«Цена полетит вверх»: дефицит дизтоплива грозит Казахстану?

Смагулов Амир

Эксперты советуют готовиться к худшему

«Цена полетит вверх»: дефицит дизтоплива грозит Казахстану?
Фотоколлаж Azattyq Rýhy

Из-за введенного в Казахстане бессрочного регулирования цен на топливо, в обществе возникают слухи о возможном дефиците ГСМ. Ведь раньше их стоимость замораживали на полгода, теперь же популярные марки АИ-92, АИ-93 будут отпускать по 182-187 тенге за литр, а максимальный ценник на солярку – 450 тенге. Однако эксперты не советуют рано радоваться – из-за дешевого топлива на рынке может возникнуть дефицит. Корреспондент Azattyq Rýhy поговорил об этом с председателем президиума Союза нефтесервисных компаний Казахстана Рашидом Жаксылыковым.

– Рашид Хасенович, из-за бессрочного госрегулирования цен на топливо в Казахстане прогнозируют дефицит дизеля уже весной. Как вы считаете, прогноз может оправдаться?

– Тут проблема в другом. Я не думаю, что у нашего правительства есть такая сильная подушка безопасности, чтобы удерживать цены. Если мы будем продолжать сдерживать цены, то мы задушим производство, а если поднимем цену, то полезем в карман гражданам Казахстана. И на сегодняшний день стоит дилемма – убить производство или все-таки поднять цену.

Если мы не будем поднимать цену, то мы как-то должны компенсировать затраты производства. В то же время мы стремимся к рыночной экономике, а она складывается из предложения и спроса. То есть, если есть спрос, то цена однозначно полетит вверх.

Поэтому у правительства по этому вопросу очень сложная ситуация на сегодняшний день – подушка безопасности слабая, а предприятия столько тянуть и в убыток себе работать не могут. Поэтому тут надо признаться и поднимать цену.

– Но решится ли на это государство?

– Цена рано или поздно все равно поднимется. Причем не на 10- 20%, а сразу на 50% примерно. Но когда это произойдет, когда правительство даст свободную цену – это лишь вопрос времени. Никаких предпосылок, чтобы удерживать цены, нет, потому что все дорожает. С изменением логистики цена дороже стала. Если раньше мы через Россию по короткому пути все это получали, то сейчас приходится объезжать, а это дополнительные затраты.

Поэтому цена, которая утверждалась когда-то, осталась уже в истории, она далека от реальной. В настоящий момент стоимость топлива не соответствует той ситуации, которая сейчас происходит. И я все-таки думаю, что цены поднимутся.

– То есть Вы считаете, что нужно отказаться от госрегулирования предельных цен на топливо?

– Что такое регулирование? Если происходит госрегулирование правительством каких-то цен производителя, то правительство должно выплачивать им компенсацию – ту сумму, которую производитель теряет. Если вы регулируете и просите меня, чтобы я по 200 тенге продавал, то хорошо, я буду по 200 тенге продавать, но у меня себестоимость топлива, к примеру, выходит 250 тенге, выходит, эти 50 тенге за литр откуда я возьму? Кто мне возместит? Кто предлагает регулирование, тот и должен возместить. Если правительство предлагает, оно и должно возместить. Есть разные инструменты – можно напрямую оплатить, через бюджет или национальный фонд, либо через налог, когда производитель не платит налог на сумму разницы между стоимостью реализации топлива и его себестоимостью.

Но шутить с этим и поступать так с предприятиями – производителями ГСМ нельзя. Мы итак уже дошли до красной линии. Хотим выглядеть хорошим правительством перед народом, но в то же время убиваем свое производство. А производство завтра остановится, и мы где будем покупать топливо? Мы вынуждены будем уходить и покупать готовое дизтопливо у России.

Тогда правительство скажет народу, что купило у России топливо по 300 тенге, и с доставкой оно стало по 400 тенге. Народу как объяснить это? Люди ведь понимают только тогда, когда сами терпят убытки.

Поэтому я бы в этой части вообще не занимался регулированием цен. Это не компетенция правительства. Цены могут контролироваться Антимонопольным комитетом. Есть такой у нас орган. Пусть идут, проверяют, кто неправильно посчитал и пусть штрафуют.

Надо создавать условия, а не регулировать. Правительство должно создавать условия как производителям, так и потребителям, но все время выплачивать из кармана бюджета компенсацию и говорить, что у нас самый дешевый бензин – это насколько правдиво? Кого мы обманываем?

Компенсируя стоимость топлива из бюджета, давайте вспомним, откуда формируется бюджет. Он формируется из налогов, которые платят граждане Казахстана. Поэтому этот вопрос требует острого внимания и быстрого решения. Здесь не получится делать вид, что я это не знал и не думал, что так получится. Детский лепет тут не пройдет – к этому надо подходить серьезно. И кому-то придется отвечать. Правительство не занимается тем, чем должно заниматься. Еще раз повторюсь: есть специальные госорганы, которые подчиняются Президенту. А правительство должно заниматься созданием условий, в первую очередь процветанием производства. Потому что производство – это прямые выплаты налогов для формирования бюджета, рабочие места, социальная ответственность бизнеса, стабильное развитие регионов.

А мы сейчас хотим иметь дешевый бензин и хотим убить наши нефтеперерабатывающие заводы. И я с этим полностью не согласен. Где бесперебойное производство заработает, в то же время завод будет развиваться. То есть заводы будут больше внимания уделять на модернизацию, на экологию, на развитие человеческого капитала. А когда завод находится на грани банкротства, на чем он будет экономить? Он будет экономить на своей модернизации, на развитии человеческого капитала. Лет через десять предприятие превратится в мусорный хаб.  

– Какова, по вашему мнению, адекватная стоимость дизеля, бензина в Казахстане?

– Адекватная цена на бензин – 300 тенге. Дизель должен стоить 450-500 тенге. Я сейчас навскидку говорю.

Во второй части интервью Рашид Жаксылыков расскажет, почему Казахстан импортирует солярку из России, если производство этого вида топлива в нашей стране растет.

Жан МУРЗА 

Новости парнеров
×
Информационная продукция данного сетевого ресурса предназначена для лиц, достигших 18 лет и старше.