Срочная новость9 932 достигло число зараженных коронавирусом в Казахстане

Отмена карантина через суд. Нарушения главного санврача ВКО перечислил Жангельды Сулейманов

Сейтказин Ардак

Он представляет интересы жителей региона, которые подали в суд на чиновников

Жители Усть-Каменогорска обратились в суд после того, как стало известно о продлении карантина в регионе до 1 июня. Интересы истцов вызвался представлять адвокат Жангельды Сулейманов. Он внимательно изучил постановление главного санврача и утверждает, что нашел в документе множество неточностей и ошибок, передает корреспондент Azattyq Rýhy.

– Жангельды, почему Вы решили помочь жителям ВКО в суде и требовать отмены карантина?

– 12 мая я прочитал пост в Facebook о том, что в Восточно-Казахстанской области продлевается карантин с 11 мая. У нас какая ситуация была? Согласно закону, чрезвычайное положение окончилось в ночь с 10 на 11 мая. ЧП окончилось. Исходя из закона, карантин был всего лишь одной из мер ЧП. То есть в ЧП было много мер, а карантин – лишь одна из частей. У нас произошло немного по-другому. У нас почему-то карантин получился равным ЧП – это неверный подход.

Что мы получили в результате? 11 мая оканчивается ЧП, но санитарные врачи на местах своими постановлениями продлили режим действия карантина.

Они так и назвали его – продление карантинных мер. И далее жители Усть-Каменогорска возмутились тем, что общий подход главного санитарного врача по Казахстану был направлен на смягчение карантина, но почему-то санитарный врач территориальный вынес постановление от 11 мая об ужесточении мер в ВКО. Жители Усть-Каменогорска возмутились! Почему по всей стране идет смягчение карантина, а у них, наоборот, ужесточение. И там были отдельные достаточно жесткие моменты.

Например, предпринимателям не понравилось то, что если по Казахстану летние площадки кафе и ресторанов уже могли открываться, то в ВКО почему-то решили не давать работать этим предприятиям. Ужесточили также передвижение по городу как пешим, так и ужесточили меры в отношении транспорта, оставили блокпосты между районами.

Жители Усть-Каменогорска возмущались, и я в своем комментарии предложил: так как у нас правовое государство, а в правовом государстве как вопросы решаются? Вопросы решаются через суд. Я написал им: давайте мы обжалуем постановление в суде. Все граждане, которые комментировали ситуацию в соцсетях, поддержали мое предложение.

Я изучил постановление и как адвокат поразился, как незаконно было составлено постановление.

Во-первых, что меня поразило? Я изучил внимательно и понял, что все это – поразительный факт. В постановлении она ссылается на норму пункта 4 статьи 21 Кодекса об охране здоровья. Эта статья кодекса дает право санитарному врачу выносить постановления по результатам проверки конкретной компании на устранение каких-то конкретных нарушений и указывает конкретные профилактические меры. Поясню это простым языком. То есть, согласно Кодексу об охране здоровья, санитарный врач ссылается на норму. Например, о проверке, условно, столовой. Столовая такая-то, расположенная в городе таком-то, на улице такой-то. Ее проверили и, допустим, установили, что нет раковины для мойки посуды в каком-то конкретном цехе, и они пишут: установить мойку в таком-то цехе. Вот такие постановления может выносить санитарный врач. Но не постановления о том, чтобы целую область, где проживают более миллиона человек, взять и закрыть. В конце постановления, которое мы обсуждаем, написано: «Постановление получил, подпись должностного лица». Что, главный врач хочет вручить более миллиона постановлений?  Это же абсурдная ситуация. Второе: карантин по закону – всего лишь три вещи. Это, например, если выявили зараженного, то отстранили его от работы. Второе, временное отстранение тех, кто контактировал с ним, и далее следует госпитализация зараженных. Карантин больше из себя ничего не представляет. В карантине нет заваренных подъездов, в карантине нет блокпостов, в карантине нет движения транспорта, в карантине нет запрета на передвижение здоровых людей. Этого нет! Это не карантинные мероприятия. У нас же подменили карантином ЧП. В режиме ЧП есть эти ограничения. Что у нас в итоге получилось? Что у нас взяли и сравняли ЧП с карантином. Это неверно. Вот такие нарушения: непонимание санитарным врачом, ее юристами, как вообще выносить постановления.

