Срочная новостьШтормовое предупреждение на 8 марта объявлено в Нур-Султане и 11 областях РК

Станет ли недвижимость доступнее с новым жилищным оператором?

Azattyq Rýhy

В Казахстане появился единый жилищный оператор

Нового оператора под названием «Казахстанская жилищная компания» состряпали из трех старых «дочек» национального холдинга «Байтерек». Это «Байтерек девелопмент», «Казахстанская ипотечная компания» и Фонд гарантирования жилищного строительства. Эти три госструктуры, как оказалось, дублировали функции друг друга и за счет бюджета тратили огромные деньги на свое содержание. Чем будет заниматься КЖК, каковы плюсы и минусы монополизации жилищного рынка корреспондент Azattyq Rýhy обсудил с президентом казахстанской Федерации недвижимости Ермеком Мусреповым.

В сухом остатке выходит, что на рынке жилья и ипотечного кредитования появился практически монопольный гигант, который единолично будет заниматься вопросами массовой жилищной застройки. А именно – решать, кого из застройщиков кредитовать, кому из них предоставлять гарантии и чьи займы субсидировать. 

Правда, не все сразу. На первом этапе «Казахстанская жилищная компания» будет обладать несколькими функциями, в том числе отвечать за финансирование строительства жилья для очередников и вкладчиков «Отбасы банка», а также за субсидирование кредитов частных застройщиков.

– Ермек, как по вашему мнению повлияет на рынок подобная монополизация?

– По большому счету этот процесс нужен был, потому что до настоящего времени было несколько операторов. Одни и те же деньги, которые выделялись на госпрограмму «Нурлы жер», реализовывали несколько компаний. В одном доме разные условия от каждого оператора были начиная от первоначального взноса, заканчивая сроком действия кредита. Или один оператор, допустим, работал по аренде с последующим выкупом, а другой оператор не мог. Теперь все эти функции будут в одной компании. На самом деле это правильно.

Активность думаю, но влияния на стоимость квадратного метра – однозначно нет, потому что государственные программы предусматривают фиксированные цены. Это строительство в рамках программы «Нурлы жер» - аренда с последующим выкупом, предоставление квартир через местные исполнительные органы очередникам, кредитное жилье и аренда без выкупа. Мы как участники рынка недвижимости наоборот ждали этот момент, что единый оператор возьмет все это на себя.

Монополизации, думаю, как таковой нет, потому что это все госпрограммы. Если они все станут под одно крыло, под одного оператора, то не будет никаких вопросов со стороны уполномоченных органов и участников рынка – покупателей.

– Не будет ли единый оператор выборочно кредитовать застройщиков, обладая огромным капиталом, влиянием и властью?

– Здесь ситуация такая: государство для того, чтобы расширить строительную индустрию, дать ей толчок, естественно, дает необходимые субсидии строительным компаниям и создает платформы по тендерам для выбора подрядчика для строительства жилых комплексов по программе «Нурлы жер». Надо понимать, что это же рынок. Здесь будут формироваться определенные требования, технические задания для определенного жилого комплекса. Самое главное для заказчика – это сроки и качество строительства. Я не думаю, что будет выборочно отбирать застройщиков. В регионах есть свои местные строительные компании, которые на постоянной основе занимаются строительством и вместе с тем возникают частные компании, которые тоже могут участвовать в застройке жилых квадратных метров по госпрограмме. Это рынок. Кто как подготовится, так и будет. Самое главное – выдержат требования заказчика по тем или иным направлениям, которые они хотят получить.

– Повлияет ли единый оператор на качество строительства? Мы все видим, что дома, построенные по госпрограммам, разваливаются на глазах через несколько лет эксплуатации.

– Мы согласны с этим. На самом деле усиление контроля за качеством вводимого жилья необходимо. Я думаю, что следует даже отдельный департамент сделать. Он должен быть. Есть объекты, которые по государственно-частному партнерству строятся и есть объекты, строящиеся полностью по госзаказу. По любому этот оператор должен следить за качеством. И стандарты должны быть определены для того, чтобы люди, получающие квартиры, не страдали. 

И очень положительный момент – что штаты оптимизировали в сторону сокращения для того, чтобы более эффективно оперировать на рынке. Думаю, такого не будет, что с трех компаний заплюсуют все штатные единицы и она будет раздутая. Смысла тогда и не было бы в создании единого оператора. А три компании объединили, чтобы оптимизировать штат, расходы на содержание самого аппарата. Все равно это за деньги налогоплательщиков идет.

– Не могу не спросить про цены на недвижимость. Сейчас рынок подогрет ожиданием пенсионных сбережений и цены идут вверх. Какой будет обстановка на рынке в ближайшее время?

– Будет полугодовой ажиотаж. Как говорится, спекулятивное настроение, потому что дополнительные эти деньги на самом деле будут влиять на рынок в качестве активности и количества совершаемых сделок. Когда только приняли закон об использовании пенсионных излишков, мы акцентировали внимание на том, что может создаться мыльный пузырь и цены переоценены. Хотя бы 4 категорию жилья – эконом-класс – которая является доступной, надо регулировать по стоимости, как отрегулирована стоимость квадратного метра жилья, построенного по госпрограмме «Нурлы жер». Там цена фиксирована. То же самое если сделать по 4 категории, у участников рынка будет обозримый индекс стоимости квадратного метра, на который они могут рассчитывать и приобретать недвижимость посредством субсидирования ипотечных ставок и с помощью пенсионных излишков.

– То есть через полгода цены понемногу начнут откатываться назад?

– Да, они будут откатываться назад, и мы ожидаем, что надувание рынка недвижимости, спекулятивные моменты уйдут и все вернется на докарантинные позиции. А что касается вторичного жилья – оно должно скорректироваться до 15% за квадратный метр в сторону понижения.

– Благодарю Вас за беседу.

Жан МУРЗА

Вам будет интересно
«Поверхностный Минздрав»: почему многие казахстанцы продолжат лечиться в кредит
Уплотняющая застройка, приоритеты для бизнеса: что не так с генпланом Алматы?
«Южанин на севере как слепой котенок». Почему адаптация в Казахстане все еще проблема?