Конец офшоров: сколько миллиардов долларов и когда вернут в Казахстан?

Смагулов Амир

Процесс займет немало финансовых средств и времени, предупреждают эксперты

Фотоколлаж Azattyq Rýhy

Еще в феврале в Казахстане была объявлена война тем, кто прячет миллиардное состояние в офшорах. Чиновникам дали несколько месяцев на то, чтобы придумать четкий, а главное действенный план по возвращению этих денег. Однако все сроки прошли, а никаких набросков, не говоря уже о плане, все нет. Насколько может затянуться весь этот процесс и вообще, реально ли вернуть утекшие денюжки? Об этом корреспондент Azattyq Rýhy поговорил с экономистом Муратом Кастаевым.

– 8 февраля Президент дал правительству 2 месяца на подготовку плана по возврату вывезенных за рубеж средств. Однако на дворе уже июнь, а плана и каких-либо подвижек все еще нет. Почему?

– Эти капиталы, которые находятся заграницей, вывозились на протяжении 30 лет и за два месяце не то, что невозможно подготовить какой-то план, даже невозможно сделать перечень – в какие страны сколько было вывезено.

Также нужно понимать, что не все капиталы были вывезены нелегально. Наоборот, большая часть из них была вывезена легально. То есть эти деньги могли быть заработаны не совсем честным и прозрачным путем в Казахстане, но за границу, так как в таких случаях все равно есть механизмы проверки происхождения этих средств, большая часть капитала выводились легально.

Я в своей практике несколько раз сталкивался с такими случаями у клиентов, что источник происхождения денег не совсем понятен, но за границу они выводятся вполне легальным способом. То есть где-нибудь в Гонконге, Дубае открываются компании, туда переводятся деньги как вклад в уставной капитал и дальше эти деньги размещаются в другие инструменты. Где-то вывод капитала был путем приобретения недвижимости или иных активов.

Поэтому это очень долгая, скрупулезная работа, которая может занять не два месяца и даже не два года.

– 5 июня создали комиссию, которая будет отвечать за возврат денег из офшоров. В ее состав вошли несколько министров, глава Нацбанка, генпрокурор с заместителем, главы агентств, «Самрук Казыны» и КНБ. Не многовато ли ведомств занято этим вопросом? И какая роль там отведена каждому?  

– Да, я думаю ведомств, действительно, достаточно много, этим могла бы заниматься не такая уж большая группа с прямым подчинением Президенту или руководителю администрации Президента.

Чем больше будет задействовано, тем больше будет согласований, тем больше будет разнос ответственности и тем ниже будет эффективность работы.

Здесь также в первом вопросе я забыл упомянуть, что возврат активов – это довольно такая чувствительная тема, по которой пытаются нащупать ту линию, которую нельзя переходить. То есть те активы, которые трогать и возвращать нельзя, а какие можно. Поэтому мы и слышим, что кого-то начали проверять, кого-то даже задержали, и он находится под следствием. Но при этом есть ряд других миллиардеров, олигархов, которых никто не трогает и работа по ним, соответственно, не ведется. Поэтому нужно понимать, что при всем желании не все активы в текущих условиях способны вернуть.

За все годы независимости кто-то назвал сумму 100 миллиардов долларов, кто-то назвал сумму в 300 миллиардов долларов, а я думаю, что в лучшем случае, если получится вернуть хотя бы процентов 10, наверное, это будет неплохо на данном этапе. Потому что за границей законы все-таки работают. Там просто так нельзя прийти и конфисковать активы. То есть нужно доказать, что они были выведены даже если легальным путем, то  происхождение этих денег было нелегальным. А это, соответственно, суды. Суды могут длиться очень-очень долго. И этот процесс может растянуться на годы. Но этим нужно заниматься, и рано или поздно это нужно будет завершать. Казахстану надо подключать как внутренние ресурсы, так и внешние, чтобы находить эти капиталы, доказывать, что они были нелегально вывезены и, соответственно, возвращать.

– Какими способами будут возвращать деньги? Как будет действовать комиссия?

– Все начинается с того, что будет составляться реестр – что и в какие страны ушло. Потом по каждой стране наши послы в этих странах тоже будут привлечены к этой работе. Это будет, наверное, одним из основных критериев оценки их работы. Сколько денег в каждую страну было выведено и потом будет проверяться, какая часть денег была легальная, а происхождение какой части капитала сомнительное. И там, где сомнительная, рабочие группы будут дальше копать.

