Всесильный Сбер или Кремль? Почему Казахстан не может разорвать сделку с российским банком

Смагулов Амир

Казахстанское правительство еще не отказалось от разработки российского банка

Фотоколлаж Azattyq Rýhy

В середине апреля в Минцифры наконец-то сделали заявление, которого народ ждал почти два месяца. Вице-министр заявил, что за разработку платформы eGov возьмутся наши, отечественные специалисты. Но немного времени спустя после этого заявления последовало уточнение, судя по которому становится ясно, что сделка с российским банком еще не разорвана. Почему наши чиновники тянут с расторжением даже не контракта, а меморандума, который не имеет особой юридической силы? Не хватает политической воли, смелости отказать или в их планы входит усидеть на двух стульях? Ответы на эти вопросы корреспондент Azattyq Rýhy искал вместе с экспертами.

Новость о том, что разработкой платформы будут заниматься наши айтишники, вызвала большое одобрение со стороны казахстанцев.

«Сейчас в связи с геополитической ситуацией и пересмотром своих возможностей принято решение с АО «НИТ» («Национальные информационные технологии») своими силами сделать платформу, привлекая казахстанские IT-компании», - сказал вице-министр Аскар Жамбакин.

Новость, казалось бы, однозначная – раз за дело берутся свои, значит, со Сбером покончено. Однако не все оказалось так просто. После того, как журналисты растиражировали заявление Жамбакина с суждением о том, что Казахстан отказывается от Сбера, из Минцифры последовало уточнение. В пресс-службе ведомства заявили, что высказывание вице-министра истолковано неверно и решение об отказе от Сбера пока не принято.

«Минцифры проводит оценку рисков, в том числе с учетом геополитической обстановки, анализирует ситуацию с учетом мнения экспертной среды и общественности. На сегодняшний день никаких юридических отношений с группой «Сбер» по реализации платформы нет», - сообщили в пресс-службе.

В общем, окончательно и бесповоротно Казахстан еще не отказался от российского банка. Марлезонский балет, как выяснилось, еще не окончен, продолжается очередной акт. Только вот кто и зачем выступает за продолжение этого спектакля? И почему наши чиновники не могут аннулировать это сделку?

«Я с самого начала не понимал, чем наше министерство думает, потому что это решение отдать частному банку другой страны разработку государственной платформы ни с какой точки зрения не лезет ни в какие ворота. А то, что они сейчас делают, показывает, что ничего не организовано нормально. Разные мнения у них там гуляют, но так нельзя делать, потому что в таком серьезном вопросе должно быть глубокое обсуждение после которого разных мнений не должно быть», - считает экономист Алмас Чукин.

Почему нельзя взять и отменить меморандум, эксперты сказать затрудняются. А меморандум, на минуточку, это документ, не имеющий особой юридической силы и ни к чему не обязывающий. Это не договор и не сделка, это лишь бумага с намерением о сотрудничестве. Однако разорвать эту бумажку на мелкие клочки никто из чиновников, похоже, не в силах. Хотя смысла в ней нет уже никакого – обложенному санкциями Сберу разработать платформу не получится, говорят эксперты. Без доступа к современным системам никакой платформы создать в России или через Россию никак не выйдет.

«Надо понимать одну вещь, что платформа основывается на каком-то крупном решении, то ли Microsoft, то ли Oracle, то ли SAAB. То есть, есть мировые лидеры, которые делают большой пакет программного обеспечения. Вы его потом берете и просто приспосабливаете под свои задачи. Но когда говорили о платформе Сбера, никто не говорил, на чем она сделана. То есть Сбер-то тоже эту платформу не сам придумал. У них тоже в основе лежат те же крупные западные решения, которыми сейчас им нельзя пользоваться», - утверждает Чукин.

Санкции, технологии, поголовное возмущение казахстанцев – казалось бы, абсолютно все против этого контракта. Однако банк в этом вопросе до сих пор стоит особняком. Что же мы получим в сухом остатке, если все же решимся скрепить сделку подписями?

«Во-первых, Сбер не выполнит свои обязательства. Во-вторых, мы не сможем оплатить их, не нарушив американские санкции. В-третьих, эта система будет неработоспособна. Это и деньги на ветер, и не будет результата. Это уже известно на момент, когда это будут подписывать. Тот, кто это сделает – того человека в тот же день Антикор должен арестовать за нанесение материального ущерба стране, потому что механизмов, как обойти эти санкции, не существует», - констатирует экономист Марат Абдурахманов.

Еще один пункт не в пользу соседнего банка – нелюбовь ко всему чужестранному (не будем забывать и о тяжелейшем геополитическом фоне). Для казахстанского общества вопрос с импортом зарубежных специалистов, технологий и IT-решений весьма болезненный. Эта тема – не исключение. Тем более, что на кону внушительная сумма – 500 миллионов долларов.

«Не факт, что только Сбер может делать. Если есть возможность и казахстанские компании это смогут сделать, то это хорошо – деньги в нашей экономике останутся. А так мы профинансируем чужую страну. Это крайне нежелательно и сумма не маленькая – полмиллиарда долларов. Может на уровне Казахстана это выйдет на половину дешевле», - анализирует экономист Арман Байганов.

В политических верхах, по всей видимости, не хотят воспринимать тот факт, что банк со всеми его платформами и разработками в скором времени ждет крах, считают экономисты.

«Сберу уже не долго жить осталось в Казахстане. В России он, наверное, как локальный банк долго может жить, но исключительно как рублевый банк для внутренних дел России. А так они полностью лишены доступа к современным технологиям. То есть вообще непонятно, как с ними можно работать, если они не могут юридически ни одну лицензию, ни одну современную программу купить», - заключил Алмас Чукин.

Раз банк ждет такая судьба, значит, и вопрос с платформой в скором времени будет снят. Только вот наши политики то ли отказываются это принимать, то ли им не хватает смелости принимать решения в пользу своей страны.

Жан МУРЗА

Новости парнеров
×
Информационная продукция данного сетевого ресурса предназначена для лиц, достигших 18 лет и старше.