Срочно«Была на тое»: свекровь заразила коронавирусом беременную невестку, обе женщины скончались

Как соцсети запускают процесс нагнетания общественного мнения, рассказал Рустам Абдрахманов

Сейтказин Ардак

Нет никакого всплеска педофилии и бытового насилия, как это нам пытаются представить, утверждает замначальника ДП Алматы

Фотоколлаж: news.myseldon.com

В век интернета общаться и высказываться стало проще – уже нет необходимости в длительных поездках между городами, достаточно быть онлайн. Однако у социальных сетей, где многие казахстанцы проводят по несколько часов в день, есть своя темная сторона. Заключается она, главным образом, в том, что человек в какой-то момент теряется в потоке информации, и уже не может отличить, где правда, а где ложь.

К соблюдению информационной гигиены призывают не только IT-эксперты, профессиональные журналисты, но и полицейские. С недавних пор они проявляют завидную активность в соцсетях, которые, как выяснилось, даже помогают им в работе. Каким образом, в интервью zakon.kz рассказал заместитель начальника ДП Алматы Рустам Абдрахманов.

По его словам, ранее полиция помогала человеку в том случае, если он обратился с заявлением непосредственно в опорный пункт или районное подразделение. Сейчас с помощью соцсетей и чатов участковые инспекторы реагируют оперативно. Они связываются с человеком, выясняют сложившуюся проблему и по мере своей компетенции решают ее без лишней волокиты. Некоторые вопросы по факту даже не требуют обращения с заявлением.

В то же время, отметил он, в соцсетях есть определенная категория пользователей, протестно настроенная по отношению к стражам порядка.

«На такие вещи невозможно не реагировать. Я не могу что-то упустить, не прокомментировать. Есть общественные фонды так называемые, на страницах которых не всегда правду пишут. Но я заметил, если где-то ответишь, дашь понять, что не совсем все так, негативные комментарии от других пользователей прекращаются», - сказал Абдрахманов.

В качестве примера он привел деятельность фонда «НеМолчи».

«Я удивлялся, когда с его руководством встречался: разве я не реагирую на ваши сообщения? Зачем это все выносить на публику? Пишите в мессенджер, в Telegram - у меня единственный номер, который подключен ко всем средствам связи», - отметил спикер.

Одна из резонансных историй связана с обращением в полицию девушки по факту изнасилования. Выяснилось, что со своим обидчиком она знакома 5 лет, они сожительствовали. Затем парень уехал в Алматы, но поддерживал связь с бывшей девушкой.

«Однажды она ему сообщила о своем приезде. Договорились, что он ее встретит. Подозреваемый снял квартиру по часам. По камерам мы отследили, что они вместе туда добровольно отправились.

На третий или четвертый день после возбуждения уголовного дела в Facebook появился пост с критикой Алмалинского РУВД. Высказывались версии, что полицейские вымогают деньги, подозреваемый - сын судьи или прокурора. Но ведь соцсети мониторят в Администрации Президента и в МВД, сам министр. Они все читают, и какое впечатление у них складывается? Что Алмалинское РУВД отвратительно работает.

Пользователи Facebook требовали, чтобы подозреваемого задержали, арестовали, водворили в ИВС. И мы уже готовы были пойти на это под давлением общественного мнения, но выяснились новые детали. Оказалось, что во время свидания парень установил свой телефон как скрытую камеру и снял всю романтическую встречу. Это видео хранилось в его заблокированном телефоне, который мы изъяли. И только когда подозреваемый понял, что тучи над его головой сгущаются, он попросил свой телефон и показал, что снял. Вы представьте, если бы у него этого видео не было!», - рассказал замначальника полиции.

Он признает, что, к сожалению, сегодня общественное мнение может повлиять на ход расследования.

«Когда я отвечаю под постом, я же эту информацию не из воздуха беру. Как правило, мои комментарии в штыки не воспринимаются. Хотя определенная группа людей и пытается это делать. Но после моего объяснения с ними уже другие пользователи начинают спорить, между собой что-то выясняют.

Вообще, отмечаю некое стремление всему придать негативный окрас. Недавний пример: выложил на своей странице информацию, что полицейские города Алматы накрыли массажный салон. Все шло нормально, люди комментировали и тут бах - Дина Тансари. Пишет: «Печально слышать от главы полиции бандитский сленг». А я, к слову, не глава, а заместитель. Кроме того, пришлось отвечать ей с выдержками из словаря. Другие пользователи подключились к обсуждению. В конце концов, она позицию поменяла и признала, что не права. Но при этом берет и мой пост выставляет у себя на странице, по сути, приравняв меня к бандиту. Пришлось отвечать и под ее публикацией», - продолжил он.

Далее Абдрахманов вспомнил второй случай, также связанный с фондом «НеМолчи».

