СрочноШкольник покончил с собой в Аксае

«Талибан»: не нужен им «берег» казахский?

Ахметбеков Асхат

В интервью Azattyq Rýhy эксперт назвал главную движущую силу конфликтов в Афганистане

Иллюстративное фото из открытых источников

Интерес к событиям в Афганистане у казахстанцев не праздный, это беспокойный сосед всего лишь «через одно рукопожатие» – Узбекистан. К тому же в афганской провинции Бадахшан действуют около 40 отрядов запрещенного в Казахстане террористического движения «Талибан», которыми командуют выходцы из Центральной Азии. А во главе их стоит этнический казах Хаджи Фархон. Такова информация эксперта по Афганистану Насибджона Амони, располагающего рядом серьезных источников в этой стране среди политиков и силовиков, которую он рассказал обозревателю Azattyq Rýhy.

На тему падения Кабула написана масса комментариев и обзоров. При этом западные политики и аналитики политкорректно избегают темы межэтнической напряженности, но именно она на самом деле является главной движущей силой конфликтов в Исламской Республике Афганистан (ИРА).

По мнению эксперта AR, идеология движения «Талибан», состоящего более чем на 90% из пуштунов, – «пуштунизация» страны, при этом исламистская составляющая больше является инструментом борьбы за власть. В отличие от другой также запрещенной в Казахстане террористической организации «Исламское государство» (ИГ), где де-факто своеобразный джихадистский интернационал, а главная цель группировки – установление исламского халифата в регионе, а затем и в мире, «Талибан» готов довольствоваться властью в современном Афганистане. Но сверхзадача, о чем предпочитают не говорить вслух лидеры этой организации, создание «Пуштунистана» – ИРА плюс значительная часть Пакистана.

Горячую тему обозреватель AR обсуждает с известным политологом и журналистом-международником, в прошлом корреспондента Радио «Озоди» («Свобода»), поработавшим переводчиком в Афганистане, Насибджоном Амони.

Война этносов, а не идеологий

– Афганские силовики, а это 350 тысяч человек, имели мощное вооружение, вплоть до штурмовых истребителей, а «Талибан» по оценкам Центрального разведовательного управления США, порядка 75 тысяч боевиков с легким вооружением. Почему так катастрофически быстро сдались правительственные силы? В рассуждениях многих экспертов есть такая версия: афганская армия привыкла воевать под опекой США в тепличных условиях. Отчасти это так, но войска Наджибуллы после ухода СССР держались еще три года, пока РФ не отказалась от поставки вооружения в 1992 году. Не было ли сговора правящей верхушки ИРА с «Талибаном», поскольку те и другие, в основном, пуштуны? 

– В вашем вопросе уже содержится ответ. С первых дней своей политической карьеры Ашраф Гани Ахмадзай преследовал конкретную цель, которая заключалась не в том, чтобы служить всему народу страны, а в маргинализации и даже изгнании непуштунов, особенно таджиков, из Афганистана. Почему именно таджиков в первую очередь? Это было связано с тем, что по разным данным доля таджиков в стране составляет от 37% до 42% (официальной переписи в этой стране никогда не было), хазарейцев – 12-13% и узбеков – 9-10%. В сумме это порядка 60-70%. 

Справа на фото – Ашраф Гани Ахмадзай – президент Афганистана с 29 сентября 2014 года, бежавший из страны 15 августа 2021 года, в день захвата Кабула талибами

Несколько лет назад Ахмад Вали Масуд, брат знаменитого Ахмад Шаха Масуда, в телевизионном выступлении рассказал, что, когда он в 2003 году приехал на Лойя джиргу («Великую ассамблею», Совет старейшин ИРА) в качестве посла Афганистана в Великобритании Ашраф Гани в присутствии 20 человек заявил: «Господин посол, помните ... когда я приду к власти, либо через свою нацию (пуштунов – AR), либо через меч, либо через иностранцев, мы изгоним ваш народ из страны!».

Если бы «Талибан» тайно не поддерживал бы Арг (дворец президента), национальная армия Афганистана с помощью международных силы во главе с США в течение несколько лет уничтожили бы боевиков. Все молниеносные захваты 33 провинций страны (кроме Панджшера) талибами совершены при полном содействии Гани и его пуштунских соратников в столице и в провинциях. Сопротивление народа в Панджшере под руководством Ахмада Масуда подтвердила, что «Талибан» без своих покровителей в лице Гани и Пакистана не смог бы фактически без боя взять страну. Кстати, в Панджшере 100% населения – таджики.  

Начиная с правления Карзая, были сняты с должности или убиты многие влиятельные деятели, начиная с Бурхануддина Раббани, первого президента ИРА, маршал Фахим, генералы Дауд, Саидхели и другие.

– Какова в этом заговоре роль Хамида Карзая, бывшего два срока президентом до Гани? Он в общем-то никогда не скрывал своих симпатий к талибам.