– Но, может, жесткие ограничения были введены, чтобы ограничить распространение инфекции?

– Соглашусь с Вами, но тогда можно заварить все подъезды, запретить перемещаться вообще всем, закрыть все предприятия и запретить всем двигаться. То есть где грань? Грань должна определяться законом. Благими намерениями вымощена дорога в ад. Почему в ВКО решили, что по четным дням одним машинам можно передвигаться, а по нечетным – другим? Вообще надо запретить тогда автомобилям двигаться, понимаете? Чем все это вызвано? Отсутствием законодательной базы. Вот в чем проблема. Я за то, чтобы карантин соблюдался, но необходимо это делать в рамках закона, а этих рамок у нас нет.

– Карантин продлен по всей стране. Почему Вас так заинтересовала ситуация в ВКО?

– Мне понравилась активность населения ВКО. И я им пришел на помощь. Они сами проявили инициативу, и я начал им помогать. Вот в чем разница.

В ВКО под петицией за сутки люди собрали около 15 тысяч подписей. В других регионах – тишина. Потому что всех людей устраивает ситуация.

По последним данным, в Усть-Каменогорске практически нет больных, в Семее – есть. Я борюсь за Усть-Каменогорск. Но я вижу, что ситуация по стране ухудшается. Это фактически пик пандемии, общее количество зараженных – более шести тысяч человек. Но у меня нет цели отмены карантина. У меня цель другая. Я хочу, чтобы карантин был в рамках закона. Я за честность, справедливость и законность. Мне важно соблюдать процедуры закона. Если у нас кто-то допустил нарушение, то его надо привлекать к ответственности по закону. Хотите выносить карантин – выносите в рамках закона. Мы должны четко знать, где границы дозволенного со стороны санврачей и где они переходят грань.

Еще один маленький нюанс: почему главный санврач ВКО решил, что до 1 июня у нее карантин? Я объясню, почему. Потому что это круглая дата.

Почему не 4 июня или 26 мая? Потому что главный санврач сама не понимает, до какого числа надо вводить карантин. Поставили первое число, удобно ведь. Вот это все и говорит об отсутствии подхода, понимаете? Как законного, так и логически обоснованного. Еще хотел бы дополнить, что 13 мая была запущена петиция в ВКО, а 14 мая выступил аким области, и были внесены изменения в постановление. И с 16 мая разрешили свободное передвижение транспорта и людей, а остальные ограничения оставили. К чему это я говорю? Выходит, что меры, которые были приняты 11 мая, оказались легко отменяемыми через два-три дня под давлением общественности. Но так не бывает! Надо твердо стоять на своей позиции и не сдвигаться с нее только потому, что петиция пошла и в суд решили подать. Это говорит о неуверенности и слабости определенной позиции.

– Суд уже принял Ваше заявление?

– Я подал в суд как адвокат от трех граждан, от жителей Усть-Каменогорска.

Я подал в суд и по закону в течение пяти рабочих дней суд должен принять либо отказать в принятии иска. До пятницы время у суда есть.

Есть такое понятие – определение суда о принятии, и мы ждем, пока суд примет, после этого назначит дату и будет разбираться. Многие говорят, что постановление будет отменено, но меня это не интересует.  Меня интересует законность постановления. Здесь вопрос не в частном случае, а в том, что общество хочет отстаивать свои права. И общество добивается того, чтобы действия кого-либо в стране были законными.

– Благодарю Вас за беседу!

Алтыншаш СМАГУЛОВА

‡àãðóçêà...
Вам будет интересно
Потомки Победителей: о подвиге дочери легендарного генерал-майора Панфилова
Потомки Победителей: как сельский учитель математики стал Героем Советского Союза
Потомки Победителей: история Александра Колесова, чудом выжившего в морском сражении

Интервью
Он представляет интересы жителей региона, которые подали в суд на чиновников
Воспоминаниями о Шакене Мажитове поделилась его дочь