Срочная новостьДвух пропавших малышей нашли мертвыми в ВКО

Нарубили на миллиард: Казахстан лишается леса

Сейтказин Ардак

Сумма возмещенного государству ущерба оказалась почти в 44 раза меньше

Фото автора

Несмотря на наличие национальных парков, резерватов и заповедников, в особо охраняемых природных территориях Казахстана продолжают рубить лес. В среднем, ежегодно работники резерватов выявляют не менее 400 случаев незаконной рубки лесного фонда. Однако далеко не каждый нарушитель предстает перед судом. Еще меньше – возмещают ущерб, нанесенный государству, передает корреспондент Azattyq Rýhy.

Нам, жителям Восточного Казахстана, повезло. Нас окружают удивительной красоты леса, в которых прячутся таинственные озера, весело звенят ручьи, величественно протекает Иртыш. Один уникальный ленточный сосновый бор чего стоит – настоящая жемчужина Казахстана!

Я помню, как в детстве, собираясь на прогулку в лес, наша семья задолго до этого события готовилась: собирали удочки, одеяла, заготавливали еду на целую роту, везли с собой палатку. А потом приезжали на свое любимое место на берегу Иртыша, где величественные сосны подходили почти вплотную к берегу. Здесь, в сосновом бору под Семеем, удивительно легко дышится, а мысли текут ясно и свободно.

А потом в одночасье эти мирные поездки закончились. Из бора потянуло дымом пожарищ, и застучал топор лесоруба. В конце 90-х годов, вплоть до 2003 года, сотни тысяч гектаров соснового бора стали гарью от рук браконьеров, а потом и вовсе пеньками под их пилами и топорами. Приезжая в села Бескарагайского района, где насчитывается около десятка лесхозов, я видела, как во дворах местных жителей уложены штабеля строевого леса, готового на отправку, а неподалеку разрывалась и выла лесопилка. Да не одна, а десятки и сотни по всему району.

Масштабы бедствия стали такими, что жители Семея поднялись на защиту национального достояния. Создавались общественные объединения экологического характера, проходили марши и протесты против массовых рубок леса. Ведь там, где раньше шумели сосны, поселилась страшная тишина и чернота от пожарищ.

В 2003 году создали государственный лесной природный резерват «Семей орманы», а сосновый бор объявили особо охраняемой природной территорией. Но, в сущности, это не изменило положения. В первые годы работы резервата вместе с браконьерами лес безжалостно рубили сами лесники. Десятки, сотни уголовных дел по незаконной рубке деревьев на особо охраняемой территории были рассмотрены в судах Казахстана.

С тех пор прошло много лет, а ситуация не изменилась.

Еще находятся желающие поживиться за счет беззащитной природы. По словам инспектора группы природоохранной полиции местной полицейской службы управления полиции Семея, майора Ануара Копесбаева, в феврале 2019 года в Пригородном лесничестве в 170-м квартале местный житель, выехав в бор без каких-либо разрешительных документов, срубил 32 сосны. Его привлекли к ответственности по п.1 ч.3 ст.340 УК РК (незаконная порубка, уничтожение или повреждение деревьев и кустарников).

Этот факт правоохранительные органы выявили совместно с работниками резервата «Семей орманы». Значит, годы профилактики, штрафы и реальные сроки лишения свободы сделали свое дело: по крайней мере, лесники стали исполнять свой долг по защите лесного фонда? Так, да не совсем. До сих пор на коллегиях представителей правоохранительных органов ВКО обсуждают факты пособничества и даже прямого участия лесников и незаконных рубках на особо охраняемых территориях.

Конечно, можно говорить о том, что подобных случаев стало в разы меньше. Ну а как же принцип «нулевой терпимости», о котором правоохранительные органы трубят со всех сторон?

Однако, достаточно лирики. Обратимся к фактам. По оценкам специалистов, Казахстан относится к категории малолесных государств, хотя по общей площади лесов и занимает третье место среди стран Восточной Европы и Центральной Азии. По этому показателю наша республика уступает лишь России и Турции. По европейским стандартам, учитывающим только высокоствольные леса (3,08 млн га), лесистость Казахстана не превышает 1,1% от общей территории республики.

Однако незаконные рубки лесного фонда все же фиксируются каждый год. К примеру, по информации Комитета лесного хозяйства и животного мира Министерства экологии, геологии и природных ресурсов РК, в 2019 году только в государственном лесном природном резервате «Ертiс орманы» в ходе 48 совместных рейдов работников государственной лесной охраны с правоохранительными органами было выявлено 20 фактов незаконных рубок леса в объеме 494 м³. И это при том, что любые виды рубок на этой территории вообще запрещены до 2021 года.

Вопрос охраны лесов от незаконных рубок достиг международных масштабов. Так, в ходе XIX заседания Межправительственного совета по лесопромышленному комплексу и лесному хозяйству стран СНГ, прошедшему в сентябре 2019 года в Семее, одним из основных направлений стала разработка взаимодействий по охране лесов и борьбе с незаконными рубками леса и отслеживание древесины от этапа ее заготовки до переработки и реализации.

