Спорт жаңалықтары Новости спорта, футбол, КПЛ

Следующей зимой югу Казахстана грозят повальные отключения электроэнергии – эксперты

Azattyq Rýhy

В отечественной энергосистеме назрел серьезный кризис, утверждают эксперты

Следующей зимой югу Казахстана грозят повальные отключения электроэнергии – эксперты
Фотоколлаж Azattyq Rýhy, фото freepik.com

Этой осенью казахстанцам предстоит определиться с судьбой АЭС. Ранее президент Касым-Жомарт Токаев анонсировал проведение обещанного референдума. Открытое голосование, к слову, определит не только решение по станции, но и будущее всей энергетики, чье положение нынче совсем незавидное. Дело в том, что 70% электричества в стране генерируется за счет угля. А ситуация с ТЭЦ практически во всех регионах плачевная: это многочисленные аварии с жертвами и заморозкой целых городов, падение труб, вредные выбросы в атмосферу и изношенность оборудования. Причем все это происходит на фоне катастрофического дефицита на юге страны, где блэкауты и частые отключения стали уже привычным делом. А из-за нехватки мощностей Казахстану приходится закупать электричество у России, что ставит нас в зависимое положение. Так сможет ли строительство АЭС восполнить этот дефицит и безопасны ли сейчас атомные станции, ведь до сих пор у многих на слуху трагедии Чернобыля и Фукусимы – эти и другие нюансы детально разобраны экспертами в материале Azattyq Rýhy. 

Быть или не быть?

О строительстве АЭС в Казахстане говорят давно – еще с 90-ых годов. Но дальше разговоров дело не двигалось, пока свое мнение не высказал президент. Он сделал хоть и непопулярное, но важное заявление: что без атома у энергетической отрасли нет будущего. Окончательное решение при этом он оставил за народом – как решат казахстанцы, так и будет.

К такому непростому выводу он пришел неспроста. Дело в том, что казахстанская энергетическая система находится в глубоком кризисе: все ТЭЦ изношены, гидростанции – бесперспективны из-за дефицита воды, газа у нас недостаточно – в стране нет ни одного чисто газового месторождения, все сырье извлекается попутно при добыче нефти. А «зеленая» энергетика попросту не способна покрыть нарастающий дефицит электроэнергии.

«В настоящее время в Казахстане существует дефицит электрической мощности, на юге страны уже сегодня испытывают колоссальную нехватку. То есть станции Казахстана – все энергоисточники – не способны выдержать пиковые нагрузки и удовлетворить потребность потребителей. Поэтому нам остро нужна своя генерация, то есть строительство своих станций. Конечно, мы будем строить свои ТЭЦ, но их мощностей в перспективе не хватит», - пояснил кандидат технических наук, доцент, заведующий кафедрой «Тепловые энергетические установки» Алматинского университета энергетики и связи Андрей Кибарин.  

По сути, мы потребляем больше электроэнергии, чем производим. Поэтому страна вынуждена покупать товар у соседей, что априори ставит нас в зависимое положение.

«Вся располагаемая мощность казахстанской энергосистемы – это 15 гигаватт. То есть в момент максимальной потребности электроэнергии – вечером – вся наша энергосистема может выдать эту мощность. При этом пиковая нагрузка у нас стандартно где-то 16,5 гигаватт, иногда больше. Кто же покрывает недостающие 1,5 гигаватт? Россия. Иногда это покрытие достигает 2,5 тысяч гигаватт, когда нагрузка повышается и в Казахстане что-нибудь не работает», - объяснил экономист Петр Своик.

Слова эксперта подтверждаются и официальной статистикой от Минэнерго, по которой дефицит действительно равен 1,5 ГВт. А через шесть лет, по прогнозу ведомства, он превысит уже 6 гигаватт даже с учетом ввода новых мощностей.

«При этом российская электроэнергия не может идти к нам дальше Караганды. А передать эти гигаватты дальше в Алматы, Тараз, Шымкент, Кызылорду и Туркестан нельзя, потому что между южной и северной энерго-зонами Казахстана пропускная способность линий электропередач исчерпана полностью. И это произошло еще года 3 назад. Соответственно, прошлую зиму весь юг прожил на грани отключений, а следующую зиму, по всей видимости, будет жить с фактическими отключениями сначала крупных промышленных потребителей, чтобы не тревожить население, а потом дойдет и до населения. Поэтому АЭС Казахстану нужна, и даже не столько ради этих гигаватт, сколько для перевода энергетики Казахстана на новые технологические, можно сказать, цивилизационные, научно-технические уровни», - подчеркнул Петр Своик.

Сейчас около 70% электроэнергии мы получаем за счет угля. Казахстан, конечно, еще веками мог бы обеспечивать потребителей светом таким образом, однако в этом случае мы оставим следующим поколениям экологически грязную страну, ведь при сжигании угля в атмосферу выбрасывается огромное количество углекислого газа. АЭС же относится к «зеленой» энергетике и практически не дает выбросов.

Не в пользу угольной энергетики еще один факт: в связи с тем, что Казахстан принял на себя обязательства по декарбонизации и достижению углеродной нейтральности к 2060 году, строительство угольных станций будет, конечно же, снижаться и ограничиваться. А чтобы достичь этого показателя, без атома нам не обойтись.

