Нефть в обход России: спасет ли Казахстан маршрут через Азербайджан?

Смагулов Амир

В 2023 году по этому направлению планируется экспортировать 1,5 миллиона тонн сырья

Нефть в обход России: спасет ли Казахстан маршрут через Азербайджан?
Фотоколлаж Azattyq Rýhy

Тревожная ситуация вокруг Каспийского трубопроводного консорциума все сильнее озадачивает казахстанских чиновников и госменеджеров. Регулярные и надуманные причины остановки работы объекта вынудили искать пути обхода России. Очередная проблема с транспортировкой сырья через нефтепровод заставила Казахстан задуматься над маршрутом из Актау в Баку, по которому могут пойти новые объемы углеводородного сырья. Уже в следующем году по нему собираются отправить сырье. Однако эксперты советуют особо не надеяться на этот путь – в реальности транспортировке нефти мешает множество факторов. Об этом и не только корреспондент Azattyq Rýhy поговорил с директором общественного фонда «Energy Monitor» Нурланом Жумагуловым.

Ни шторм, внезапно случившийся в марте, ни найденные «совершенно случайно» мины времен войны не заставили наших чиновников задуматься, что слишком уж зачастили остановки работ на КТК по разным причинам. Однако повод посерьезнее заставил их не на шутку забеспокоиться – Россия остановила транзит нашей нефти, но уже из-за решения суда. Причиной тому послужили экологические нарушения. Если быть точнее, разлив нефти. А выплаты многомиллионного штрафа и возобновления работы КТК последовала другая причина его остановки – из эксплуатации вышли сразу два выносных причальных устройства. Вот тут-то власти уж точно решили искать альтернативные маршруты экспорта нефти.

– Нурлан, в следующем году Казахстан планирует направить через Азербайджан 1,5 млн тонны нефти. Велики ли такие объемы экспорта для нашей страны, учитывая, что через КТК экспортируется более 60 млн тонн?

– Полтора миллиона – в настоящее время это тот объем, который может принять азербайджанская сторона через терминал Сангачалы. Для большего объема необходимы ремонтные работы. Перемычка Сангачалы – это то место, через которое идет дальше труба Баку-Тбилиси-Джейхан. В целом, полтора миллиона – это очень маленький объем, тем более руководство КТК заявило, что со следующего года они готовы принять новую казахстанскую нефть в объеме 72 миллиона тонн через нефтепровод КТК.

В целом расширение будет до 83 миллионов тонн. Там 11 миллионов тонн – это российские компании занимают в трубе, а все остальное для Казахстана зарезервировано 72 миллиона тонн. То есть это Тенгизская будущая нефть с ПБР (проекта будущего расширения) пойдет по нефтепроводу КТК.

– Министр энергетики Болат Акчулаков говорил, что в будущем планируется увеличение объема до 6-6,5 млн тонн через Азербайджан. Нужно ли вообще стараться поднять объемы, если это никак не снизит нашу зависимость от КТК?

– Для увеличения объемов до 6 миллионов тонн необходимо провести колоссальную работу – подготовить морские терминалы, зафрахтовать танкеры. Но для фрахта судов необходим долгосрочный контракт, потому что тот же КазМорТранссФлот будет вынужден брать на долгосрочную аренду танкеры с Баку. Без долгосрочного контракта отправителя нефтяных компаний это все бессмысленно.

Так же можно и через железную дорогу. В основном через Ж/Д отправляли в Батумский терминал в Грузии. Но из-за того, что сейчас военный конфликт и Украина закрыта, образовалась огромная пробка на морском терминале в Батуми, который не успевает грузы отправлять. А самый оптимальный маршрут – Баку-Тбилиси-Джейхан.

