Срочная новостьПопытка изнасилования многодетной: подозреваемый утверждает, что пытался помочь

«БайАгро» или «АгроТерек»: объединенные нацхолдинги продолжат пожирать деньги казахстанцев

Сейтказин Ардак

Эксперты призвали положить конец бездумному содержанию коррумпированных, раздутых штатов

Объединить госкомпании решили, конечно, из благих намерений – чтобы сократить их портфель в два раза, а штат сотрудников – на 50%. Однако что за гремучая смесь получится из двух компаний, которые были в минусе? Тот же «КазАгро» как только ни называли – Бермудский треугольник, черная дыра, непотопляемая компания, загадочная структура, в которой «пропадают» деньги. Национальный холдинг заслужил все эти нелицеприятные формулировки из уст отдельных экспертов за убытки, череду коррупционных скандалов и застольные видео. «Байтерек» пока никто не обзывал, но и у этой компании, по словам спикеров, слишком раздутые штаты и огромное потребление бюджетных ресурсов – их административные расходы превышают чистую прибыль. Именно поэтому финансисты, соглашаясь с самой идеей объединения, сомневаются в том, что нынешние топ-менеджеры выведут этот альянс на передовую. Своими мнениями с корреспондентом Azattyq Rýhy поделились экономисты Рахим Ошакбаев, Арман Байганов и Мурат Кастаев.

Чтобы неподготовленный читатель имел представление, для начала объясним: «КазАгро» – холдинг, отвечающий за сельское хозяйство и кредитующий фермеров, «Байтерек» отвечает за строительство жилья, развитие бизнеса, поддержку экспортеров и инфраструктурных проектов.

В течение нескольких лет, по подсчетам спикеров, обе организации активно наращивали долги, которые на порядок превышали их совокупные доходы. «КазАгро» завершил 2019 год с убытком в 11 миллиардов тенге. Избавиться от долгов не помогла даже формальная трансформация – из семи дочерних компаний у холдинга осталось всего три. Формальная, потому что «дочек» не ликвидировали, а попросту присоединили к другим структурам.

Так, «КазАгроПродукт» перешел в «Аграрную кредитную корпорацию»; «КазАгроГарант» присоединили к «Фонду финансовой поддержки сельского хозяйства»; «Продовольственную контрактную корпорацию» отдали Министерству сельского хозяйства. И лишь «КазАгроМаркетинг» ликвидировали.

«У «КазАгро» было семь подведомственных организаций, которые, по сути, функционально были одинаковы. Они занимались кредитованием, представлением средств в лизинг. У всех был раздут штат, зарплаты, премиальные и задача по оптимизации численности сотрудников ставилась достаточно давно. Но бюрократия всегда сопротивляется любому сокращению. Объединение двух компаний – это очередная попытка сделать это. Остается фактом, что «КазАгро» погряз в долгах. Даже институт независимых директоров – такие солидные люди, как Ораз Жандосов, которые присутствовали там последние годы, не смогли предотвратить столь плачевное и вопиюще неэффективное управление госхолдингом», – считает директор Центра прикладных исследований «Талап» Рахим Ошакбаев.

«Представьте, у «КазАгро» было семь дочек! Это семь председателей правления, семь советов директоров, каждому огромные суммы платят, сколько департаментов там! Соответственно, везде раздутые штаты. Поэтому и будут убытки. Доход, который они получают, их операционные зарплаты даже не покрывает», – утверждает экономист Арман Байганов.

Ранее мы писали о том, что казахстанские фермеры требуют ликвидировать не только «дочек», но и сам холдинг «КазАгро». Производители жаловались, что сельское хозяйство из года в год буксует из-за того, что у хозяйств нет доступа к кредитам. Они утверждают, что «КазАгро» дает займы и субсидирует лишь крупных игроков рынка – по их данным, в стране работают больше 200 тысяч сельхозтоваропроизводителей, но лишь 10% из них имеют доступ к льготным кредитам холдинга. Организацию, к слову, они назвали «бесполезной структурой».

Фермеры требуют ликвидировать «КазАгро»

Похожая история и с «дочками» «Байтерека» – три дочки дублировали функции друг друга. В итоге в июне этого года «Казахстанскую ипотечную компанию», «Байтерек девелопмент» и «Фонд гарантирования жилищного строительства» объединили в Единого оператора жилищного строительства на базе «Байтерека». Ранее мы писали о том, поможет ли монополист решить квартирный вопрос казахстанцев.

Единый жилищный оператор: разрешит ли монополист квартирный вопрос казахстанцев?

Вообще, непонятно, почему у этого холдинга находятся разнонаправленные компании. В его структуре 63 организации, 11 из которых – дочерние. Причем их специализация, цели и задачи абсолютно разные. Эдакая солянка. Формально их можно разбить на несколько групп:

  • для крупного бизнеса: Банк развития Казахстана, «Казына капитал менеджмент», инвестиционный фонд Казахстана, Kazakhstan project preparation fund;
  • для МСБ: Фонд «Даму»;
  • для доступности жилья: Жилстройсбербанк, КИК, Фонд гарантирования жилищного строительства и «Байтерек девелопмент»;
  • для экспортного потенциала: экспортная страховая компания «KazakhExport»;
  • для внедрения инноваций: QazTech Ventures.