При этом нужно понимать, что если подойти правильно и если с нашей стороны будут достаточно подготовленные и квалифицированные кадры, то в современном мире, как бы ни старались спрятать концы в воду, все транзакции отслеживаются. То есть конечных бенефициаров всех офшорных компаний при желании можно найти.

Ну и нужно помнить, что в целом мир идет, чтобы давить на офшоры. И США в этом направлении идет, и Евросоюз. Постепенно жизнь офшоров начинает усложняться. Они вынуждены под давлением информацию раскрывать. Даже те же швейцарские банки, которые несколько лет назад считались эталоном секретности, сейчас сотрудничают как с европейскими правоохранительными органами, так и с американскими. Поэтому швейцарские банки уже не являются конфиденциальной гаванью хранения капитала.

Такой гаванью какое-то время был Гонконг. Но с тех пор, как материковый Китай все больше и больше ограничивает деятельность Гонконга, соответственно, хранение капиталов там тоже становится некомфортным и поэтому сейчас комфортной гаванью являются ОАЭ. Дубай, который называют еще одной столицей Казахстана. Но я думаю, что при должном подходе Эмираты тоже будут сотрудничать с нашими властями. Если они и не дадут вывести большую часть денег, которые из Казахстана утекли к ним, то, по крайней мере, какую-то часть даже оттуда можно будет вернуть. Как бы ни заявляли, что Дубай сейчас самое безопасное место для хранения денег, но и оттуда вернуть деньги вполне реально.

Поэтому для тех, кто выводит деньги, в мире становится все меньше и меньше таких тихих гаваней. Какое-то время с надеждой смотрели на криптовалюту, допустим. Но даже их транзакции отслеживаются, блокируются, даже в криптовалютах сейчас достаточно проблематично крупные капиталы спрятать, вывести и так далее.

Мир движется в сторону прозрачности, в сторону цифровизации. Поэтому пространство офшоров будет постепенно уменьшаться и Казахстану нужно просто ловить эту волну и, соответственно, свою долю от этих офшорных денег, которые были выведены из Казахстана, стараться вернуть. Потому что в офшорах, по различным оценкам, прячутся десятки триллионов долларов. Причем это сотни, а возможно и тысячи отдельных случаев, каждый из которых нужно расследовать отдельно.

– Мурат, а есть ли шансы на возвращение? Насколько они велики?

– Шансы есть. И если есть профессиональная команда и политическая воля, если не смотреть на должности и фамилии действующих и бывших чиновников, бизнесменов, если задействованы международные правоохранительные органы, такие как Интерпол, налоговые и прочие, то шансы есть.

Я не говорю, что можно вернуть все деньги, но одну треть выведенных средств вернуть, я думаю, реально. Ну и не должно быть заблуждений, что можно вернуть все миллиарды, которые были выведены, потому что повторюсь – большая часть этих денег была выведена легально.

Тут можно копаться в том, как эти деньги были заработаны в Казахстане, но то, что за рубежом большая часть была инвестирована легальными путями, это, к сожалению, факт.

– Очевидно, что возврат этих денег – достаточно дорогое удовольствие. Не случится ли так, что страна потратит на этот процесс больше возвращенной суммы?

– Здесь нужно смотреть на суммы выведенных средств и исходить из того, что этот процесс должен быть эффективным. В любом случае сумма возвращенных средств должна быть значительно больше, чем те ресурсы, которые были на это затрачены.

Но ресурсов тратится не так уж и много. Например, когда Казахстан вел судебную тяжбу с Мухтаром Аблязовым, дело с молдавскими бизнесменами, там да, были затрачены десятки миллиардов долларов. Но надо помнить, что даже в этой сумме есть коррупционная составляющая и наверняка реальные суммы на эти тяжбы были ниже. Просто даже на этом наши чиновники, возможно, могли тоже заработать.

Поэтому, если подойти честно и беспристрастно, то возможности государственной машины и дипломатических усилий может быть достаточно, чтобы вернуть эти деньги. И там средства не будут исчисляться сотнями миллиардов. Десятки миллиардов на это, наверное, уйдет, но сумма возвращенных средств должна быть гораздо больше. Если хорошенько потрясти, денег из страны было выведено много и фамилии все на слуху, многие даже не прятали своих состояний. Примерные параметры цифр известны – достаточно поднять списки Forbes за последние лет семь.

Даже эти фамилии и плюс соответствующие чиновники, либо те, кто обогащались благодаря тому, что были близки к этим чиновникам, даже там уже зарыты далеко не сотни миллионов долларов, а больше. То есть даже там счет идет уже на миллиарды.

– Благодарю Вас за интересную беседу.

Жан МУРЗА