СрочноОт кого происходят аргыны? Ученые выяснили генетическое шежире казахов

«Жапарову не позавидуешь». Кыргызский референдум глазами казахстанских политологов

Azattyq Rýhy

Сумеет ли жесткая президентская рука восстановить покой на улицах страны?

Фото: ТАСС / Абылай Саралаев

Свыше миллиона граждан Кыргызстана проголосовали за изменение Конституции, против – чуть больше 182 тысяч.

Какие же новшества одобрил народ?

Согласно первому пункту, отныне вместо одного шестилетнего срока разрешается баллотироваться на пост президента дважды по пять лет.

Кроме того, президент вправе вносить законопроекты в парламент, самолично определять направления внутренней и внешней политики и назначать глав диппредставительств, а также назначать референдумы. Раньше эти функции распределялись между главой государства, исполнительной и законодательной ветвями власти.

Главой кабмина, согласно новой Конституции, теперь будет руководитель администрации президента. Председательствовать на заседаниях правительства будет сам президент. В прежней конституции отставка премьера означала автоматическую отставку всего состава кабмина – в проекте эта норма исключена.

Полномочия парламента в новом варианте основного закона урезаны. Помимо лишения парламента полномочий назначать премьера и структуру правительства, законодательное собрание не сможет выражать доверие или недоверие составу кабмина. Также состав парламента сокращается со 120 до 90 депутатов.

Абсолютным новшеством в проекте основного закона является введение института Народного курултая (совета) как совещательного, наблюдательного собрания, которое дает рекомендации по направлениям общественного развития.

Как видим, до обнуления а-ля Путин Садыру Жапарову далеко, но и его инициативы вызвали шквал критики – главу государства обвинили в попытке узурпировать власть.

Впрочем, лозунги про «Ханституцию» хороши лишь для газетных заголовков. Укрепление центральной власти таит в себе вполне очевидную задачу – положить конец искаженной форме демократии.

«Все делается, чтобы в республике состоялся устойчивый режим. Мы помним, как в свое время болтались президенты Таджикистана и Азербайджана до тех пор, пока к власти не пришли представители нынешних элит. Мы видим подвешенную ситуация в Молдове, такое периодически случается и в Грузии, непонятный вопрос и в Армении.

Сильный и адекватный президент – это все-таки гарантия политического развития страны, то есть сильная центральная власть, которая может обеспечить противовес и теневым центрам власти, и криминалу и так далее», – считает политолог Данияр Ашимбаев.

Речь о так называемом кыргызском колорите. Во-первых, олигархические группы за время предыдущего этапа «демократии» привыкли к роли своеобразного Центризбиркома – именно они назначали и снимали депутатов, ключевых министров и так далее.

Эта закулисная возня была приправлена трайбализмом – условно северяне противостояли южанам. Борьба, разумеется, велась за ключевые государственные посты.

«После прихода к власти второй волны революционеров во главе с Атамбаевым были внесены поправки в Конституцию, которые упразднили многие президентские полномочия и позволили перейти к президентско-парламентской форме, когда больше полномочий сосредоточились в руках парламента. Но, как показывает время, это не привело к тому, что парламент стал выразителем народных настроений. Получилась замена одного авторитарного руководителя – президента – на 70 автономных депутатов парламента. Каждый тянул свою сторону, страна еще больше делилась на какие-то клановые группы», – говорит политолог Расул Жумалы.

И в ситуации, когда центральная власть ослабла, президент усечен в полномочиях, в парламенте каждый сам за себя, а у любого крупного чиновника или олигарха своя партия, был предсказуем народный «бунт». Эдакая игра в демократию сыграла с Бишкеком злую шутку.

«Усталость от постоянных революций, желание стабильности и понимание, что эту стабильность может принести сильный президент – все это и вылилось в поддержку нынешнего президента Жапарова, которого кыргызы пытаются воспринять, как человека, который может установить стабильность и спокойствие и наконец выйти из экономического, социального коллапса. Так что, сейчас мы видим, что разочарование быстрыми реформами, то есть сделаем быстро парламентскую республику и хорошо заживем без подготовки соответствующих механизмов, сыграли плохую службу и шутку. Сейчас переигрывают обратно от парламентской системы к президентской», – продолжает Расул Жумалы.

