Срочная новостьДТП на блокпосту в Алматы: суд вынес приговор экс-полицейскому

Неэффективный менеджмент мог стать причиной закрытия одного из старейших вузов страны

Azattyq Rýhy

Эксперт высказался о противостояния МОНа и Казахской академии транспорта и коммуникаций имени М. Тынышпаева

Фото Асета Кундакбаева

О необходимости закрыть вузы, печатающие дипломы, Президент страны говорил неоднократно. Оно и понятно, ведь подобные конторки дискредитируют всю систему казахстанского образования. Зачем выпускникам нужна обычная бумажка, которая никак не свидетельствует о твоей квалификации? Впрочем, за исполнение поручения в МОНе страны взялись рьяно. Но как гром среди ясного неба прозвучала новость о закрытии одной из старейших академий страны, занимающейся подготовкой кадров стратегического значения. Речь идет о Казахской академии транспорта и коммуникаций. Оказалось, что в поле зрения проверяющих вуз попал год назад. Ревизоры выявили целый ряд грубых нарушений: слабые преподаватели, недостаток учебных пособий, а еще и недовольство работодателей качеством подготовки специалистов. Но с этими претензиями в КазАТК категорически не согласились и нанесли МОНу ответный удар, обвинив министерство чуть ли не в клевете. Сложившуюся ситуацию в сфере образования корреспондентам Azattyq Rýhy разъяснил президент Ассоциации высших учебных заведений РК Рахман Алшанов.

– Между КазАТК и МОН сейчас началось жесткое противостояние. На Ваш взгляд, насколько претензии министерства обоснованы?

– В стране открылось много вузов за последнее время. Им всем давали шанс, но не все смогли воспользоваться этой возможностью. У кого-то проблемы с оснащением, корпусов не хватает, общежитий, проблемы с интернет-обеспечением. Есть около десяти вузов в стране, у которых никак не решаются эти проблемы.

К большому сожалению, учредители, пришедшие в вуз из бизнеса, всегда смотрят на университет как на источник дохода. Так не должно быть! Потому что учебное учреждение должно направлять свой доход на развитие образования. А кто-то хочет только извлечь доход и не инвестировать в образование. Ряд вузов только 20% своих доходов направляют на развитие.

Мы им сказали (руководителям вузов – AR): «Если вы не можете развивать университет, то лучше перейдите в другую сферу». Образование – это ведь не продажа алкогольных напитков, это не бизнес. Если люди пришли к вам учиться, значит, они хотят, чтобы были учебные пособия, Интернет, общежитие, чтобы была полная обеспеченность. Студенты к вам пришли не для того, чтобы инвестировать в ваши доходы. Лучше тогда вернуть лицензии. Не обязательно же быть университетом, можно перейти в разряд академий, институтов, колледжей с ограниченным количеством специальностей, но зато вы сможете сосредоточить свои силы на нескольких специальностях, которые сейчас востребованы на рынках.

Что касается решения МОН в отношении КазАТК, то я был очень удивлен. Для меня это был шок! В КазАТК пришла новая команда. Раньше главным акционером университета была компания «КТЖ», но она почему-то ушла из этого университета.

В КазАТК многие преподаватели почему-то работают как исполняющие обязанности, это около 20% из всего преподавательского состава. Я завтра вылетаю в Нур-Султан, чтобы вникнуть в суть всех претензий в отношении КазАТК. Но надо учесть, что если вуз не готовит качественных специалистов, то зачем ему работать? Ведь железная дорога – это важнейшая стратегическая отрасль. Это наша безопасность. В случае ЧП –  это же наша оборонная отрасль. Важно, чтобы и специалисты были соответствующие. МОН считает, что у них (КазАТК – AR) нет обновленных программ, кадровая чехарда.

Но на исправление этой ситуации им давали время. Сейчас ведь по закону сначала предупреждают, потом дают время. А отзыв лицензии – это уже крайняя мера. Теперь в Академии говорят, что могли бы все устранить. Но почему раньше не устранили? Им же давалось много времени. А они говорят, что был карантин. Но при чем карантин и образовательные программы? Преподаватели-то работают все. Но если у них все обоснованно, то они могут защитить себя и в суде.

В прошлом году были такие прецеденты, когда три-четыре вуза отыграли ситуацию. Но они сдали свои лицензии на специальности, которые не смогли освоить. В этом случае Академия тоже могла гибко отреагировать, сдать лицензии на специальности, которые не смогли освоить, и тем самым уменьшить число претензий сразу наполовину. Надо реагировать сразу, это же рынок.

Сейчас НПП «Атамекен» делает рейтинг на соответствие образовательных программ, но им (КазАТК – AR) по нему выставили не очень хорошие оценки. По идее Академия ведь должна быть первой. Ведь она всегда активно работала с железной дорогой, это ведь ее прямые работодатели и заказчики.

