«Неприкасаемых нет». Бакытжан Базарбек – о «земельном» деле Болата Назарбаева

Azattyq Rýhy

Член земельной комиссии рассказал все подробности резонансной истории, связанной с землями нацпарка

Государству возвращены 1.6 млн гектаров земель. И это всего за 3 месяца работы комиссии «Жер аманаты», заместителем председателя которой является известный в стране юрист Бакытжан Базарбек, передает Azattyq Rýhy.

Одним из наиболее нашумевших стало дело Иле-Алатауского национального парка. Разумеется, сыграла свою роль уникальность природной зоны. Но еще более резонансным оказалось имя одного из владельцев участков – Болат Назарбаев.

– Одно из ваших последних расследований связано с захватом земель Иле-Алатауского национального парка. Расскажите подробнее, в чьих руках оказалась часть территории национального парка?

– По базе из ГЗК автоматизированной информационной системы госреестра этот земельный участок находится в составе не земель особо охраняемых природных территорий. У нас это как бы отдельная территория земельного фонда, в составе земель промышленности, транспорта, коммуникаций, обороны и иного, не сельхозназначения. Что делают эти земли в отделе особо охраняемых территорий – это нонсенс. В составе земель промышленности – это заводы, фабрики. Транспорт – это дороги. Связи, коммуникации, объекты национальной безопасности и обороны – это тоже понятно. Что делает там земельный участок?

При этом земельный участок имеет целевое назначение для ведения крестьянско-фермерского хозяйства со строительством жилого дома. А такого целевого назначения нет! У нас 97 статья Земельного кодекса пункт 3 четко предусматривает, что на земельные участки, отведенные для целей ведения крестьянско-фермерского хозяйства, сельхоз, товарного производства запрещается возводить жилые и производственные объекты, которые не связаны с ведением сельского хозяйства, за исключением животноводческих комплексов. То есть сам законодатель в пункте 3 Земельного кодекса установил исключение, что допускается строительство животноводческого комплекса. А на этом участке нет животноводческого комплекса, там жилой дом.

Земельный участок принадлежит Назарбаеву Болату Абишевичу. При этом он приобрел этот участок на основе решения легализации от 2006 года. У нас есть генеральный план Иле-Алатауского национального природного парка, где Назарбаев Болат Абишевич состоит как посторонний землепользователь. У меня возникает вопрос: каким образом он попал в посторонние землепользователи?

Во-первых, национальный природный парк образовался в 1999 году. В 2002 году был утвержден землеустроительный план. В2003 году был утвержден лесоустроительный проект. Все ГНПП, которые имеют статус национальных природных парков, границы нацпарков определяются лесоустроительным проектом и землеустроительным. В лесоустроительном проекте отражается растительность, а в земельноустроительном – границы. Если ГНПП утвержден в 2002 году, лесоустроительный в 2003 году, то каким образом легализационная комиссия выносит решение о легализации участка, который принадлежит Болату Назарбаеву? Это же противоречит статье 124 Земельного кодекса и закона по ОПТ. Согласно Земельному кодексу запрещается отчуждать земли особо охраняемых природных территорий. Любое решение акимата, либо решение легализационной комиссии, которое легализует имущество или земельный участок автоматически вносит коррективы в границы нацпарка. Фактически ему присваивается право собственности или право землепользования. И этот участок исключается из контура границ национального природного парка Иле-Алатау и нацпарк должен заново уточнить свои границы. Так почему нацпарк до сих пор не подал иск на отмену решения легализации Болата Назарбаева?

– Какая площадь земельного участка оказалась в его владении?

– Площадь небольшая, там речь идет о менее гектара. Но вопрос не в этом, вопрос в другом: где он получил эту площадь? Здесь же у нас природоохранная прокуратура молчит, национальный природный парк Иле-Алатау, который имеет своих лесных инспекторов, молчит. На протяжении долгого периода инспекция, которая подчинялась акимату Алматинской области, молчала. Прокуратура молчала. Акимат Карасайского района, которому в 2014 году были переданы контрольные функции в области охраны земель, молчал.

И только сейчас это всплывает.

Конечно же? это очень сложно и речь идет о том, что все покрывали родственников первого президента. Никто не мог провести какие-то проверочные мероприятия. То есть было наложено определенное табу.