Другое дело – как эти реформы отразятся на качестве жизни населения. Вот тут у опрошенных нами экспертов и наблюдаются большие сомнения.

Первый аргумент в пользу трудностей на пути к становлению сильной вертикали власти – уже упомянутые кланы. Садыр Жапаров все же – представитель одного из них. Его окрепшая рука будет вызывать ответную реакцию со стороны других групп влияния, которые не захотят уступать свои полномочия, не захотят отдавать свои активы. Ведь для всех очевидно, что политическое доминирование рано или поздно приведет к экономическому и хозяйственному доминированию.

Второй аргумент касается непосредственно личности самого Садыра Жапарова.

«Их лидеры, которые претендуют на какие-то посты и места в парламенте или на пост президента, обычно не имеют влияния дальше своего региона. Поэтому и говорят: выходец с севера, юга, востока, запада. У них есть такая проблема. Для того, чтобы президент обрел национальное влияние, у него должен быть авторитет, как у личности. А таких личностей там нет. И потом авторитет не зарабатывается в результате таких институциональных перемен, что усилили пост президента. Авторитет ведь зарабатывается за счет личных и профессиональных качеств», – говорит еще один наш собеседник Замир Каражанов.

«У них есть большая проблема в персоналиях. То есть никто из тех, которые были за все годы независимости республики, особых лидерских качеств не продемонстрировали. Именно в сочетании с качествами вменяемости. Был вменяемый президент Акаев, но он был слабым политиком. Были сильные президенты, но слабые личности. Поэтому шансы на то, что этот режим просуществует хотя бы 4-5 лет совсем малы», – считает Данияр Ашимбаев.

4-5 лет, отведенные Ашимбаевым действующему режиму, будто сигнализируют о безнадеге. Меняются лишь лица на портретах, а уровень жизни перманентно низкий. Как же быть?

Помимо фасадной президентской реформы необходимы структурные – повышение эффективности политических институтов в целом. Независимые социологические опросы демонстрируют наглядно – в плену каких проблем оказался Кыргызстан. Равно как и собратья по бывшему Союзу, Бишкек не избежал кризиса доверия. Народ не верит парламенту, судам, полиции.

Есть опасения, что Садыру Жапарову будет не до институциональных изменений. Если кланы начнут наседать, отдельные олигархи будут плести интриги, то весь запал растратится за кулисами. Взять хотя бы тот факт, что каждый новый президент страны преследовал предшественника.

«Сколько из предшественников самого Жапарова сейчас находятся под следствием, в тюрьме, сколько из них отсидело? Это распространяется на весь Кыргызстан, на все клановые группировки. Так что у меня ожидания не очень хорошие. Конечно, это соседняя страна, дружественная страна, от ситуации и благополучия которой очень зависит Казахстан. Хотелось бы, чтобы там установилась стабильность и народная власть и адекватное руководство. Но, к сожалению, предыдущий опыт говорит о том, что ситуация банальным переходом от парламентской к президентской форме правления и усилением президентских полномочий не решится», – убежден Расул Жумалы.

«Помимо института президентства, нужно еще реформировать правительство и парламент. Если всю эту работу не делать, то ничего не поменяется. Просто полнота власти уйдет к президенту, с него уже ничего не спросишь, а дальше история повторится. То есть доходы будут падать, протестное настроение расти и в какой-то момент это снова начнет выплескиваться на улицу», – отметил Замир Каражанов.

Все же не от лучшей жизни братья-кыргызы тысячами покидают дома. Одни – на баррикады, другие – за рублем.

Матвей ЗУЕВ

Вам будет интересно
Выборы акимов: сельчане ждут перемен
«Кабинетные министры»: что не так с Минсельхозом?
Медотвод от вакцинации: сколько стоит и где его продают?