По сути, нужно внимательно вникнуть в этот вопрос. Ведь пришла новая команда. Какое-то предприятие выкупило этот вуз. Кто-то говорит, что цель его нового руководства заключается в закрытии вуза, так как у Академии хороший корпус, здание хорошее. Пока все это разговоры, которые тоже нуждаются в проверке. Но в Академии почему-то не попытались сразу урегулировать вопрос с МОН, они выбрали ведь другой подход. Они ведь не воспользовались возможностью, когда им было выставлено предупреждение.

– Действительно ли вуз был не обеспечен качественным преподавательским составом?

– Я же ректор университета «Туран», и к нам пришли очень сильные преподаватели из этого университета. Я спрашиваю: как вас отпустили, у вас же хороший вуз! А они говорят: нет. Точно так же они переходят и в другие вузы. К нам в ассоциацию (Ассоциация высших учебных заведений – AR) приходили проректоры, заведующие кафедрами КазАТК с просьбой помочь им перейти в другие вузы. Потому что обстановка была не та.

Но ведь многие преподаватели, которые к нам перешли – это очень хорошие специалисты по логистике, по другим направлениям. Я просто был поражен, как их отпустили. Потому что одну из ведущих ролей в конкуренции университетов играет уровень преподавания.  И если хорошие преподаватели из вуза уходят, то значит что-то там не так. Нужно изучить всю эту ситуацию.

Мы на стороне вузов. Но к большому сожалению, появился ряд вузов, которые вообще дискредитируют систему образования. Мы им говорим: если не получается, то уходите или объединитесь. К слову, сейчас в Алматы пять-шесть вузов готовятся к объединению.

– Обращались ли к Вам преподаватели КазАТК с жалобами?

– Они ко мне приходили. Я спрашивал, в чем дело. Они мне говорят, что невозможно работать. Им предъявляли разные претензии. Мы несколько человек взяли к себе на работу. Сейчас они у нас ведущие преподаватели.

Из руководства КазАТК приходили ко мне, я бы их с удовольствием взял, но у нас, к сожалению, нет транспортных специальностей. Если бы была хоть малейшая возможность, то я бы их взял, потому что я их знаю давно. От преподавателей звучали и жалобы, но мы не стали вмешиваться во внутренние дела университета. Преподаватели жаловались, что им не давали работать, не давали возможность реализовывать свой потенциал, не ценят, не слушают. Почему так случилось, я не знаю. Ведь преподаватели – это как хлеб для университета, это культовые специалисты, которых никому отдавать нельзя. А когда допускают, что теряют свои кадры, значит, что-то не то в этом царстве происходит.

 Хотя амбиции у руководителя вуза были большие. Он хотел превратить академию в лучший вуз в Центральной Азии. Приезжала и делегация из КНР, предлагали сотрудничать по программе «Один пояс, один путь». Они хотели, чтобы все транспортные вузы, начиная от Пекина и заканчивая Лондоном, начали сотрудничать. Потому что сейчас новые требования по перевозкам: специфика, скорость, меняется техническая документация по перевозкам, очень много сейчас новых нюансов. Китай хотел сотрудничать в этом направлении, отправлять к нам своих специалистов, чтобы мы к ним отправляли своих. Мы (Ассоциация высших учебных заведений – AR) с ними подписали соглашение, то есть интерес к этому вузу огромен, потому что развиваются транспортные коридоры, транспортное строительство, контейнерные перевозки, много сейчас инноваций, и обидно, что с нашей Академией такое сейчас происходит. Я надеюсь, что какое-то решение будет по этому вопросу. В любом случае это направление нужно сохранить.

– МОН со ссылкой на рейтинг НПП «Атамекен» заявил, что почти 60% образовательных программ Академии не соответствуют ожиданиям работодателей. В Академии говорят, что информация ложная. Кому верить в этой ситуации?

– НПП «Атамекен» отправляет данные по образовательным программа в «КТЖ», но кроме «КТЖ» есть много других перевозчиков. Во многих предприятиях есть свои внутризаводские перевозки, и им нужны специалисты, то есть они и выставили такие оценки. И теперь нужно с ними не спорить, а доказать им, что это не так.  Они же могут прийти в «Атамекен» и сказать, какие программы у них есть, спросить, чем недовольны работодатели. Раньше ведь КазАТК руководили люди, которые вышли из недр «КТЖ», а сейчас пришли другие люди, насколько я знаю, которые не имеют прямого отношения к железной дороге. В итоге нет согласия с работодателем. Но это ведь самое важное. Мы же для них и работаем. Работодатель и должен сказать, соответствует ли вуз, подходят ли им специалисты, которых они готовят. Должны учитываться новые тенденции.

Нужно сесть за стол переговоров. Если тех, с кем вы работаете, вы не устраиваете на 60%, это сигнал!  Это большое количество замечаний. Я понимаю, было бы 10-15%, тогда спорные вопросы еще могут быть.

Нужно договариваться, учитывать новые тенденции в железной дороге.