«В этом вопросе лучших результатов добились наши российские коллеги. С 2015 года в Российской Федерации успешно применяют электронный учет движения древесины с использованием специальных датчиков для каждого ствола. Деловой лес, не прошедший этап маркировки в единой электронной базе данных РФ, считается контрафактной продукцией и не может быть реализован на рынке», - отметил руководитель управления леса и особо охраняемых природных территорий Комитета лесного хозяйства и животного мира МЭГПР РК Максат Елемесов.

По его словам, Казахстан намерен в ближайшие полтора-два года перенять электронную систему маркировки древесины у своих российских коллег и адаптировать ее в соответствие с казахстанским лесным законодательством.

«Это поможет эффективнее бороться с незаконными рубками и реализацией контрафактной продукции», - считает Максат Елемесов.

В настоящее время борьбой с незаконными рубками занимаются государственная лесная охрана и природоохранная полиция. Так, по данным Комитета лесного хозяйства и животного мира МЭГПР РК, только за 2019 год на территории Казахстана было проведено 15 480 рейдов, в ходе которых выявили 310 фактов незаконных рубок леса (3 638 м³ древесины).

В целом, за 2016-2019 годы ущерб, нанесенный государству незаконными рубками леса, составил почти 1 млрд тенге. Возмещено же государству лишь 21 млн 877 тыс. тенге, то есть в 43,7 раза меньше, чем требуется.

Теперь рассмотрим эти цифры в разрезе каждого года.

Как видно из таблицы, из года в год количество незаконных рубок уменьшается. А вот объемы срубленной древесины остаются стабильно высокими. Больше того, пик нарушений приходится на 2017 год, когда государство потеряло почти 30 тыс. м³ леса, произраставшего в местах особо охраняемых территорий. Только за один год ущерб, нанесенный государству, превысил 851 млн тенге, а сумма его возмещения составила поистине смехотворные 589 тыс. тенге. Получается, что только в 2017 году государство недополучило более 850,4 млн тенге.

«В конце октября 2019 года были внесены изменения в уголовное и административное законодательство Казахстана именно в части ужесточения наказания на незаконные рубки леса. Нарушителей ждут реальные сроки лишения свободы, а не только крупные штрафы или общественные работы», - пояснил майор полиции Ануар Копесбаев.

Одной из причин того, что незаконные рубки все еще выявляются, стала недостаточная материально-техническая база природоохранных учреждений в Казахстане. По данным комитета, в среднем, укомплектованность техникой, в том числе и спецтехникой, составляет 75% от нормативной. Однако более половины автопарка имеет срок эксплуатации 10 и более лет.

При этом бюджетные заявки, поданные на финансирование приобретения необходимого оборудования и спецтехники для пожаротушения и охраны леса, из года в год сокращают. Так, по словам заместителя председателя Комитета лесного хозяйства и животного мира Министерства экологии, геологии и природных ресурсов РК Марлена Айнабекова, на материально-техническое оснащение природоохранных учреждений на 2020 год была подана заявка на сумму 1,1 млрд тенге. Однако на сегодняшний день финансирование было «урезано» наполовину – до 575 млн тенге.

Мнение

Исполнительный директор Региональной ассоциации лесной, деревообрабатывающей и мебельной промышленности ВКО Виталий Чернецкий:

«Незаконные рубки леса всегда были, есть и будут. Даже в далекое средневековье за рубку деревьев в лесах сеньоров крестьян вешали или отрубали им руки.

Государству нужно понимать, что людям в их повседневной жизни, особенно, в сельской местности, необходимы дрова для отопления жилища. И как бы на бумаге все эти разрешения на законную рубку имеются в лесном законодательстве Казахстана. Но вот недостаточно эффективно отработана разрешительная система законных рубок деревьев.

Сама процедура очень запутанная и сложная для населения. Чтобы просто собрать в лесу валежник и сухостой надо получить множество справок.

При этом, по сути, санитарные рубки и сбор сухостоя не наносят лесу никакого ущерба, это же, наоборот, уборка мертвого леса. Опыт прошлых лет говорит, что примерно треть всех фактов незаконных рубок, где объем древесины не превышает 2-4 м³ - это именно местные жители, не обеспечившие себя разрешительными документами для заготовки дров на зиму.

На мой взгляд, это неоправданное ограничение доступа к дровам для местного населения. И если эту процедуру упростить, то количество нарушений резко сократиться. Это также благотворно скажется и на судьбе самих сельчан. Ведь перед судами достаточно часто предстают те, кто просто собрал в лесу валежник для собственных нужд.

Другое дело – незаконные рубки делового леса. Тут, наоборот, недостаточно контроля со стороны лесников. И есть факты их прямого участия в этих рубках или покровительства браконьерам.

Есть две схемы такого рода рубок. Классическая семейская: без каких-либо разрешений поехал в лес ночью, рубанул и продал. Другой вариант – тебе разрешили срубить 100 кубов, а ты прихватил еще 20 сверху.

Вот здесь как раз и нужна особая бдительность и контроль лесников. Им необходимо чаще посещать просеки, где ведутся рубки на законных основаниях».

Екатерина ГУЛЯЕВА

Вам будет интересно
Популярные сайты и паблики проверит МВД после трагедии в Казани
«Я – трансгендер»: конфликт около столичного торгового дома попал на видео
Террорист в школе: казахстанских учителей и детей научат правильному поведению