Суд опубликовал еще одно разъяснение по спору банка и стрелка из Алматы

Azattyq Rýhy

В суде ответили на три главных вопроса

Фото: Liter.kz

Алматинский городской суд снова дал разъяснение по судебным спорам подозреваемого в убийстве пятерых человек и его супруги с «БанкЦентрКредит», передает Azattyq Rýhy со ссылкой на пресс-службу горсуда.

«Эта трагедия вызвала ряд вопросов к судам. Поэтому дополнительно поясним следующее. Дужнов И. и его супруга Демирчян А. владеют ТОО: «НАНО ПЛЮС» и «Идеал Сервис». В июле 2011 года эти компании получили от банка БЦК 2 кредита на 102 млн тенге. Дужнов и Демирчян выступили гарантами, т.е. обязались погасить долги, если этого не сделают их две компании», - сообщили в суде.

Они предоставили 2 залога: коммерческий объект по улице Кендала, 2б​2. Жилой дом по улице Сыздыкова, 29.

«Компании не платили по долгам. Банк не раз давал им отсрочку. Но ни ТОО, ни его гаранты в течение трех лет кредит никак не погашали. Поэтому Банк в 2014 году обратился в суд за взысканием долга. Суд взыскал с компаний и гарантов 118 млн общего долга и 3,5 млн госпошлины. Это решение суда ответчики в вышестоящие суды не обжаловали. Но и кредит тоже не погашали. По закону Дужнов и Демирчян могли сами продать 2 залога и рассчитаться с банком. Однако, это право они не использовали», - объяснили в горсуде.

Решение суда продолжало оставаться неисполненным и следующие 3 года, до 2017 года. Если должник не отдает долг, то по закону решение суда исполняется принудительно.

Для этого судебный исполнитель выставляет залог на электронный аукцион. Этого требует ст. 74 Закона об исполнительном производстве и ст. 319 Гражданского Кодекса (ГК).

В суде отметили, что у всех возникают 3 важных вопроса:

  • Почему банку позволили купить объект стоимостью в 184 млн тенге по цене вдвое дешевле – за 96 млн тенге?
  • Почему суд не отменил итоги электронных аукционов, посредством которых коммерческий объект и жилой дом проданы по очень низкой цене?
  • Почему вышестоящие суды не отреагировали на письмо судьи Алатауского райсуда, предложившего чтобы суды запрещали банкам (залогодержателям) выкупать на электронных торгах заложенное имущество?

В Алматинском горсуде ответили на каждый из этих вопросов.

​​Почему банк смог купить коммерческий объект в 2 раза дешевле – за 96 млн тенге?

«Изначально объект был оценен в 184 млн. Но это не рыночная его цена. Это субъективная оценка профессионального оценщика. Такая оценка нужна для того, чтобы установить стартовую цену продажи на аукционе. Рыночная же цена объекта определяется на торгах, и она зависит от спроса покупателей. То есть, 184 млн - это стартовая цена. И конечная цена на аукционе может оказаться или больше, или меньше. Покупателя на коммерческую недвижимость Дужнова и Демирчян с более высокой ценой, чем предложил банк (96 млн тенге), не нашлось. Это не меньше половины стартовой цены (согласно ст.80 Закона об исполнительном производстве, цена не может быть меньше 50% от стартовой цены). Еще раз подчеркнем: должники (два ТОО Дужнова и Демирчян, и они сами) не обжаловали в суд продажу на аукционе коммерческого объекта. Это значит: они согласились с ценой по итогам торгов», - отметили в горсуде.

Почему суд не отменил итоги электронных аукционов по продаже коммерческого объекта и жилого дома?

«По продаже коммерческого объекта. Суд не вправе сам, без заявления человека, отменять результаты торгов. Торги по продаже коммерческого объекта должники, как указано выше, не обжаловали. Поэтому суд их не рассматривал. По продаже жилого дома. Должники обжаловали торги дома лишь спустя 8 месяцев после их проведения, хотя Закон на это дает 10 дней. Тем не менее, суд рассмотрел иск и отклонил. Это решение тоже не обжаловано в горсуд. Юридически это значит: должники согласны с принятым решением суда. Это, с одной стороны. С другой, суд не мог принять иного решения. Во-первых, есть долг, непогашаемый годами. Во-вторых, не было активных действий со стороны должников для его погашения. Да, на практике бывают дела, когда суд становится на сторону должников. Но это касается тех случаев, когда большая часть долга погашена и видно, что должник принимает все меры для уменьшения долга. Но, данные должники ничего не делали. К тому же реализуемый на торгах жилой дом не был для них единственным жильем», - отметили в суде.

Почему вышестоящие суды не отреагировали на предложение судьи Алатауского райсуда: чтобы суды запрещали банкам (залогодержателям) выкупать на электронных торгах заложенное имущество?

​«Здесь судья не учел две важные детали. Первая. Суды обязаны подчиниться закону, даже, если кто-то считает его несправедливым. Вторая. Нормативное постановление Верховного Суда не может подменять закон. Согласно ст. 319 ГК в торгах имеют право участвовать любой субъект (юрлица, физлица), в том числе и залогодатель, и залогодержатель (Банк). Ст. 80 Закона об исполнительном производстве также не запрещает взыскателю (Банку) участвовать в торгах. Таким образом, пока эти нормы законов действуют, суды не вправе запрещать залогодержателям (банкам) участвовать в торгах и выкупать залоговое имущество», -  сообщили в пресс-службе суда.

Напомним, трагедия произошла 20 сентября около 17 часов в микрорайоне Акбулак Алатауского района Алматы при исполнении судебного решения по спору о праве собственности между двумя лицами. После ознакомления с судебным решением выселяемый гражданин Д. 1967 года рождения забежал домой и открыл огонь из охотничьего ружья по судебному исполнителю, участковым инспекторам полиции и другим лицам, находившимся во дворе. Погибли пять человек, в том числе двое полицейских, судебный исполнитель, новый хозяин дома. Пятым погибшим оказался «друг нового владельца» частного жилого дома.

Вам будет интересно
Тарифы на тепло планируют повысить в Алматы
Нур-Султан впервые с марта вышел из «красной» зоны по коронавирусу
В Минздраве допустили новый подъем заболеваемости коронавирусом в Казахстане

×
Информационная продукция данного сетевого ресурса предназначена для лиц, достигших 18 лет и старше.