Гибель Каспия: как Россия может оставить запад Казахстана без воды. Часть 2

Смагулов Амир

По мнению экологов, Каспий может повторить судьбу Арала, если чиновники не предпримут никаких мер

Гибель Каспия: как Россия может оставить запад Казахстана без воды. Часть 2

В первой части материала вместе с директором Центра эколого-правовой инициативы «Глобус» Галиной Черновой мы разобрали причины обмеления Каспийского моря. В качестве одного из виновников такого положения дел выступает Россия, пускающая недостаточный объем воды по Волге и Уралу, впадающим в Каспий, передает Azattyq Rýhy.

Международная практика говорит о том, что страны, находящиеся в верховьях рек, обязаны обеспечивать достаточный попуск воды для стран в низовьях. Сейчас же мы наблюдаем, что в России ведется строительство новых гидроузлов и водохранилищ на Волге и Урале.

«То есть с нашими интересами никто не считается. Урал хоть не зарегулирован в низовьях, а в верховьях строят эти узлы, водохранилища и дамбы, что очень плохо. А Волга вообще зарегулирована гидроэлектростанциями, и я не знаю, как при таком падении уровня реки будут подпитываться эти ГЭС – им ведь придется дополнительные шлюзы строить, чтобы накапливать воду, чтобы обеспечивать спуск воды большого объема для запуска турбин. Эта техногенная нагрузка, которая была осуществлена в советское время, сейчас реально дает нам серьезные вызовы и угрозы. И проблему надо решать срочно и комплексно», - говорит Галина Чернова.

Но решение проблемы нынче мало кого волнует. Пока ничего не делается, лишь периодически проводятся встречи на уровне министерств экологии, иностранных дел, которые серьезно повлиять на ход событий не в силах.

«Надо радикально и в кратчайшие сроки принимать решения, а не водить хороводы и ездить на заседания комитета по спасению Урала. Эти заседания проводятся с 1990 года, периодически замирая и реанимируясь. Но ни черта не делается. Надо бить во все колокола, потому что мы можем пройти точку невозврата, как это случилось с Аральским морем.

Нам срочно нужно принимать соглашения. Прекратить водить хороводы и создавать какие-то комиссии, а срочно садиться за стол переговоров и со стороны стран, входящих в каспийский регион и на уровне специалистов, включающих водников, транспортников, рыбоохрану, и договариваться, прежде всего, об уровне водотока», - утверждает эколог.

Казахстану в том числе следовало бы заняться исследованиями, потому как Урал не изучали с момента распада Союза. Поэтому мы не знаем, какой объем воды Россия должна спускать, чтобы не было подтоплений, разрушения берегов и затопления городов, ведь наши города стоят как раз по Уралу – это Уральск, Атырау, частично Актобе, который входит в бассейн реки. Поэтому надо решать очень серьезный вопрос по определению уровня водотока.

«Также когда идет такое резкое обмеление реки, надо вводить строжайшую экономию воды в низовьях реки. Понятно, когда вода превратилась в товар и новое золото нашей цивилизации, мы должны максимально экономить воду. А у нас сегодня огромные потери. Даже в компании «Су Арнасы» по Атырауской области это предприятие берет 35 миллионов тонн воды, а доводит до потребителя максимум миллионов 20. А остальное теряется, потому что все коммуникации старые, трубы ржавые, построено это все было еще в советское время. Сам этот водоканал был построен в 1938 году. То есть надо решать это все радикально и вводить строжайшую экономию», - подчеркивает наша собеседница.

У нас же бассейны, парикмахерские, химчистки, автомойки и все остальные используют питьевую воду, что совершенно недопустимо в условиях такой катастрофы.

«Та же ТЭЦ Атырауская забирает от 65 до 68 миллионов тонн в год. И после прогонки по технологическим сетям сливает эту воду на рельеф местности в районе поселка Таскала. То есть это что? Это кто будет контролировать и следить? А таких промышленных горе-предприятий около 55. Надо же вводить оборотное водообеспечение. Надо хотя бы 30-40% этой уникальной воды использовать повторно. Понятно, что вылезут тарифы, их надо будет пересматривать. Но пересматривайте тарифы, прежде всего, для предприятий-природопользователей, чтобы им не выгодно было вот так забирать уникальную воду и сливать ее», - считает Галина Чернова.  

Тем более, что в условиях Атырау Урал является единственным источником питьевого обеспечения. Других попросту нет – все подземные источники высокоминерализованные, то есть содержат хлориды, натриевые соли в высоких процентах и непригодны для питья даже после очистки. Уральск в более выгодном положении, потому что там есть артезианская вода. И поскольку Урал обмелен, то сейчас надо вводить режим активной экономии.

Сейчас, по мнению эксперта, нужно привлечь специалистов из других стран, которые достаточно хорошо подготовлены и владеют новыми технологиями, чтобы они просчитали, сколько воды должна пускать Россия, чтобы Атырау не оказался в голой степи без воды и средств для обеспечения промышленности, а Каспий окончательно не обмелел с северной стороны и не превратился в сухопутную зону.

«У нас уже нет таких специалистов. И никто в вузах не готовит ни гидрологов, ни гидрогеологов. Сколько можно готовить юристов и экономистов? Этот вал уже не перерабатывает экономика. Надо же готовить и профессиональных узких специалистов. У нас даже нет достаточного количества экологов. А тех, которых готовят, их не берут ни в какие компании, потому что очень низкий уровень подготовки. Нет профессоров и ученых, которые бы давали высокий уровень профессиональной подготовки.

Нам нужно менять систему высшего образования и подготовки нужных специалистов. Может даже приглашать таких специалистов, ученых и преподавателей из-за рубежа. Мы стоим перед реальным вызовом, что будет с нашей территорией, с Каспием и с продуктовой безопасностью страны. Ведь мы всегда спасались рыбой с Урала, а сейчас почти нет рыбы», - констатирует она.

В стране давно пора развивать систему подготовки узких специалистов, потому что с этим у нас реальная брешь. Во-вторых, необходимо возрождать научную деятельность в этой области.

«Оставшиеся научно-исследовательские институты, которые должны были вести эту работу – это КазНИИ рыбного хозяйства, который давно валяется на боку. Там практически остался один директор, а все лаборатории расформированы, потому что все эти годы не было финансирования и в таком забвении пребывает наука. И такая же ситуация с центрами изучения рыбного, водного хозяйства, водхозы, управления по изучению водных ресурсов», - подчеркнула Галина Чернова.  

То есть это проблемы, которые надо решать комплексно и системно, начиная с подготовки узких специалистов в учебных заведениях, и заканчивая восстановлением системы НИИ, которые предметно работали и изучали этот вопрос и давали рекомендации.

Новости парнеров
×
Информационная продукция данного сетевого ресурса предназначена для лиц, достигших 18 лет и старше.