Спорт жаңалықтары Новости спорта, футбол, КПЛ

«Шанс избавиться от ксенофобии»: переехавшие в Казахстан чувствуют себя комфортнее, чем в России

Сбежавший от мобилизации россияне рассказали, почему их выбор пал именно на Казахстан 

«Шанс избавиться от ксенофобии»: переехавшие в Казахстан чувствуют себя комфортнее, чем в России
Фото: BBC

Россияне поделились историей бегства от мобилизации в Россиии, передает Azattyq Rýhy со ссылкой на BBC.

«Два месяца назад через многочасовые очереди в Казахстан прорвались около 400 тысяч россиян. Что ждало их дальше? Гостеприимство - но и раздражение местных из-за роста цен и конкуренции за работу. А некоторым предоставился шанс избавиться от бытовой ксенофобии», - пишет издание.

Еще недавно Дыгыл, оперативник погранслужбы ФСБ на Алтае, не мог представить, что окажется в Алматы и будет работать психотерапевтом онлайн. Уволившись в 2017 году, через пять лет после начала службы, Дыгыл вместе с женой пытался строить бизнес. Параллельно проходил курсы повышения квалификации и в итоге стал работать по институтской специальности - психологом.

Именно жена уговорила его уехать от мобилизации. Дыгыл и сам не собирался «за ленточку». С мыслью «за родину надо жить, а не умирать» уехал в Алматы.

24-летний Магомед Гайсаев, врач-педиатр из Ростова-на-Дону, 25 сентября сел в поезд до Оренбурга. Через два дня он уже был в степи возле КПП.  Магомед выпустился из Ростовского медуниверситета вскоре после начала войны. Устроился участковым педиатром в поликлинику, где принимал детей беженцев из Донецкой и Луганской областей.

«Сердце разрывалось на куски, не мог нормально дышать. Как будто воздух сдавливался», - говорит он, а через несколько месяцев и сам стал переселенцем.

Молодой врач едва успел обогнать свою повестку. Когда мать обнаружила ее в ростовском почтовом ящике, он уже из казахстанского Актобе рассылал резюме по чатам для релокации медиков.

Тем же занимались сотни его коллег. BBC поговорила с акушером из Подмосковья, анестезиологом-реаниматологом из центра медицины катастроф в Нижнем Новгороде, семейной парой врачей - психиатром и детским лором из Санкт-Петербурга. Все они сбежали от мобилизации - медики попадают под нее как военнообязанные - именно в Казахстан. Здесь легко подтвердить диплом и работать по профессии.

Казахстан стал главным направлением для побега по очевидным причинам: наземная граница протяженностью 7,5 тыс. километров, россиян пускают по внутреннему паспорту, можно спокойно жить три месяца, а потом получить ВНЖ.

Для многих это первая, максимум вторая заграничная поездка. Магомед впервые в жизни полетел на самолете из Актобе в Алматы, где нашел работу педиатром. Программист Никита из Бурятии давно мечтал уехать из России, но за всю жизнь успел побывать только в Турции.

Когда объявили мобилизацию, Никита гостил у своей девушки в Еравне - район в 300 км от Улан-Удэ. Думал отсидеться там, но вечером в деревне начались облавы. Выходить на улицу боялся, через окно смотрел, как сотрудники военкомата и полицейские «буквально из постели» выволокли жителя соседнего дома.

Первые автобусы с мобилизованными выехали в столицу республики в десятом часу вечера. Колонны шли и утром, когда Никита мчал из Еравны в Красноярск, чтобы успеть на поезд до Петропавловска.

Никита коротко формулирует еще одну важную причину уехать именно в Казахстан: «азиатское население». Бывший оперативник ФСБ Дыгыл прямо говорит, что в Алматы ему комфортнее, чем в России.

«Там я чурка. Представитель второсортной национальности. Которые тупые, ничего не умеют. Титульная нация нам все блага привезла», - приводит его слова BBC.

В алматинском такси Дыгыл объясняется по-казахски: водитель принимает его за местного.

«Это, как и тувинский, тюркский язык, и я уже что-то понимаю. Я здесь сливаюсь с толпой», - объясняет он.

Бизнесмен Александр Хапатареев - этнический бурят, уже несколько лет живет на две страны, Россию и Казахстан. Он вспоминает рассказы родственника, который в Москве бегал от скинхедов. На этом фоне объявленная «денацификация» Украины вызвала у Александра недоумение.

Бизнесмен шутит, что с начала мобилизации у него «неожиданно появилось много родственников». С сентября он по несколько раз в день звонит казахским друзьям: «Приехал брат, дядя, племянник, надо прописать». Друзья, не задавая вопросов, регистрируют у себя по три-четыре «родственника».

Олжас, предприниматель из Астаны, называет помощь вынужденным переселенцам «генетически заложенной у казахов функцией».

«Бабушка рассказывала, как в 1930-е к ним в деревню привезли ингушей. Первую ночь они сидели буквально в степи, накрывшись ковром. Потом каждая местная семья взяла себе несколько человек. Те удивлялись: пугали, что везут к людоедам, а тут нормальные люди», - говорит он.

Новости партнеров
×
Информационная продукция данного сетевого ресурса предназначена для лиц, достигших 18 лет и старше.