Нефть снова дешевеет: что будет с ценами на топливо в Казахстане?

Эксперт рассказал, подорожает ли бензин в стране и что будет с курсом тенге

Нефть снова дешевеет: что будет с ценами на топливо в Казахстане?
Фотоколлаж Azattyq Rýhy, фото: Reuters / Shamil Zhumatov, AR, thehindubusinessline.com

С осени у нефтяных котировок начались экономические качели – произошло серьезное падение примерно на 20%. Сейчас баррель самой популярной и ходовой марки Brent оценивают на рынке в 78 долларов за баррель, хотя ранее ценники превышали 90 долларов. С чем же связано столь внушительное падение, как это скажется на национальной валюте, стоимости топлива в Казахстане и какие ценники ждут нефтяную отрасль в 2024 году, в интервью Azattyq Rýhy рассказал экономист, эксперт Института инновационной экономики, профессор Казахского национального университета имени аль-Фараби Магбат Спанов.

– Стоимость нефти на днях упала до 75 долларов за баррель. Сейчас цена «черного золота» марки Brent поднялась до 78 долларов, но и это достаточно низкий показатель. Как вы считаете, в чем могут быть причины падения? 

– Здесь причина одна – рецессия мировой экономики. Замедление темпов роста в Китае и самое главное – замедление темпов роста Европы. Раньше Германия была локомотивом экономического развития всей Европы, а сейчас эти страны находятся в рецессии и, соответственно, спрос на нефть очень сильно падает. Соответственно, цены на нефть тоже падают.

Я думаю, это временно, ведь нельзя упускать из виду еще один момент – есть отдельные страны, где наблюдается рост экономики. Но локомотивы Европы – та же Франция, Германия – немного притормозили в экономическом развитии. Ну и плюс Китай не показывает те темпы экономического роста, которые прогнозировались. Сейчас Китай потихонечку разворачивается, но в то же время старается держать.

И потом, санкции все-таки играют свою роль, и это влияет на общемировые цены. В том числе и на стоимость нефти.

– Что будет происходить с тенге в случае дальнейшего падения нефти? Начнет ли национальная валюта еще сильнее сдавать позиции?

– Нацвалюта уже давно сдалась. На самом деле надо будет смотреть больше на бюджет 2024 года. Там будет четко определен курс. Вот у нас в 2022 году был принят бюджет на 2023 год, где было указано, что доллар будет стоить 470 тенге. Если брать средневзвешенную сумму курса доллара, то она и выходит примерно на этом уровне. 

Бюджет будет опубликован уже к концу года и, соответственно, от этого мы можем отталкиваться. Там будет определена примерная цена на нефть. Отмечу, что наш бюджет формируется с оглядкой на российские цены, мировые цены, какие идут прогнозы.

Вы же видели, что у нас курс до 500 тенге за доллар поднимался, но за счет действий Нацбанка он снизился. Я думаю, средневзвешенный курс по итогам года выйдет на 470 тенге за доллар. 

– Как вы считаете, что будет со стоимостью нефти в 2024 году?

– С моей точки зрения цена на нефть будет достаточно сильно колебаться, но в любом случае этой цифры в 100 долларов (плюс-минус 5 долларов) мы, наверное, достигнем.

Нефть, несмотря на все эти программы, связанные с экологическими выбросами, углеродным следом, все равно пока идет обеспечение автомобильного транспорта нефтепродуктами, пока будет играть основную роль.

Все программы, направленные на это, будут достигать результата только к 2030 году, а это достаточно далеко. Пока у Казахстана нефть есть, и мы держимся.

– С конца сентября нефть упала в цене примерно на 20% даже несмотря на продление и углубление добровольных сокращений добычи нефти странами ОПЕК+. Почему решения организации не помогают?