Есть нефтепровод Баку-Супса, который в настоящее время простаивает. С июня текущего года британский BP (оператор нефтепровода) отказался отправлять свою нефть через данный нефтепровод. Этот нефтепровод несет в себе определенные риски, потому что там есть Азербайджан, Грузия и еще полтора километра нефтепровода проходит через Южную Осетию. Это та территория, которая была оккупирована Южной Осетией и периодически были врезки. Врезка – это когда незаконно делают трубу в нефтепроводе и качают нефть. Возможно, из-за таких рисков наши грузоотправители не хотят использовать данную трубу.

– 14 ноября на КТК завершили ремонт первого выносного причального устройства. Теперь приступили к ремонту второго. Как вы считаете, это специальное затягивание ремонта, учитывая, что из эксплуатации их вывели еще в августе.

– ВПУ один ремонт завершен, на ВПУ два в зависимости от погоды, но даже если они не успеют, то ничего страшного, поскольку два ВПУ справляются. Вообще, всегда третий ВПУ в качестве резервного находился, а два ВПУ прекрасно справляются. Ну, а даже если не получится до конца года завершить ремонт, то ничего страшного.

– Есть ли у нас другие альтернативные маршруты экспорта нефти? И, в целом, как нам стоит сейчас действовать? Продолжать надеяться на КТК или искать новые выходы?  

– Резервные маршруты нужны для будущей нефти. Мы сейчас видим, что на Кашагане увеличивается добыча. В настоящее время практически 440 тысяч баррелей в день месторождение Кашаган добывает. Это большой объем. В будущем, если расширение Кашагана будет, то кашаганская нефть просто не влезет в трубу КТК, поскольку 12 миллионов тонн дополнительного объема будет тенгизская нефть. И, соответственно, новые маршруты нужны для новой будущей нефти Кашагана, «КазМунайГаза», и прорабатывают сейчас маршруты, так как в будущем расширение будет в сторону Китая. Нефтепровод Казахстан-Китай из Атырау в Актобе, далее до Кумколя будет транспортироваться больше нефти. Она нужна для того, чтобы обеспечить Шымкентский нефтеперерабатывающий завод.

Глава государства поручил рассмотреть модернизацию, точнее, расширение Шымкентского НПЗ, и в будущем планирует довести до 9 миллиона тонн нефти. То есть расширить с возможностью увеличения до 12 миллионов тонн, поскольку изначально Шымкентский НПЗ был запланирован на 12 миллионов тонн.

И с запада до юга нужна новая дополнительная нефть. И в будущем есть план заполнить трубу в Китай до 20 миллионов тонн – вот это новые маршруты. Всегда надо понимать, по какой цене готовы покупать заказчики, по какой цене готов покупать Китай. Если на Черном море нефть в цене конкурентоспособна, а спрос со стороны Европы есть, а есть ли спрос с Китая? Потому что Китай – это огромная страна и, несмотря на то, что Китай является импортером нефти – на западе Китая есть своя нефть и населения не так много по сравнению с Восточной частью Китая, которая густонаселена и с хорошо развитой промышленностью. А на западе есть своя нефть, она не так густонаселена и потребление не такое уж большое.

Предстоит проделать огромную работу «КазМунайГазу», Министерству энергетики совместно с китайской стороной. Но пока особых проблем мы не видим. КТК полностью восстановлен, и со следующего года больше нефти должно пойти через КТК. Ну, КТК – это самый оптимальный и дешевый для казахстанских грузоотправителей маршрут.

И надо понимать, что по альтернативному маршруту есть еще Атырау-Самара, через который до 17 миллионов тонн мы можем отправлять, но по этой трубе нефть как Urals продавалась, то есть со скидкой идет. И для рынка Казахстана не совсем выгодно отправлять нефть по другим нефтепроводам, по которым цена на нефть отличается от бренда как минимум на 20 долларов. В этой трубе нефть всегда по качеству смешивалась, а у КТК есть банк качества и там есть определенные характеристики, исходя из которых в трубу закачивается различная нефть, но только высокого качества.

– Благодарю Вас за содержательную беседу.

Новости парнеров
×
Информационная продукция данного сетевого ресурса предназначена для лиц, достигших 18 лет и старше.