Сейчас после январских событий этого табу нет, как и собственно говоря всех земель сельхозназначения, которые опекались, крышевались крупными олигархами, за которыми стояли очень большие банки второго уровня.

– Вы будете добиваться, чтобы этот участок вернули национальному парку?

– Конечно! Земельный участок незаконно был отчужден с ГНПП Иле-Алатауского национального природного парка и надо добиваться возврата, отмены правоустанавливающего документа в судебном порядке.

Это один из самых ярких примеров того, как у нас обстояла ситуация с землей.

– Вот по этой же схеме, когда чиновники раздавали налево и направо земли, судя по вашим публикациям действовал вице-министр экономики Азамат Амрин?

– Да. У нас в Северо-Казахстанской области другой кейс – это район Шал акын. В 2009-10 годы Азамат Амрин был акимом района Шал акын.

ТОО «Балуан СК», которое объединяло около 286 пайщиков, то есть владельцев условных земельных долей. Они владели 4326 га сельхозземель. Это земли не ТОО, это земли простых пайщиков, владельцев условных земельных долей.

Но в 2009 году каким-то образом рождается постановление акимата, которое подписывает Азамат Амрин о переоформлении права землепользования, которое принадлежит ТОО «Балуан СК» на некоего Тыныбаева. Кайрат Тыныбаев позднее переоформляет это ТОО и присоединяется к ТОО «Казипрохем-Агро». Этот земельный участок 4336 гектаров переоформляется на некоего Сергалиева. Что интересно, по всем этим эпизодам имеются постановления акимата Шал акына, подписанные Азаматом Амриным. Представители ТОО «Казипрохем-Агро» самостоятельно подали заявление в юстицию на переоформление земельного участка на ТОО «Казипрохем-Агро». Юстиция района Шал акын отказывает по причине, что землепользователем является Тыныбаев. И тут Амрин что делает? Выдает доверенность некоему Сергалиеву, чтобы он оформил регистрацию прекращения права землепользования Тыныбаева в органах юстиции.

Возникает вопрос: Азамат Амрин и акимат района Шалакын – они кто, пайщики, чтобы выдавать доверенности Сергалиеву?

Почему Амрин превышает служебные полномочия, как аким выдает доверенность? Уже юристы, которых мы ознакомили с материалами дела, в шоке и не понимают, как аким мог выдать эту доверенность и на основе чего. Каким образом? Вы представляете, что на вашу землю совершенно другой аким выдает доверенность. Не вы даете, а кто-то другой. То есть понятно, что здесь был интерес – каких лиц мы не совсем понимаем, но почему именно Амрин выдает эту доверенность? Был ли интерес у Амрина в отчуждении земельного участка «Балуан СК» в пользу Тыныбаева, потом от Тыныбаева в «Казипрохем-Агро», а потом от «Казипрохем-Агро» к Сергалиеву должно установить следствие.

А вы знаете в Шимкенте, что два акима области причастны к утрате парковых земель? Например, Туймебаев, ныне ректор КазНУ имени аль-Фараби и Габидулла Абдрахимов, аким города Шымкента. Сейчас мы изучаем. Потому что в их период было отчуждение земель парковой зоны Шымсая, Самал и Дендропарка. Шымсая – Самал одиннадцать гектаров только осталось из 25 гектаров. Один миллиард тенге исчезли (выделенные) на создание парка. Один миллиард куда ушел? На дороги, колодцы ставили, водопроводные системы, инженерные сети пропускали. Они должны были эти работы проводить на основе АПЗ, согласований эскизного проекта, рабочий проект должен быть, должно быть положительное заключение комплексной вневедомственной экспертизы проектно-сметной документации, талон-уведомление о начале строительно-монтажных работ. Все это должно было быть! Ничего нет.

Без разрешительных документов взяли деньги с бюджета, кинули на создание парков. Так чтобы эти строительно-монтажные работы провести подключили студентов, и я полагаю, что один миллиард ушли в карман. Кому ушли в карман мы сейчас будем устанавливать.

Я полагал, что Департамент по управлению земельными ресурсами сейчас скроет этот факт. Нет. Департамент провел проверку, выявил нарушения. Акимат Шымкента говорит: «Базарбек ошибается, вводит в заблуждение - площадь Дендропарка не менялась». Я так присматриваюсь, и так присматриваюсь, но все-таки вот эти коттеджи ведь откуда-то появились? 119 гектаров с 2006 года не менялось. Ну как появились эти коттеджи?