«Почему у нас так развита угольная энергетика? Потому что у нас угля очень много, мы – угольная держава. Таких стран в мире немного. И уголь у нас достаточно дешевый – это еще один плюс. Но уголь, как принято говорить, экологически грязное топливо, от него много выбросов вредных веществ, парниковых газов. Но вопрос дешевизны сейчас превалирует. Через 20-30 лет ситуация, конечно, может измениться и мы потихоньку будем отказываться от угольной генерации. Но должна быть замена. И вот этой крупной заменой должна стать атомная энергетика», - отметил Андрей Кибарин.

Еще один довод в пользу АЭС, обозначенный экспертами, - это урановое богатство Казахстана, которое просто грех не использовать. Ведь мы – мировые лидеры по добыче урана, которое используется в атомной энергетике.

Безопасность и риски

Среди аргументов противников АЭС особняком стоит один – это безопасность. Люди опасаются повторения трагедии в Чернобыле и Фукусиме, несмотря на то, что они произошли 38 и 11 лет назад. Но их беспокойство напрасно, утверждают эксперты, потому как за это время инженеры научились строить более безопасные реакторы.

«На самом деле опасаться можно всего, что угодно. Но я хочу сказать, что сегодня такие реакторы как в Чернобыле и Фукусиме не изготавливают. Сегодня используются реакторы нового поколения – они более надежные и безопасные. В основном сейчас используют водо-водяные реакторы, их очень много, и они работают очень надежно. Нельзя, конечно, на 100% гарантировать, что аварий не будет. Но если они и будут, то они не будут такими разрушительными», - считает кандидат технических наук Андрей Кибарин.  

«Сейчас не просто не строят такие реакторы, как в Чернобыле или Фукусиме, сейчас все вводимые в строй атомные реакторы разрабатываются и проектируются с учетом и чернобыльской, и фукусимской аварии. А до них еще была авария на АЭС в США. Современные реакторы строятся с учетом всех этих аварий, с полным теоретическим недопущением повторения подобных случаев», - подчеркнул экономист Петр Своик.

Помимо этого, не стоит забывать, что строительство АЭС – дело не быстрое. Если станции в Казахстане быть, то это не займет не меньше 10 лет. А наука ведь не стоит на месте. Поэтому реакторы и сами электростанции будут значительно более надежные, чем 30-40 лет назад, утверждают эксперты.  

Вдобавок атомная энергетика – это единственная отрасль в мире, которая находится под строжайшим и действительно соблюдаемым международным контролем. Больше ничего не контролируется так же тщательно, как атомная энергетика – ни авиация, ни даже космическая техника.

«В атомной энергетике Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) строжайшим образом отслеживает весь процесс, начиная от выбора площадки и заканчивая вводом в эксплуатацию блоков. И все без исключения ядерные державы строжайшим образом соблюдают их требования. Если, например, в области ВТО, МВФ или ООН все международные договоренности превращаются в пустую говорильню и нарушаются со страшной силой, то в МАГАТЭ все очень строго. Поэтому говорить об авариях на атомной станции – это значит просто жить в прошлом», - пояснил Петр Своик.

По словам экспертов, в случае строительства станции больше стоит думать не о безопасности, а о двух ключевых моментах. Во-первых, чью технологию выбрать? Ведь желающих построить АЭС несколько: это Франция, Россия, Китай и Южная Корея. Однако данный список не окончательный – Казахстан пока только рассматривает предложения. Но стоит отметить, что Франция получает 70% электроэнергии на атомных станциях. Это самая ядерная страна в мире. Россия же расположилась на втором месте после нее по выработке атомной энергии.

И второй момент, который гложет наших экспертов – это кадры.

«Вопрос в том, кто будет работать на этих станциях? Если решат строить АЭС, то нам уже сегодня нужно поднимать вопрос подготовки кадров. 10 лет пройдут очень быстро. Мы не успеем оглянуться, как надо будет эксплуатировать ядерные реакторы и вспомогательное оборудование. И кто это будет делать? Специалисты из-за рубежа – это не дело, нам нужны свои кадры. Поэтому уже сейчас нужно начать подготовку кадров для атомной энергетики», - считает Кибарин.

В мире сейчас благополучно работают около 500 атомных энергоблоков. Возможно, на один блок в будущем станет больше – это решится уже осенью этого года. Но даже если казахстанцы проголосуют за АЭС, то как жить ближайшие 10 лет с жестким дефицитом электричества? Ответ на этот вопрос прост: следует развивать угольную энергетику. В частности, достраивать Экибастузскую ГРЭС-2 до полной мощности. И как можно скорее приступать к строительству Экибастузской ГРЭС-3. Разумеется, с использованием современных технологий сжигания угля и газоочистки. И параллельно, конечно, строить атомные блоки.

Оба эксперта подчеркивают, что новое строительство должно быть, иначе мы не справимся с возрастающими нагрузками, которые с каждым годом становятся все более и более ощутимыми. Поэтому полный отказ от угольной и атомной энергетики для Казахстана – это безумие.

Новости партнеров
×
Информационная продукция данного сетевого ресурса предназначена для лиц, достигших 18 лет и старше.