«Сожители, оба граждане Узбекистана, снимали там квартиру. Познакомились они как-то со своей соотечественницей и в один из вечеров пригласили к себе. Пили водку, пиво - столько бутылок мы оттуда вытащили, если честно. В какой-то момент гостья пошла в комнату спать, хозяин за ней. Начинает приставать. Через полуоткрытую дверь сожительница снимает происходящее на камеру телефона. Съемка длилась 12 минут. Потом она уходит из квартиры, имея компромат на сожителя-изменщика, как она тогда видела эту ситуацию.

После ухода хозяйки квартиры ее сожитель изнасиловал новую знакомую. Причем в жестокой форме. Этот факт, к сожалению, подтвердился. Потерпевшая попала в больницу, гражданина Узбекистана поместили в СИЗО. И вот появляется пост от фонда, рассказывающий об изнасиловании группой лиц - гражданином Узбекистана и его сожительницей, которая еще и снимала на видео весь этот беспредел. Понятно, как общественность это восприняла. Поднялась шумиха. Я уже подумал, что подозреваемого выпустили. Позвонил начальнику Турксибского РУВД, он подтвердил, что тот в следственном изоляторе. Но все это время общественное мнение нагнеталось, руководство МВД требовало разобраться. Чтобы весь этот негатив сбить, сожительницу подозреваемого надо было посадить в камеру. Это же ненормально? Пришлось проводить брифинг и объяснять: видео было сделано не для того, чтобы над несчастной жертвой издеваться, а как подтверждение измены», - сказал замначальника ДП.

При этом он напомним, что есть 274-я статья в Уголовном кодексе - распространение заведомо ложной информации. «Но имеются процессуальные нюансы. Если есть заведомость, должны быть корыстные цели, которые доказать сложно», - подчеркнул спикер. Таким образом можно констатировать, что сложилась тупиковая ситуация.

«Последние вбросы фонда. Жетысуский РУВД, командир взвода. Читали? Якобы он избил свою жену, та оказалась в приюте в Алатауском районе. Потом он ее чуть ли не со спецназом забирал. Нашего сотрудника представили жестоким абьюзером, причем еще и на всех полицейских такой ярлык навесили. Но на самом деле всю ситуацию перевернули, да еще и без ведома главной героини. По факту женщина заподозрила своего супруга в неверности из-за какого-то sms-сообщения, и произошел скандал.

Жена нашего коллеги после конфликта позвонила подруге. Та приехала и вызвала подразделение по защите женщин от насилия. Именно подруга настояла на том, чтобы супругу сотрудника УВД отвезли в приют - якобы есть угроза ее жизни. Хотя никакого рукоприкладства не было в принципе. Женщину в итоге поместили в шелтер, где у нее изъяли телефон, из которого вытащили сим-карту. Приют делает это в целях своей безопасности, что правильно. Вот и вся история», - рассказал Рустам Абдрахманов.

Оказалось, что эту женщину забрал из приюта дядя. Что касается фотографии разбитой губы, то еще 16 мая она с ребенком с велосипеда упала, что подтверждается ее перепиской с мужем. «Мы же проводили служебное расследование, и все тщательно изучили», - добавил собеседник.

«Самое парадоксальное, что об этой шумихе супруга нашего сотрудника узнала от нас. Вся информация в соцсетях размещалась без ее согласия. И даже когда мы донесли до общественности, что командир взвода введен в резерв, спекуляции на этой теме продолжились. Например, один из пользователей написал, что жена полицейского находится в больнице. Естественно, с намеком, что не просто так она там оказалась. Ну да, не просто - легла вместе со своим трехлетним ребенком, который и проходил лечение.

Между тем, руководитель общественного фонда, которая и затеяла всю эту информационную кампанию, в итоге прислала мне sms-сообщение: мол, общественность неправильно все поняла», - рассказал Абдрахманов.

По его словам, алгоритм действий для женщины в подобных случаях прост – сообщать по номеру 102.

«Лично я пытаюсь, когда информацию по уголовным делам в соцсетях преподносят в таком негативном ключе, вникнуть и дать ответ. Но вот в чем проблема: даже ваши коллеги-журналисты начинают комментировать подобные посты, подогревают этот нездоровый ажиотаж, проводят аналогию с какой-то другой ситуацией. Но уголовные дела не могут быть одинаковыми. Каждое из них индивидуально. И если ты что-то пишешь на публику, должен перепроверить информацию. А ведь у ваших коллег тоже много подписчиков, им верят. Так и запускается процесс нагнетания общественного мнения», - резюмировал замначальника ДП Алматы.

Вам будет интересно
Алматы вышел в лидеры по приросту заболеваемости коронавирусом
«Русский в Казахстане – государственный язык!»: полицейскому пришлось разнимать павлодарцев
«Мы в России что ли живем?!»: очередной языковой скандал вспыхнул в Павлодаре