Конституция, судебная власть, земля: что изменят политические реформы Токаева

Смагулов Амир

Инициативы Президента детально разобрали эксперты

Фотоколлаж Azattyq Rýhy

Реформы Касым-Жомарта Токаева кардинально изменят не только политическую систему страны, но и усилят судебную ветвь власти. В этом глубоко убеждена ректор Академии правосудия при Верховном суде Зауреш Баймолдина, передает Azattyq Rýhy.

Идеальный политический строй выглядит так: сильный Президент, влиятельный Парламент и подотчетное правительство. Именно к этому идеалу и стремится глава государства. Еще со школьной скамьи нас учат – единая государственная власть подразделяется на три ветви – законодательная, исполнительная и судебная. Это три ветви, между которыми должна быть система сдержек и противовесов. Только в этом случае они будут эффективно взаимодействовать.

«Но как у нас получилось? Мы не можем сказать, что у нас баланс между тремя ветвями власти имеется. Как вы считаете, какая власть у нас самая слабая по своим полномочиям и механизмам, которыми может воздействовать на экономическое, социальное, политическое развитие страны? Речь идет о том, что у нас законодательная власть принадлежит Парламенту. Но достаточно ли у Парламента полномочий, чтобы надлежащим образом влиять на развитие общества? Мы все прекрасно знаем, и об этом было сказано не раз, что концентрация власти – в руках Президента. То есть Президент наделен такими полномочиями, которые должны быть у других ветвей власти», – объясняет ситуацию ректор Академии правосудия при Верховном суде Зауреш Баймолдина.

Именно это подтолкнуло Касым-Жомарта Токаева отойти от суперпрезидентской формы правления, о чем он заявлял не раз. Исходя из этого, он пришел к выводу, что надо исключить некоторые полномочия, которые согласно Конституции сейчас имеются у Президента.

«Вот, например, Президент имеет право приостановить действие, либо отменить акты местных исполнительных органов, но ведь у нас есть единая исполнительная власть и зачем Президенту приостанавливать акты исполнительных органов, то есть акимов, когда у нас есть правительство, как высший исполнительный орган?», – продолжила наша собеседница.

В судебной части тоже не все гладко, это надо признать. Потому Президент предложил создать Конституционный суд, чьи решения будут окончательными в споре. Круг лиц, которые могут обратиться сюда, расширяется – в него включены генеральный прокурор и уполномоченный по правам человека. Наша собеседница подробно остановилась на полномочиях этого органа.

«Речь идет о таких полномочиях, как решение вопроса в случае спора о правильности проведения выборов Президента, депутатов Парламента, проведение республиканского референдума. Конституционный суд будет рассматривать до подписания Президентом принятые Парламентом законы на предмет соответствия Конституции, будет рассматривать постановления Парламента, Мажилиса, либо Сената так же на соответствие Конституции. Сохраняются полномочия по сохранению до ратификации международных договоров на соответствие Конституции.

Но самое важное связано с тем, что у нас теперь правом обращения в Конституционный суд будут наделены граждане. Но защищая не чьи-то чужие права, а собственные права, если нормативно-правовой акт, на взгляд этих граждан, нарушает их права и свободы, гарантированные им Конституцией», – пояснила Зауреш Баймолдина.

Еще одно серьезное решение Президента касается земли. В Конституции, напомним, закрепят норму о том, что земля и все природные ресурсы принадлежат народу. По словам Токаева, это исключит любые разночтения в будущем.

«Сейчас говорится о том, что земля, недра, животные, природные ресурсы находятся в государственной собственности. Это отголосок советского периода, но там хоть говорили об общенародной собственности, а сейчас мы говорим о государственной собственности. То есть мы должны начать с вопроса, что же такое государство? Без населения и территории не может быть и государства. Поэтому земля и ее недра должны принадлежать народу. Но как теперь осуществлять управление землей и ее недрами? Через государство. Через государственные органы. Поэтому вторая формулировка звучит так: от имени народа право собственности осуществляет государство.

Сейчас я говорю вам о юридическом аспекте нормы, предложенной Президентом. Но нужно иметь в виду, что Президент указал, что это изменение формулировки решает вопрос об исключении разночтений в будущем. Право народной собственности должно быть закреплено. Оно не должно оспариваться. А именно через закрепление именно в Конституции.  Потому что это основной наш закон, который обладает высшей юридической силой. Все остальные законодательные и подзаконные акты должны соответствовать именно конституционным нормам», – разъяснила ректор Академии правосудия при Верховном суде.

Таким образом, точка в многолетних волнениях касательно земли поставлена. Это изменение в главном документе страны исключит различные спекуляции и призывы.

«Вопрос о земле всегда достаточно острый в нашей стране, да и во всем мире. И поскольку земля затрагивает глубины, основы нашей национальной идентичности, вот эта формулировка – кому принадлежит земля, ее недра и ресурсы, я думаю, теперь, если будет принята именно такая формулировка, которая была предложена Президентом нашей страны, она расставит все точки над «i», – заключила она.

Жан МУРЗА

Новости парнеров
×
Информационная продукция данного сетевого ресурса предназначена для лиц, достигших 18 лет и старше.