Срочная новостьДТП на блокпосту в Алматы: суд вынес приговор экс-полицейскому

Фатальные ошибки кыргызских властей перечислил Айдар Амребаев

Сейтказин Ардак

Политолог подробно проанализировал ситуацию в соседней стране

Фото: ria.ru; sputnik / Эркин Алымбеков

Кыргызстан стал своеобразным «полигоном» для отработки разнообразных политических технологий захвата власти. Такое мнение выразил политолог Айдар Амребаев, комментируя по просьбе Azattyq Rýhy ситуацию в соседней стране.

– Можно ли назвать происходящее в Кыргызстане государственным переворотом? 

– На сегодняшний момент есть факт общественных беспорядков, захват недовольными итогами голосования на выборах в Жогорку Кенеш ряда государственных учреждений и самоустраненность действующего президента от ответственности.

– Какие факторы, на Ваш взгляд, привели к нынешним беспорядкам? Назовите фатальные ошибки власти Кыргызстана.

– Я считаю, что налицо дисфункция власти. Государственные органы уже который раз демонстрируют свою неспособность и нежелание прислушаться к чаяниям народа. А эти требования просты:

  • чистые, прозрачные конкурентные и честные выборы;
  • ответственная и профессиональная деятельность госорганов без коррупции;
  • невмешательство в выборный процесс и деятельность государства криминалитета;
  • защита национальных интересов в различных международных проектах с участием Кыргызстана (имеется в виду актуальное членство страны в ЕАЭС, проектах Китая в рамках «Пояса и пути» и военно-политическое влияние США).

С моей точки зрения, в Кыргызстане расшатана система централизованной государственной власти и маргинализированы общественные интересы. Налицо противостояние разнообразных социальных, политических и бизнес-групп влияния за ограниченные ресурсы страны. Мы видим достаточно активный поток мигрантов из страны, но в настоящий момент в связи с закрытостью границ в условиях пандемии большие группы энергичных молодых людей сконцентрированы на небольшой территории с негативными социальными импульсами недовольства собственным положением. К тому же кризисная экономическая ситуация порождает широкое общественное недовольство. К сожалению, в этой ситуации государство демонстрирует свою несостоятельность, а ряд чиновников – свою прямую аффилированность с криминалитетом.

В целом же в стране отсутствуют традиции преемственности власти и ценности государственности, уважения к властным структурам, что создает благоприятные условия для «легкого решения вопроса» через беспорядки, организуемые различными конкурирующими группами влияния. Политическую культуру этой страны можно определить как «охлократию» (власть толпы) по аристотелевской классификации политических режимов. 

– В такой ситуации многими политиками принято говорить о внешних дестабилизирующих силах. Применимо ли это к сложившейся в Кыргызстане ситуации?

– В данной ситуации, как мне кажется, все-таки причинами общественного возбуждения стали внутренние причины. Хотя присутствие актуальных для Кыргызстана внешних сил и их проектов обустройства этой «буйной территории» налицо. Это и «русский фактор», связанный с присутствием российских военных баз на территории страны, несостоятельным участием Кыргызстана в ЕАЭС и претензиями к его членам (например, постоянные приграничные споры с Казахстаном, проблемы трудовых мигрантов в России, неоднозначное отношение к советскому прошлому, русскому языку в стране). Кстати, одним из негативных тригеров стало то, что в процессе электоральной кампании большой негативный резонанс вызвало предложение одного из общественных деятелей о «присоединении Кыргызстана к России»…

Большое общественное звучание, в том числе и негативное, имеет расширяющееся китайское экономическое влияние и коррупционный шлейф, тянущийся за целым рядом политиков страны в связи с участием Кыргызстана в китайской инициативе «Пояса и пути».

Определенное значение имеет также некоторая отчужденность Кыргызстана от Запада, в частности, ряд вопросов, вызвавших напряженность во взаимоотношениях с США по проблемам прав человека, возможному военному присутствию американцев.

Для Кыргызстана весьма ощутим и «мусульманский фактор», в частности, известно деструктивное и достаточно активное влияние «Таблиги джамаат» (деятельность организации признана экстремистской и запрещена на территории Казахстана – AR) на верующих мусульман страны. Ведь они достаточно вольготно себя чувствуют в этой стране.

Поэтому внешнее влияние в Кыргызстане ощущается довольно сильно, и внутренняя дестабилизация совсем некстати.    

– Освобождение Атамбаева и других влиятельных некогда персон – признак того, что действующая власть признает поражение?

– Я не верю в политическое будущее Атамбаева и политиков этой генерации в Кыргызстане. Они показали свою абсолютную несостоятельность и беспринципность в решении важных для страны вопросов. И если действующая власть к этому причастна, я имею в виду их освобождение и возможную общественную реабилитацию, то тем хуже для самой власти. Мне кажется, протестные настроения направлены на своеобразную «люстрацию» действующей политической элиты и актуальность прихода во власть абсолютно новых, незапятнанных людей.

– Что ждет страну в ближайшее время?

– Можно только сожалеть, что Кыргызстан становится перманентно нестабильной страной в нашем регионе и внешним источником дестабилизации для всей Центральной Азии. Однако, если исходить из позиции политического реализма, граничащего с цинизмом, то эта страна стала своеобразным «полигоном» для отработки разнообразных политических технологий захвата власти. К сожалению, этому государству пока не удалось выйти на траекторию устойчивого развития по-настоящему суверенного государства. Думаю, что серьезной опасностью для Кыргызстана является перспектива более масштабной социальной дестабилизации, возможно, гражданской войны, например, между кланами или разными территориальными анклавами, Севером и Югом. В этой ситуации светит перспектива государственной несостоятельности и внешнего управления в том или ином виде. 

– Как в такой ситуации реагировать Казахстану?

– Для нашего народа кыргызский народ один из самых близких и дружественных народов. Мы реально «бір тұған халықпыз» – единокровные братья и, конечно, не можем равнодушно воспринимать все, что там происходит. Мы должны создать максимально благоприятные условия для экономической поддержки людей там, особенно в ситуации социальной нестабильности и пандемии. Для этого у нас есть такая структура, как KAZAID (Казахское Агентство по международному развитию). В ситуации нестабильности для Кыргызстана также очень важна политическая поддержка в международных структурах с его участием. И здесь Казахстан может оказать содействие, а при необходимости – услуги медиатора возможного разрастания конфликта.

– Благодарю за комментарий!

Протесты в Бишкеке начались утром 5 октября после прошедших накануне парламентских выборов. К вечеру они переросли в беспорядки, недовольные начали трясти ворота резиденции президента и правительства, лезли через ограду и кидали в здание камни. Милиция применила против протестующих слезоточивый газ, светошумовые гранаты и резиновые пули. В результате один человек погиб, еще почти 600 пострадали. 

«Кыргызстан – не Беларусь»: Досым Сатпаев рассказал, почему в Бишкеке вспыхнули беспорядки

Вам будет интересно
Газификация алматинской ТЭЦ-2: особенности проекта, риски и неизбежный рост тарифа
Вымогательства и взятки: шокирующие заявления о казахстанской армии
Питание, витамины, БАДы: как подготовиться ко второй волне коронавируса