– ОПЕК+ сократила добычу, но не все страны входят в эту организацию. Те же США на пик вышли, когда у них производилось более 13 миллионов баррелей нефти. Здесь вопрос в том, что сокращение добычи идет вровень со снижением макроэкономических процессов. Такое не всегда бывает, но сейчас совпало. И я думаю, что на цены может сильно повлиять, особенно на их рост, если сейчас произойдет очередной конфликт уже в Латинской Америке.

То есть получается, что в Европе есть, на Ближнем Востоке есть и сейчас сильно разворачивается конфликт в Южной Америке. Если там с Венесуэлой, с вновь присоединенными территориями конфликт разрастется, то цены на нефть, скорее всего, «рванут».

Здесь еще играют роль основные проливы, которые идут через Персидский залив, Ормузский пролив – все это стимулирует не экономику, а только военно-промышленный комплекс. Это разные векторы развития. Но в любом случае большой пик, когда ежедневно добывается порядка 100 миллионов баррелей нефти, а затем происходит снижение на 2-3 миллиона, особой роли не играет.

– В случае дальнейшего падения ценников, сократят ли страны ОПЕК+ добычу нефти? В том числе и Казахстан.

– Думаю, они уже не будут сокращать и будут ждать развития ситуации. Понятно, что ситуация может повернуться как в сторону резкого повышения, так и в сторону понижения. Но, опять же, это все будет зависеть от мировой экономики, от того, насколько будет разрастаться конфликт. Если будет милитаризация экономики, тогда, да, нефти может быть и меньше понадобится.

Казахстан хочет выйти на уровень 1 миллион баррелей в день. Но пока этого еще нет. Без Кашаганского месторождения для Казахстана это нереально. А сейчас Кашаган – это консорциум компаний – европейские, американские, китайские компании и казахстанская доля. Поэтому Казахстан может сокращать только свою нефтедобычу. У нас ведь все равно основная нефть принадлежит иностранным компаниям – американским, западноевропейским, китайским. Казахстану принадлежит всего 30% нефти. Поэтому у нас здесь возможности ограничены по снижению. К сожалению, нефть – это не чистая экономика. Это больше геополитический фактор.

– В случае сокращения добычи сырья, может ли это сказаться на стоимости топлива в стране?

– То, что касается стоимости топлива, то я всегда говорил и говорю: у нас повышение или понижение стоимости нефти не влияет на стоимость топлива. Когда у нас цена на нефть повышается, то и цены на бензин повышаются. А когда цена на нефть понижается, цены на топливо все равно повышаются. У нас это связано больше с политическими факторами.

Что касается цен на топливо, здесь все очень просто. Казахстан является членом Таможенного союза. Соответственно, к 2025 году планируется создать единый рынок нефтепродуктов стран ЕАЭС. Вы знаете, что если в каком-то регионе страны цена высокая, то все другие регионы будут стремиться к повышенной цене. А в России цена на нефтепродукты намного выше. Соответственно, наши производители по цене будут стремиться к российскому варианту. Это значит, что цены будут повышаться однозначно.

Народ же рассуждает как обыватель, как гражданин, мол, у меня вот зарплата не повышается. Другой вопрос в том, что в стране идет большой перекос макроэкономической политики. То есть нет четкой логики объяснений населению. Одно дело, когда в документах все красиво и сложно написано, а другое дело – простым, обычным языком объяснять то или иное действие и к чему оно приведет. Любая реформа должна иметь четкость, как в исследовании – есть объект, и предмет исследования. В каждой реформе должен быть свой объект исследования, вокруг которого все должно быть просчитано.

В целом подчеркну, что цены на бензин будут подниматься вне зависимости от того, будет ли сокращаться или увеличиваться добыча нефти в Казахстане. В 2025 году будет объединенный рынок нефтепродуктов, и у нас цена на топливо идет к максимальной, которая есть в пяти странах. А самая высокая цена в России. Поэтому ценники на топливо будут стремиться к российскому варианту.

– Благодарю Вас за подробные ответы.

Новости партнеров
×
Информационная продукция данного сетевого ресурса предназначена для лиц, достигших 18 лет и старше.