Дастану вырезали аппендицит. Родители ночевали в больнице вместе с сыном. Пациент быстро поправился.

«Так пролетели три года адаптации Дастана. Чтобы его никто не упрекал, что он из детского дома, мы решили, что ему нужны братья и сестры. Так в нашей семье появились шестилетние Алтынай и Кумисай, пятилетняя Алтынкул и самый младшенький Нурсейит, ему было три годика. Так мы стали многодетной семьей», - рассказывает женщина.

Она уверена, что нужно забирать детей из детского дома.

«Сейчас, когда смотришь на людей, которые жалуются на мелочи жизни, сравниваешь с судьбой брошенных родителями детей, думаешь: какая же разница огромная в потребностях! Нужно брать детей и вытаскивать их из одиночества, безразличия, дарить им любовь. Каждый ребенок должен жить в семье», - считает Светлана.

×
Информационная продукция данного сетевого ресурса предназначена для лиц, достигших 18 лет и старше.