А потом выясняется, что сам Дендропарк при помощи акима, потому что это властные полномочия по предоставлению изменения координат, конфигурации. Акимат, Управление земельных отношений и НАО «Правительства для граждан» - вот этот симбиоз проводили, меняли конфигурацию. Раньше форма Дендропарка была одной, они ее поменяли, где-то ненужные земли убрали, а где-то добавили. Самые лучшие земли, которые напротив Дендропарка с растительностью оторвали. А здесь ненужные прилегающие территории добавили. Вроде бы площадь 119 га осталась по факту, а отчуждение имело место. Преступление совершено. Понимаете, Департамент по управлению земельными ресурсами Шымкента установил эти нарушения. Точно так же департамент установил нарушения по отчуждению земель парков Шымсая и Самал.

– Расскажите подробнее, чем занимается комиссия «Жер аманаты» и почему казахстанцы могут довериться этой комиссии, надеется на нее? Ведь сколько уже было различных объединений, сколько людей было, которые старались решить эту проблему, но у них что-то не получалось...

– Давайте этот разговор будет честным, открытым разговором. Когда мы начали приезжать (в регионы – AR) люди говорили: «Это же Nur Otan»... Те же акимы, которые незаконно отчуждали земельные участки, в том числе паевые земли, были руководителями филиалов Nur Otan в своих регионах. Естественно, их незаконные дела бросали тень на саму партию. 

Я несколько раз думал подключиться к этой комиссии. У меня все-таки репутация в обществе как борца за справедливость, за законность. Тем более, я беспартийный. Передо мной стоял вопрос: могу ли я один, борясь с этим беспределом, добиться какого-то определенного большого результата?

Конечно же, мы добиваемся результатов, я сам лично с моей командой юристов добился очень многих результатов, но мы понимаем, что Казахстан и судебная система, как бы мы не хотели ее реформирования, подвержена коррупции. Оппоненты, которые с нами судятся, имеют возможность подкупить суды, имеют возможность подкупить органы надзора за законностью, акиматы. В итоге ты с большим талмудом неопровержимых доказательств не можешь доказать простую истину. Поэтому я понял, что в этой большой гибридной войне под названием коррупция в земельных отношениях самостоятельно бороться очень сложно. Ты можешь локально где-то добиться правды, справедливости в Алматинской области, в Северо-Казахстанской области, в Западно-Казахстанской, Атырауской, в Шымкенте. А в общем, по стране, люди страдают, у них нет веры и надежды на власть, в силу закона и справедливости. Поэтому я посмотрел в глаза парням, которые пришли в партию Amanat и я понял – это не Nur Otan, это совершенно не Nur Otan. На первой же встрече, где присутствовали представители Генеральной прокуратуры, акиматов областей, районов, НАО «Правительство для граждан», у меня была очень эмоциональная речь. Я жестко сказал, что если хоть одно мое заявление останется без рассмотрения, если у «Жер аманаты» на какой-то вопрос в отношении персонального человека, будь это Назарбаев, Кулибаев, Есимов или Тасмагамбетов будет наложено табу, что комиссия не может проверить эти участки, то я ухожу из комиссии.

– И на ваши условия согласились?

– Первый руководитель мне сказал: «Бакытжан Жумабекович, мы сами устали от этого груза – груза разочарования людей, печали. Мы хотим изменить этот порядок вещей. Мы хотим добиться торжества закона с новыми людьми».

Темиржанов – это чиновник новой формации, председатель КУЗР (Мурат Темиржанов, председатель Комитета по управлению земельными ресурсами). На протяжении долгого периода у нас много было председателей комитета, но это были люди старой команды, так выразимся. Темиржанов – это новый человек, совершенно другой человек, из другого, можно сказать, теста. Точно так из другого теста Даулет Карибек (секретарь партии «Amanat»), Асхат Оралов тоже из другого теста (исполнительный секретарь партии «Amanat»). Вот с ними приятно работать. Приятно возбуждать проверочные мероприятия, приятно выявлять нарушения.

Завтра эти земли будут возвращены, и я надеюсь, что общество и люди оценят это. Обязательно оценят.

– Благодарю Вас за интервью.

Новости парнеров
×
Информационная продукция данного сетевого ресурса предназначена для лиц, достигших 18 лет и старше.