Но и работодатель должен им сказать, что у них новые требования, технологии: вот вам описание, готовьте по ним специалистов, можно какие-то лаборатории совместные создать. Сейчас же много возможностей.

«Атамекен» ведь предоставляет рейтинг по ответам опроса работодателей, предприятий, которые поставили такую оценку. Но ведь у КазАТК  было время снять эти вопросы, начать их решать. Нельзя относиться пренебрежительно к работодателям. Мы же не просто даем дипломы, а дальше «гуляй, Вася». Если вузы не перестраиваются под новые требования работодателей, возникает вопрос: а для чего и для кого ты готовишь специалистов?

– В целом как старейший вуз страны докатился до таких разбирательств? Что могло стать причиной?

– Смена менеджмента, думаю, повлияла на смещение акцентов. А все это вкупе привело к потере связи с работодателем.

– Нет ли заинтересованности МОН в закрытии Академии?

– МОНу зачем эти проблемы? МОН и так получает шишки. Каждое закрытие вуза сопровождается сопротивлением оппонентов, прямых и скрытых.  А министр образования получил поручение от Президента страны. Министр мне сам говорил, что надо сократить 20-30 вузов. Я ему сказал: если сократишь в год хотя бы три, то тебе сразу орден можно давать.

 Но вопрос еще и в том, а надо ли сокращать? Можно ведь университеты и объединять. В мире идет бурный рост образования, это ведь социальный лифт для молодежи. Я считаю, что сейчас надо думать больше о том, что должны делать вузы. Раньше ведь вузы набирали себе как можно больше специальностей. Но сейчас уже понятно, что кто-то силен в подготовке педагогов, кто-то – строителей, кто-то – по бизнесу. Бум спроса на специалистов информационных технологий, в фармации, в медицине. Происходят изменения, и вузы вместе с МОН должны на них реагировать. МОН, думаю, должен обеспечить контроль за качеством, а не закрывать высшие учебные заведения.  Мы ведь не ставим цель, чтобы в стране осталось 50 вузов или 20. Если хорошо работаете, то нет вопросов. Но если вы нарушаете и если вы действительно печатаете дипломы, то нужно понимать, что это наносит ущерб. Ведь многие наши студенты потом, разочаровавшись, уезжают учиться за границу. В России сейчас, допустим, демографические проблемы, и она стараются привлечь молодежь из Казахстана. Их привлекают стипендией, общежитием, трудоустройством, дают получить гражданство по упрощенному варианту.

– На Ваш взгляд, сколько процентов от общего числа вузов страны не соответствуют образовательным требованиям?

– Мы с министром это обсуждали. Но от себя скажу, что 10-15 вузов из 130, это около 10%, можно закрыть. Мы приглашали их руководителей, говорили: коллеги, давайте вносите коррективы в работу. Ведь необязательно называться университетом, верните лицензии на те специальности, которые вы не можете освоить. Зачем их держать? Это ведь нерентабельно. Завтра же вы замечания по ним и получите. Есть возможность и объединения, но там сложный вопрос по собственности. Но тем не менее мы им предложили такую возможность.

Но если у вас нет людей, и вы, допустим, как в Таразе, принимали студентов из других стран без ЕНТ, это же грубое нарушение закона! Люди просто хотят удержаться любыми путями в этой сфере. Если не смог, то лучше не мучай студентов. Многие ведь привыкли быть ректорами – престиж, машины им подавай.

– Скажите, а как часто МОН проводит проверки? Сталкивались ли Вы как ректор университета «Туран» с необоснованными претензиями?

– Нашему университету «Туран» 30 лет, и за это время нас проверили 77 раз. Хотя должны проверять раз в пять лет. Были проблемы.

Иногда бывает так, что проверяющие комиссии приходят и начинают кровь пить: почему у тебя пять лампочек, а не шесть, а почему подоконник у тебя на два сантиметра шире. У нас же каждый проверяющий – маленький Сталин: лишь бы найти врага, поймать его и расстрелять. Поэтому мы как ассоциация вузов дискутируем с МОН, чтобы поменять правила игры, квалификационные требования. Например, в США в министерстве образования работают всего 26 человек, точно так же и в Германии. Вузам нужно предоставлять самостоятельность. Замечания нужно делать по существу, по качеству подготовки, по соответствию твоих выпускников запросам на рынке труда. А не считать, сколько у тебя книг и какого они качества. Сами проверяющие должны улучшить качество своих проверок. Если хочешь работать, то докажи свои квалификационные требования, в законе все прописано. Но не нужно лезть в работу вузов по мелочам.

– Благодарю Вас за беседу!

Вам будет интересно
Газификация алматинской ТЭЦ-2: особенности проекта, риски и неизбежный рост тарифа
Вымогательства и взятки: шокирующие заявления о казахстанской армии
Питание, витамины, БАДы: как подготовиться ко второй волне коронавируса