Срочная новостьГибель казахстанки в Грузии: родственника Асель Айтпаевой арестовали

Сжиженный газ: за что переплачивают автолюбители?

Azattyq Rýhy

У экспертов и автолюбителей накопилось немало вопросов к Минэнерго

Фото: vladtime.ru; azh.kz; lada.kz

По состоянию на 1 ноября 2020 года, 7,5% легковых автомобилей в РК ездит на смешанном топливе (бензин-автогаз) – это свыше 292 тысяч единиц.    

В Казахстане сложилась парадоксальная ситуация, когда заводы не производят автогаз, но автомобили им исправно заправляются. А теперь плохая новость – полный отказ от регулирования предельных оптовых цен на сжиженный нефтяной газ приведет к серьезному росту его стоимости для конечного потребителя, а именно для владельцев 300 тысяч автомобилей и 5-6 млн пользователей баллонного газа и, возможно, даже к банкротству МСБ в этой отрасли. 

Более того, планируемая Минэнерго РК отмена аккредитации участников рынка неизбежно спровоцирует снижение уровня пожарной безопасности.  

Таково мнение сообщества газосетевых организаций (ГСО) южного региона, опрошенных обозревателем Azattyq Rýhy.

Минэнергичные предложения

11 марта в СЦК прошла пресс-конференция, в ходе которой обсуждались «последние изменения на рынке ГСМ». Общий ее лейтмотив – цены на ГСМ в Казахстане и без того одни из самых низких в мире. Например, по стоимости бензина АИ-92 мы на 7 месте. 

Спикеры Минэнерго убеждали, что внедрение рыночных механизмов оптовой продажи топлива, в частности, электронных торговых площадок (ЭТП) приведет к полной прозрачности ценообразования на ГСМ по главному закону рынка – соотношению спроса и предложения. Учитывая сложную мировую ситуацию с пандемией, ждать в ближайший год резкого роста спроса на ГСМ, по мнению представителей Минэнерго, не приходится.

При этом отмечалось, что государство будет зорко следить за тем, чтобы не было ценовых сговоров. 

Сектор газа

Так, директор Департамента газа и нефтегазохимии МЭ РК Куаныш Сарсекеев сообщил, что согласно Закону РК «О газе и газоснабжении», ежеквартально на внутренний рынок выделяется определенный объем газа. Часть реализуется через ЭТП (на данный момент 25%), но основная масса продается по фиксированным ценам, аккредитованным ГСО согласно плану.

Газовые цены долго держали на коротком поводке – предельная оптовая цена с заводов-производителей замерла на уровне 38.7 тысяч тенге за тонну с 1 января 2018 года (кроме третьего квартала 2020 года, когда произошло снижение до 28 тысяч тенге/тонна из-за сильного падения мировых цен на сжиженный нефтяной газ.  

Кроме того, на время пандемии приказом МЭ от 3 апреля 2020 года в стране были установлены предельные розничные цены на автомобильных газозаправочных станциях (АГЗС). Скажем, для Алматы это 69 тенге.  

Как рассказал вице-министр энергетики РК Асет Магауов, бизнес-сообщество просило отменить этот приказ, поскольку он ведет к разорению представителей розничного сегмента. Вторая причина отмены приказа – возможный переток газа из регионов с низкими ценами к соседям, где топливо дороже.

В результате с 1 марта розничные цены на автогаз находятся в свободном плавании. При этом, по данным Минэнерго, текущие цены были ниже чем в первом квартале 2020 на 5%.

По утверждению директора Департамента газа и нефтегазохимии МЭ РК, вывод 25% объема сжиженного нефтяного газа на свободные торги никак не повлиял на розничную цену топлива. Он считает, что полный отказ от госрегулирования даст возможность владельцам заправок покупать сжиженный газ напрямую у заводов, что сделает рынок прозрачным и конкурентоспособным.

Однако многие участники рынка думают о предлагаемых новеллах Минэнерго иначе. Давайте разберемся в механизме этого довольно специфичного рынка.

Социальный товар

К социальному газу, то есть квотируемому Минэнерго по фиксированным ценам, особые требования – его могут купить только аккредитованные организации, а трейдеры продают по строгой отчетности, чтобы он не отправился в ближнее или дальнее зарубежье. Надо сказать, у наших соседей со всех сторон цены значительно выше.