В явный минус, в отличие от своего коллеги-собрата, «Байтерек» не уходит. Но финансовое положение у холдинга не сказать, что доходное. Чистая прибыль по итогам 2019 года составила 51,5 миллиарда тенге. При этом административные расходы холдинга превысили 54 миллиарда тенге, 24 из которых пришлись на фонд заработных плат.

«В одном холдинге собрали коня и трепетную лань, поэтому холдинг занимается, по сути, и поддержкой предпринимательства, и жилищным строительством, и привлечением займов. Наша привычка – создавать какую-то надхолдинговую структуру, которая выполняет функции вроде как акционера над конкретными компаниями, у которых есть определенные конкретные функции, - она очень распространена, бессмысленна и неэффективна. Смело могу сказать, что каждая компания имеет свои функции, она спокойно может работать без материнской компании, имея в составе только акционера», – утверждает Рахим Ошакбаев.

Понятное дело, что объединяют два убыточных холдинга из хороших побуждений – чтобы сократить бесполезные траты. Ни для кого не станет открытием, что к госбюджету иные казахстанские чиновники относятся как к бездонной бочке, создавая все новых и новых «дочек», раздувая штат сотрудников, тратя космические суммы на одни и те же задачи. Это напрямую касается «КазАгро» и «Байтерека», считает экономист Мурат Кастаев.

«Деньги выделяются «КазАгро». Они каким-то образом осваиваются, но отрасль не растет у нас. Мы не видим, что сельское хозяйство расцветает, что увеличивается экспорт. А «КазАгро» выделяется очень много денег, но при этом доля сельского хозяйства в экономике не увеличивается. То есть до этих вливаний она не превышала 5%, так и после всех этих инвестиций она не превышает 5%. Тратит государство или не тратит, все равно сельское хозяйство не ускоряет рост.

От объединения холдингов принципиально ничего не поменяется. Более того, я не думаю, что будет значительная экономия в расходах. Как пожирали деньги эти государственные структуры, так и будут их благополучно проедать», – поделился мнением Мурат Кастаев.

У экономиста Армана Байганова возникают вопросы несколько иного характера: сможет ли «Байтерек» уловить суть работы сельского хозяйства, а «КазАгро» – вникнуть в его работу? И сможет ли объединенная компания выйти на прибыль? В этом вопросе Байганов солидарен с коллегой. 

«КазАгро» полностью представляет сельское хозяйство. Будет ли понимание управления сектором? Сможет ли «Байтерек» вникнуть в вопросы сельскохозяйственной отрасли? Там специфика другая. Если «Байтерек» перейдет в «КазАгро», будет ли лучше качество ссудного портфеля? Не думаю. От перестановки слагаемых местами сумма не меняется. Все будет по-прежнему. Оба финансируются государством, спроса как такового нет, после объединения они будут так же неэффективно работать», – анализирует Арман Байганов.

«Байтерек» тоже не создает той ценности, ради которой его придумали, говорит наш собеседник.

«Байтерек» – такая же история. Банк развития Казахстана на сайте похвастался, что 140 проектов за всю независимость профинансировал. Но при этом я знаю проекты, которые они не смогли до конца, до ума довести. Когда эти проекты становятся проблемными, они передают их инвестиционному фонду Казахстана. А председатель фонда Сакишев (Ермек, председатель правления Инвестиционного фонда Казахстана – AR) как-то сказал в интервью, что у них находятся 64 проблемных проекта. Они их реанимацией занимаются – пролонгацию дают, дополнительные средства. В итоге 140 проектов профинансировали, из них 64 проблемных – больше 40%. О какой эффективности «Байтерека» можно говорить? Наши с вами деньги – деньги налогоплательщиков уходят в этот Бермудский треугольник», – говорит Байганов. 

Содержание самих этих структур, аппаратов, их офисов и прочих расходов обходится государству очень дорого, при этом пользы они приносят немного. Эти квазигосструктуры, говорят эксперты, нужно распускать и как можно сильнее снижать уровень участия государства в экономике. Работу холдингов следует отдать в частные руки.

«Плюс еще важная новелла, которую нужно отметить – часть этих компаний, по сути, исполняет сервисные функции проведения госполитики, но тем не менее у них какая-то коммерческая форма – акционерное общество. По сути, ее основной задачей является привлечение прибыли для акционеров. Поэтому я считаю, что объединенную компанию «БайАгро», «АгроТерек» или как ее назовут надо делать не в форме акционерного общества, а в новой организационной форме юридического лица публичного права, и она должна финансироваться по сметному принципу с очень жесткими лимитами по административным расходам, заработным платам, премиям, норм положенных кабинетов, офисных помещений, машин и так далее», – заключил Рахим Ошакбаев.

Жан МУРЗА

Вам будет интересно
COVID-19 и птичий грипп объединяются: эксперты не исключают появления супервируса
Госшопинг: осенние капризы чиновников на десятки миллионов
AR-бита: Курильщик из акимата и откровения Наймана