– Экс-министр обороны США Роберт Гейтс написал в своих мемуарах, что Хамид Карзай, начиная со второго года своего правления, начал фактически перемещать талибов на север страны. «Самая большая угроза для моего правительства – это «Северный альянс», а не «Талибан», – цитирует его слова Гейтс. – А По крайней мере, дайте мне возможность укрепить талибов, чтобы я мог их руками уничтожить влиятельных полевых командиров «Северного альянса».

– И все-таки: почему президент Гани, известный нарциссизмом и жаждой власти, сдал страну талибам? Ведь они все время открыто отнеслись к нему с презрением, называя его марионеткой США, категорически отказывались даже садиться с ним за стол переговоров.

– Потому что в ходе последних выборов, превратившихся в фарс (голосовало всего 2 миллиона избирателей, результаты были откровенно подтасованы) Гани убедился, что он и Карзай на реальных демократических выборах уже не смогут победить. И в этом случае закончилось бы 270-летнее господства пуштунов в Хорасане.

– Почему так быстро пали северные провинции, где подавляющее большинство населения таджики и узбеки? Означает ли это, что эти этносы также приняли идеологию «Талибана»?

– Я уже говорил, что Гани по стопам Карзая целенаправленно ослабил эти регионы. В эти провинции активно переселяли этнических пуштунов на лучшие земли. Шла активная планомерная переброска талибов на север. Надо признать, что талибы хорошо выучили уроки своего поражения на севере в 90-ых годах и сделали все, чтобы обескровить регион. И, наконец, для многих политических деятелей севера страны их личные интересы в решающий момент борьбы оказались выше интересов своего народа – узбек Рашид Дустум, хазареец Мохакик, таджики Ато Мохаммад Нур, Амрулла Салех и другие.

Тень Пакистана 

– После прихода к власти «Талибана» Пакистан становится главным игроком в этом регионе, считает лучший российский эксперт по Афганистану Андрей Серенко. Я с ним безусловно согласен: пакистанская спецслужба Inter-Services Intelligence (ISI) является «альма-матер» талибов. В 2000 году западные разведки установили, что ISI принимает активное участие в деятельности тренировочных лагерей запрещенной в Казахстане террористической организации «Аль-Каида» и активно контактировало с бен Ладеном. Здесь же комфортно проживает политическое руководство «Талибана» и высший состав полевых командиров, с семьями.

В 2014 году советник по национальной безопасности премьера Пакистана Наваза Шарифа – Сартадж Азиз в интервью BBC заявил: «Почему враги Америки непременно должны становиться нашими врагами, мы не выступаем против афганского «Талибана», это – афганская проблема, мы предлагаем, чтобы Афганистан провел переговоры с ним. Мы поддерживали «Талибан» в течение 90-х, но если они будут действовать против нас, тогда мы выступим против них». Словом, пакистанская армия и спецслужбы давно могли бы уничтожить доморощенных талибов, но они использовали их как удобный инструмент в своих целях.  Каковы главные цели поддержки «Талибана» Исламабадом?

– Основная цель Пакистана – иметь в этой стране марионеточный режим. Более того, Первез Мушарраф, бывший президент Пакистана, вынашивал планы сделать ИРА пятый штат Пакистана, но, по его словам, ему мешали Панджшер и Ахмад Шах Масуд, которого, кстати, убили именно пакистанские террористы в 2001 году. И сейчас камнем преткновение опять стал Панджшер и силы сопротивления под руководством его сына.

Но руководство Пакистана забывает одну важную вещь: пуштуны составляют в этой стране почти 15% населения или порядка 27 миллионов человек, они не признают линию Дюранда (фактическую границу с Афганистаном) и мечтают создать Пуштунистан. Такое заигрывание может привести в дальнейшем к росту сепаратизма и в худшем варианте – к распаду федерации. Во-вторых, в последние годы уровень сотрудничества заклятого противника Исламабада – Индии и Афганистана в экономике и особенно в военной сфере вырос в разы. Все это сильно беспокоит Пакистан. Талибы безусловно перечеркнут все сотрудничество с Дели.

Ахмад Масуд – афганский политик таджикского происхождения, возглавивший на севере Афганистана сопротивление в Панджшере, сын и преемник полевого командира Ахмад Шаха Масуда, известного своей успешной борьбой сначала с советскими войсками, а потом с «Талибаном»

– Как заявил 1 сентября в интервью DW эксперт Андрей Серенко, если целью Ахмада Масуда является война без компромисса, то этот регион вновь станет точкой объединения антиталибских сил и «Талибану» не удастся захватить Панджшер до зимы. А к весне у талибов, умеющих только разрушать, может возникнуть полномасштабный кризис. С военной точки у талибов нет шансов на быструю победу: в распоряжении Панджшера 12-18 тысяч бойцов, у талибов по всей стране – 75 тысяч. Для захвата Панджшера нужно не менее 40-50 тысяч боевиков (классическое соотношение 1 к 3 в наступлении.) Каковы шансы на успех сына Ахмада Шаха Масуда в Панджшере?