Вот принципиальная цепочка прохождения газа до потребителя: завод (очистка, сжижение) – газонаполнительная станция (ГНС) – газонаполнительный пункт (ГНП) – автогазозаправка (АГЗС) – потребитель.

При пересчете цены на объем, с 1 марта предельная отпускная цена для «социального газа» с завода в РК получается равной 22 тенге/литр без НДС. Таким образом, цена «на пистолете» (в розницу на заправке) вырастает в Алматы в 3.13 раз (69 тенге), в Карагандинской области в 3.3 раза (73 тенге). Баллоны с газом в пригороде Алматы продаются по цене 2000 тенге – это примерно 117 тенге за литр или 534% добавленной стоимости. Специалисты утверждают, что выгоднее всего торговать газом в баллонах – он дороже, требований к качеству вообще нет, плюс к тому же возможен недолив.

Для иллюстрации доходности отрасли немного истории. 1 марта 2015 года предельная цена завода была установлена на уровне 6,6 тенге/литр. А в розницу в Алматы в это время газ шел по 60-70 тенге за литр. То есть цена «на пистолете» вырастала в 9,1- 10,6 раз.

В малый бытовой баллон можно закачать всего 10 кг, конечная цена – 1500 тенге, то есть рост составляет 13,63 раза! Но все эти «золотые деньки» в прошлом.

В 2015 году участники рынка говорили мне о том, что нужно ограничить маржу самых крупных оптовых трейдеров газа, которым тогда уходила львиная доля прибыли. Но в итоге предельную цену для АГЗС ограничили только в 2020. Для покупателей это было хорошо, для розничного бизнеса – нет.

Джинн из шланга

Технический газ для автомобильного мотора так же вреден как технический спирт для человеческого сердца. Увы, казахстанские заводы сегодня производят только технический газ, но на АГЗС он чудесным образом становится автомобильным.

Что такое автогаз? Согласно ГОСТ 27578-78, установлены марки ПА (пропан автомобильный) и ПБА (пропан-бутан автомобильный).

ПБА допускается к применению во всех климатических районах при температуре до минус 20°С, а ниже только марка ПА, рекомендуемый температурный интервал ее применения – 20-35°С.

При этом удельная доля пропана в ПА – 85% (допустимое отклонение 10%), а в ПБА –50% (+ -10%).

В реальности качественный пропан в значительных количествах производит только ТШО (Атырауская область), отсюда дороговизна логистики для большинства регионов. Поэтому пропана в РК хронически не хватает. Из этого следует такая же проблема с «зимним» автогазом как и с «зимним» дизтопливом.

В результате мы получаем безрадостную картину: полностью соответствующего требованиям ГОСТ (сюда входят также содержание серы и его соединений) автогаза в Казахстане практически нет. Особенно марки ПБА (зимнего) – его не производят на самих заводах. За все эти годы уполномоченный орган – Минэнерго РК – ничего не сделал для решения этой проблемы.

Качество автогаза в РК всегда было неважным (я сам езжу на автогазе), а в последние 2-3 года – просто отвратительным почти повсеместно, утверждают участники газового рынка РК от оптовиков до СТО. Нынешней зимой уже при минус 15 градусов машины с ГБО в Алматы сотнями приезжали чистить оборудование в СТО – «голимый бутан», как говорят мастера.  

И это на фоне длившегося несколько лет бума установки газобаллонного оборудования (ГБО) на автомашины.

Но откуда же появляется автогаз на АГЗС? Все просто: это все тот же газ для коммунально-бытового потребления – СПБТ (смесь пропана и бутана технических). К нему и требования иные.

Добросовестные продавцы доводят автогаз до приемлемых параметров по составу самостоятельно. Но существенно улучшить качество газа вне заводов, как поясняют эксперты, невозможно – поможет только очистка от грубых примесей с помощью фильтров. А многие АГЗС банально экономят – не соблюдают даже такие простые вещи, как установку фильтров (их должно быть 4) и продают «грязь». Для топливного оборудования авто это сродни воздействию «новичка» на организм человека.

Главная проблема в том, что в отличие от бензина качество автогаза госорганы фактически не проверяют. Только у крупных ГСО есть свои лаборатории, где контролируется качество продукции.

Говоря прямо, если сейчас начать проверку соответствия автогаза требованиям ГОСТ, то подавляющее большинство ГСО и АГЗС придется закрыть.

