Инклюзия: безграничная любовь – как главное лекарство

Azattyq Rýhy

По данным Минздрава, в прошлом году выявлено 1 184 случая аутизма у детей

Инклюзия: безграничная любовь – как главное лекарство
Фото: mobillegends.net

Удивительная и очень трогательная история. Мы побывали в инклюзивном центре и на фабрике деревянных игрушек, которые открыли родители ребенка с аутизмом. Задумывали проект для сына, а в итоге все переросло в большое и очень важное дело – помогать малышам с особенными образовательными потребностями, а также трудоустраивать людей с ограниченными возможностями, передает Azattyq Rýhy.

Для справки: Инклюзия — это процесс реального включения в активную жизнь социума людей, имеющих трудности в физическом развитии, в том числе с инвалидностью или ментальными особенностями.

Жанара Аубакирова – это не предприниматель или бизнесвумен в общепринятом понимании, в первую очередь она любящая мама, а уже потом креативный вдохновитель всего проекта. Вместе с мужем она открыла порядка 30 рабочих мест. В инклюзивном центре по адресу: ул. Лермонтова, 127 более 100 детей занимаются ЛФК, а также с профессиональными логопедами, дефектологами, психологами. Есть продленка, подготовительные классы, а ведь когда-то женщина сама бегала по медицинским кабинетам с ребенком – найти специалиста для сына было невероятно сложно. Долгие годы учебы – и вот Жанара взяла все в свои руки.

В 2019 году наша героиня окончила курсы по программе «Бизнес бастау» и выиграла грант. Все деньги, а это порядка 4 миллионов тенге, вложила в центр, но затем столкнулась с еще одной острой проблемой – нехваткой дидактического материала. Но Жанара, как настоящая сильная женщина, не сдалась, а быстро сориентировалась, открыв первый цех по производству уникальных логических, познавательных, а главное, экологичных игрушек. Причем смогла трудоустроить непростых сотрудников: у Бауржана, например, ДЦП, но парень освоил многие профессии по обработке дерева. Сегодня за станком он настоящий мастер, благодаря работе даже смог приобрести собственное жилье.

– Я рад, что работаю здесь, приношу пользу обществу. Так как я сам особенный человек, для таких людей стараюсь делать все игрушки красивее, лучше, – рассказал Бауржан.

Половина сотрудников цеха – люди с ограниченными возможностями. Глядя на все это, голова идет кругом: неужели это действительно происходит в Павлодаре и на свете еще есть такие добрые люди. Я задал несколько вопросов этой потрясающей женщине, которая сегодня творит историю в нашем регионе.

– Жанара, выражаю вам и вашему супругу огромный респект за проделанную работу, за то, что вы занимаетесь таким невероятно полезным и сложным делом. Когда этот момент наступил в вашей жизни, и вы приняли решение открыть такой уникальный центр для особенных деток, а также создавать для них игрушки?

– К сожалению, начало было сложное, нашему ребенку поставили диагноз – аутизм. Мы не нашли специалистов в городе по постановке речи, а те специалисты, которые были, они брали ребенка и доводили сына до определенного уровня. Брали самый минимальный объем навыков, а потом говорили, что не знают, что делать. Это был 2015 год, нам всем говорили: вам нужно самим учиться и заниматься с сыном. Так мы с мужем начали обучаться, переквалифицировались, начали ездить по разным странам, постигать эту невероятно сложную науку – общение с особенным ребенком.

– У вас все это так гармонично получилось, просто слов нет. Дети любят вас, это видно. Сложно было изменить свой привычный уклад жизни и помогать не только своему малышу, а еще десяткам других?

– Начинали со своего ребенка, а сейчас уже больше ста детей. Вообще, прежде чем заниматься таким делом, необходимо задать себе основной вопрос: насколько ты готов качественно дать результат сначала своему ребенку. Это первый и такой болезненный вопрос, были сложности, когда нужно повышать свою квалификацию, а также отслеживать динамику своего ребенка, не упустить сына. Сюда добавьте, что в это же время надо не упустить и чужих детей, а также уследить за всей командой, педагогами, работницами на фабрике игрушек.

– А какие сложности были на пути, помимо, конечно, чисто психологических, связанных с детьми. Именно в плане масштабирования проекта?

– Конечно, создать сильную команду, вы же обратили внимание, что у нас много девушек-педагогов. Они могут уйти в декрет, переехать в другой город, просто оставить работу, а я ведь на них надеюсь, долго приходится искать замену. Сначала мне было не по себе от этого, но потом я поняла, что это жизнь и такое бывает. Научилась справляться с этим, это жизнь команды, живого организма. Что всегда воспринимаешь тяжело – уход людей из нашей команды. Но силы и энергию мне дают успехи детей, они пошли, они заговорили, они научились читать – это все наши общие победы, это перекрывает все плохие моменты.

– А что дальше, какие планы?

– Главный план – это расти качественно, расти профессионально. Постигать новые методики работы с особенными детьми, изучить современные подходы, оборудование поменять, и, конечно же, основное у нас – свое здание. Это наша мечта, мы арендаторы пока, увы. А еще хотелось бы больше парней-педагогов привлечь, именно мужчин. Все-таки, когда особенному ребенку исполняется 13–15 лет, нужен именно наставник, тот, кого юноша будет уважать и слушать.

– Я обратил внимание, что в вашем цеху, где производят игрушки, очень много работает людей с ограниченными возможностями. Расскажите, это ваше доброе сердце вам подсказало идти в этом направлении?

– Во-первых, когда мы создавали этот цех, конечно, думали о нашем сыне. Ведь ему тоже предстоит где-то работать, постигать азы рабочей специальности, и мы создали на базе нашей фабрики комфортные условия для таких людей. Для нас с мужем было интересно, а как это – взять человека на работу, трудоустроить, сделать так, чтобы он устоялся на рабочем месте. Помочь ему, когда у него есть либо физические отклонения, либо ментальные, либо в коллаборации. Это очень сложный процесс – вживить его в общий механизм, еще сложнее, чем делать сами игрушки. Кстати, мы для того, чтобы понять, как создавать красоту из дерева, потратили очень много сил, времени и средств. Где-то краска сползала с дерева, она сворачивалась, дерево не клеилось, мы все это изучали девять месяцев, как это сделать.

– Кто основные заказчики ваших развивающих игрушек из дерева?

– Магазины из Алматы и Нур-Султана, в Павлодаре мы с мужем объехали все магазины – откликов нет пока. Как нам объяснили их владельцы, люди покупают в общей массе такие игрушки, чтобы ребенок их не тревожил. У нас же все изделия на развитие, нужно долго сидеть заниматься с ребенком. В основном заказывают специализированные школы, обычные детские сады и кабинеты коррекции.

Жанара говорит, что в первую очередь при открытии цеха по производству игрушек думала и о будущем своего сына, где он будет работать, именно эти мысли и подтолкнули ее на такой уникальный проект. Сейчас основные заказчики из крупных городов. В Павлодаре, увы, продукция не столь популярна, но Жанара искренне надеется, что им местные владельцы магазинов обратят внимание на этот чудесный и пропитанный материнской любовью труд.

Во второй части материала мы выясним, какая помощь оказывается детям с аутизмом в Казахстане.

Новости парнеров
×
Информационная продукция данного сетевого ресурса предназначена для лиц, достигших 18 лет и старше.