Между полицейскими и обычными гражданами не хватает доверия, считают эксперты

Azattyq Rýhy

Такое отношение формировалось годами и его очень сложно искоренить из сознания за один день

Клиентоориентированный подход в полиции – инициатива не новая, но еще достаточно «сырая». На сервисную модель работы все еще возлагают большие надежды: в идеале граждане страны должны получать качественные полицейские услуги, а проблемы, связанные с безопасностью, стражи порядка зарекаются решать совместно с обществом. И вроде бы постоянное присутствие полиции стало ощутимым: на улицах мы видим модульные посты с надписью Polisia, для оперативного реагирования сотрудникам выдали планшеты, участковые состоят в общедомовых чатах,  альтернативой звонку 112 стало мобильное приложение, а жалобы сегодня можно отправлять в Telegram-каналы. Но стали ли правоохранительные органы быстрее реагировать на запросы граждан? Усилилось ли на самом деле обеспечение общественной безопасности? Эти и другие вопросы Azattyq Rýhy задал экспертам. 

Главным отличием сервисной полиции от традиционной является то, что во главу угла ставятся сами граждане и предотвращение преступлений, а не правонарушители и уже свершившиеся деяния. По задумке, у казахстанцев не должно быть ни капли сомнений в том, что в любое время дня и ночи они могут обратиться за помощью к сотрудникам полиции и незамедлительно получить ее. Говоря откровенно, инициатива не может не воодушевлять. 

«Как мне кажется, переход на сервисную модель обеспечения общественной безопасности является важным этапом реформирования полиции, ориентированной на потребности гражданского общества. Но пока все привело только к фрагментарным результатам», – говорит исполнительный директор Гражданского альянса Казахстана Мурат Омашев. 

Без слов понятно, что переход на сервисную модель – дело не одного дня. Но верен ли сам подход? Одной из первых стран, которая перевела работу полиции на новый формат, стала Великобритания. Глубинные изменения там вводились на всех уровнях, а осуществить переход удалось за 15 лет. В Министерстве внутренних дел сообщили, что уже созданы отдельные элементы, однако единой модели сервисной полиции в мире нет. 

«С другими странами нас объединяют общие принципы – узнаваемость, доступность, доброжелательность, прозрачность, подотчетность. Мы приняли во внимание мировой опыт, и в процессе перехода отталкиваемся от тестирования различных сервисных элементов, готовности населения и самих полицейских к новому формату взаимоотношений», – говорит заместитель председателя Комитета административной полиции МВД РК Алексей Милюк. 

Задач у полиции «нового образца» много: в первую очередь, это быстрое реагирование на обращения. Тестируются новые инструменты выстраивания коммуникаций с гражданами, но и здесь есть самые банальные недоработки. К примеру, после совершенного дорожно-транспортного происшествия через несколько дней полицейские приглашают к себе его участников для ознакомления с материалами дела. Что мешает провести встречу в дистанционном формате? Какая необходимость в данном случае отрываться от дел и ехать в участок? Разумеется, в случае действительно критических ситуаций, на ум приходит старый, добрый номер – 112. И вроде бы здесь-то должно быть все схвачено. Но даже туда бывает сложно дозвониться. 

Также сервисная модель по большому счету нацелена на предотвращение и профилактику преступлений, а это подразумевает под собой большую аналитическую работу и практическую – совместно со всеми службами каждого города, района. Такой коннект установить, мягко говоря, непросто. И последнее: это, пожалуй, оптимизация работы сотрудников местной полицейской службы, снабжение сотрудников необходимой техникой и обеспечение должного уровня цифровизации. 

Общественность проявляет настороженность: слишком много инициатив уже пережила система правоохранительных органов, которые так и не прижились. Напрашивается вопрос: осилим ли мы новое, да еще и такое трансформационное обновление? 

«На ум пришла простая ситуация. В 2016 году для столичных полицейских покупали гироскутеры-сегвеи для патрулирования улиц. Кто и где их видел? Я только один раз слышал по телевизору, а что стало в дальнейшем с проектом – это уже большой вопрос, – говорит блогер, гражданский активист Улан Абишев. – По сути, чтобы действительно что-то изменилось в работе полицейских, то необходимо подойти к этому комплексно. Сколько не меняй названия, сама суть, к сожалению, остается прежней. Это будет происходить до тех пор, пока не будет проведена масштабная реформа всей системы». 

По мнению Мурата Омашева, полиция должна по-настоящему прислушиваться к общественному мнению. Ведь кто сможет полностью обнажить проблему конкретного района, если не его жильцы.  

«Такие вопросы как перенаселенность определенного района, что способствует грабежам, хулиганствам, отсутствие освещения, что делает опасным передвижение в темное время суток, и так далее – нужно решать сообща. Суть в том, чтобы общество активно включилось в процесс выявления проблем безопасности. Внедрение этой модели – работа долгосрочная: нужно разработать нормативные акты, а главное – обучить полицейских работать в новых условиях», – делится мнением Мурат Омашев. 

Однако, несмотря на все старания и имеющиеся позитивные изменения от перехода на сервисную модель, главная коммуникация – между полицейскими и гражданами – не установлена. В большинстве случаев обе стороны попросту не слышат друг друга. 

«Прежде всего, между полицейскими и обычными гражданами не хватает доверия. Стражи порядка относятся к казахстанцам не как к получателям услуг, а как к тем, кто создает им проблемы и придумывает дополнительную работу. В свою очередь население воспринимает сотрудников полиции как бездельников. Такое отношение формировалось годами и его очень сложно искоренить из сознания за один день. Для этого требуется системная работа по повышению профессионального уровня всех полицейских. Они должны не просто принимать запретительные и карательные меры, но и задаваться вопросом: «А чем я могу помочь?» – считает гражданский активист. 

Собеседник добавил, что в свое время по этому пути пошли в Грузии и Украине. Он вспоминает, как во время пребывания в Тбилиси ощутил отношение полицейских к обществу и наоборот. 

«Это не такие угрюмые мужчины и женщины в форме, а приветливые сотрудники, которые могут не только своим видом показать, что здесь безопасно, но и при необходимости объяснить на нескольких языках, как добраться до гостиницы», – говорит Улан Абишев. 

Он уверен, что для повышения эффективности работы правоохранительных органов, надо провести полную чистку кадров, убрать сотрудников, которые дискредитируют полицию, оставить действительно профессионалов своего дела.

«Следует повышать требования к кандидатам на службу. Может быть, обязательным условием сделать наличие высшего юридического образования. Тогда в полицию будут приходить подготовленные кадры. Также, на мой взгляд, руководить полицией должны гражданские лица, имеющие опыт работы в других сферах. Они смогут перенастроить все процессы изнутри и адаптировать их под потребность граждан. При этом уже давно пора снять погоны с сотрудников, которые выполняют вспомогательную работу. Аттестованными могут оставаться только те, кто действительно в этом нуждается в силу своих профессиональных обязанностей и компетенции. Это только ряд предложений, которые впоследствии создадут полицию нового образца – она уж точно сможет завоевать доверие граждан», – озвучил предложения активист. 

О реформировании органов внутренних дел можно говорить долго и много. Самое главное, что акценты сместились, и в настоящий момент мы на пути к совершенно новым стандартам, работающим на повышение доверия населения к полиции. Ведь нет ничего важнее, чем чувство защищенности и нахождение в условиях максимальной безопасности, особенно, в столь нестабильное время. 

Новости парнеров
×
Информационная продукция данного сетевого ресурса предназначена для лиц, достигших 18 лет и старше.