И начинать исправление ситуации надо с качества выпускаемого газа на заводах-производителях, уверены участники рынка.

Вся надежда на квоты

В распоряжении редакции оказался проект открытого письма от имени газоснабжающих организаций (ГСО) Шымкента и Туркестанской области на имя Президента Касым-Жомарта Токаева и министра энергетики Нурлана Ногаева.

В нем, в частности, говорится, что Закон «О газе и газоснабжении» от 2012 года и создание института аккредитации газосетевых организаций позволило за эти 8 лет создать эффективную систему обеспечения газом населения страны. В результате исключен дефицит «голубого топлива» в стране, минимален незаконный вывоз газа за границу, обеспечена высокая безопасность при покупке, хранении и отпуска топлива.

Газовики с тревогой пишут, что сегодня рассматриваются проекты нормативных актов с целью перевода поставки сжиженного газа на внутренний рынок полностью через электронные торговые площадки (ЭТП) и об исключении института аккредитации.  

Таким образом, интересы недропользователей, которые хотят зарабатывать больше на сжиженном нефтяном газе, ставятся выше интересов народа и МСБ, считают авторы обращения.

Приводится пример, когда в 2020 году цена свободно торгуемого газа на ЭТП в течение месяца вырастала с 43 тыс. до 102 тыс. тенге за 1 тонну. И это как раз в то время, когда у населения серьезно выросла потребность в газе из-за сезонных работ.

Бизнесмены отмечают, что в настоящее время нехватку квотируемых объемов сжиженного нефтяного газа они покрывают путем приобретения газа на ЭТП по гораздо высоким ценам. И если бы они торговали только таким газом, то цена на АГЗС выросла бы в Алматы до 100 тенге за литр.

Надо отметить, что себестоимости производства сжиженного газа и остальных ГСМ несопоставимы – в случае попутного нефтяного газа требуются лишь сжижение и очистка.

Что касается конкуренции в сфере торговли СНГ, то в письме говорится, что за последние 8 лет она сильно выросла – это видно хотя бы по количеству ГСО в Плане поставки Минэнерго, а также численности владельцев АГЗС.

По мнению работников МСБ южного региона, полный переход СНГ на торговлю через ЭТП приведет также к развитию спекулятивной перепродажи газа крупными оптовиками или аффилированными с заводами компаниями, имеющими большие финансовые ресурсы. 

В обращении говорится, что положение 90 ГСО и их около 280 филиалов по республике с тысячами сотрудников в штате и без того зыбкое. И выживают они пока только благодаря Плану поставки на внутренний рынок вне ЭТП.

Другой важный момент: при разработке и реализации действующего «Закона о газе…» МСБ была проведена большая инфраструктурная работа и сделаны серьезные инвестиции в ГСО для того, чтобы соответствовать требованиям Закона.

К примеру, стоимость установки одного моноблока емкостью 10 кубометров – до 8-12 млн тенге, а на строительство ГНС мощностью 1000 тонн необходимо $6-8 миллионов. Так что, в этот бизнес приходят надолго. А теперь правила игры кардинально меняются.

Как известно, работа с сжиженным газом требует особых условий безопасности и квалификации персонала в связи с высоким уровнем пожарной опасности. В случае упразднения института аккредитации последствия могут быть самыми печальными – уже известны факты взрывов и пожаров на АГЗС.

На основании изложенного, газовики южного региона просят сохранить поставку СНГ на внутренний рынок по ежемесячному Плану и оставить возможность прямой покупки газа с заводов-производителей.

Резюмируя наш обзор можно утверждать, что в нынешних кризисных условиях пандемии полный отказ от госрегулирования ценообразования на сжиженный газ преждевременен, он будет больше на руку иностранным производителям СНГ, чем реальному развитию конкуренции в отрасли.

Не говоря уже о конечных потребителях, особенно 5-6 млн пользователей баллонного газа, которым он при худшем раскладе будет обходиться в районе 150 тенге за литр – то есть почти как бензин.  

Марк СЕВЕРЯНИН

Вам будет интересно
Спорные территории – вечный двигатель межгосударственных конфликтов
«Казахтелеком» превратился в холдинг по мошенничеству»: казахстанцы массово жалуются на оператора связи
Актуальна ли сегодня проблема рейдерства в Казахстане?