– Да, об особой роли Панджшера в этой борьбе я уже говорил. Первоначально панджшерцы по моим данным, уничтожили около 2 000 талибов и взяли в плен свыше 1 600. Но затем в дело вмешался Пакистан. По нашим сведениям, операцией руководил прибывший в Кабул шеф военной разведки ISI генерал Фаиз Хамид. В наступлении принимали участие пакистанские беспилотники и спецназовцы под видом боевиков. Им удалось захватить 60-70% территории провинции, и они, называя вещи своими именами, начали геноцид таджиков. Силы сопротивления отошли в горы и будут вести партизанскую войну. Как известно, даже СССР не удалось взять Панджшер за 10 лет оккупации. Сейчас сыну национального героя намного сложнее – нет пока никакой помощи извне. И все же я надеюсь, что Панджшер не сдастся. Кроме того, в соседнем Баглане оппозиция отбила три района у талибов. На западе страны организован «Национальный фронт свободы», которым руководит Мухаммад Холид Ниязи. То есть сопротивление постепенно охватывает весь Афганистан. 

«ИДУ на вы»

– И наконец о самом важном для нас: каковы возможные последствия для Центральной Азии и Казахстана в плане роста террористической угрозы? Мы знаем, что до сих пор не было фактов нападения афганских боевиков на соседние страны Центральной Азии, кроме рейда узбекских боевиков Джумы Намангони (запрещенного в Казахстане «Исламского движения Узбекистана») в 2001 году. Российская пропаганда с 2014 года вела массированную компанию дезинформации: США, мол, перебрасывают боевиков ИГ в Афганистан, у границы с Таджикистаном скопились около 15 тысяч террористов и другие глупые фейки. Но теперь спецпредставитель президента РФ по Афганистану Замир Кабулов опровергает сам себя: талибы не собираются воевать в других странах, нет никаких оснований опасаться и так далее.

– Я с этой точкой зрения не совсем согласен. Нападений талибов на страны Центральной Азии действительно не было в 90-ые годы, но тогда они не смогли захватить всю страну, а «Северный альянс» держал границы под контролем. Сейчас ситуация иная, они захватили все регионы, кроме Панджшера. Конечно, в данный момент у талибов положение шаткое – во многих местах начинается восстание народа против талибов, коллапс экономики, само существование режима под вопросом. А вот если режим укрепится, то гарантировать ничего нельзя. Во-первых, потому что, несмотря на все свои лживые обещания, они фактически снова действуют в союзе с «Аль-Каидой», а ее планы неизменны – создание исламского халифата, куда должны войти и Средняя Азия, и Казахстан.

Кроме того, вновь активизировались отряды исламистов, в которые входят выходцы из Центральной Азии и стран СНГ. Как сообщают мне информированные источники в ИРА, только в афганской провинции Бадахшан действуют 39 групп талибов, которыми командуют выходцы из Центральной Азии. 19 из них возглавляют узбеки, 11 – таджики, пять – выходцы из Синьцзян-Уйгурского автономного района, а координирует деятельность всей группировки в этой провинции этнический казах Хаджи Фархон. Мне пока неизвестно, является ли он гражданином Республики Казахстан, или это казах из Афганистана.

И, конечно, если мировое сообщество все-таки позволит «Талибану» укрепиться и признает его легитимность, то соседним странам и Казахстану стоит снова опасаться Афганистана как рассадника терроризма, страны, где будут готовить исламистских боевиков. Никто в мире всерьез не верит, что талибы сдержат главные требования Запада: соблюдение основных прав человека, ИРА больше не будет плацдармом для атак террористических группировок на другие страны.

– Афганистан – это территория перманентной войны на протяжении последних 40 лет. Каков по вашему мнению выход из этого кровавого тупика?

– Реальных выходов два. Первый: федерализация страны, где условно на севере и западе «рулят» непуштунские народы, а на юге и востоке – пуштуны с их готовностью жить по архаичным канонам. Либо разделение страны на два государства. Понятно, что добровольно талибы на это не согласятся, как и некоторые их союзники. Здесь нужна политическая воля мирового сообщества, такая же как по ситуации в ходе распада Югославии на новые государства. На мой взгляд в долгосрочной перспективе это неизбежный процесс.

Марк АЙСБЕРГ, экс-редактор Афганского телеграфного агентства (АфТАГ), специально для AR

Вам будет интересно
Десятки миллионов для фирмы-новичка: кто стоит за пластиковыми тюльпанами в Актау?
Загнали в уголь: куда пропало твердое топливо?
«Казахстан обречен на взрывы в мирное время»: генерал-майоры раскрыли военную «кухню»