Казахстанцы заметили исчезновение пенсионных денег: виноват слабеющий доллар?

Смагулов Амир

Инвестиционный доход на пенсионных счетах ушел в минус

Казахстанцы заметили исчезновение пенсионных денег: виноват слабеющий доллар?
Фотоколлаж Azattyq Rýhy

В очередной раз казахстанцы заметили на своих счетах пропажу денег – инвестиционный портфель наших пенсионных активов ушел в довольно серьезный убыток. Такое причем наблюдается с тех пор, как тенге начал укрепляться. Связаны ли валютные качели на бирже с доходами ЕНПФ, когда они закончатся и что делать? Экономист Мурат Кастаев ответил на эти и другие вопросы корреспондента Azattyq Rýhy.

– На пенсионных счетах казахстанцев инвестиционный доход ушел в серьезный минус. Почему это произошло?

– Это абсолютно нормальное явление, так как у нас часть пенсионных активов вложена в долларовые активы, это порядка 32-33%. То есть одна треть портфеля номинирована в долларах. И все видят, что доллар серьезно подешевел и, следовательно, все наши пенсионные активы, которые номинированы в долларах, они пропорционально снизились в стоимости.

Это временное явление, которое отражает курсовую разницу. И если в ближайшее время доллар начнет расти, соответственно, долларовая часть портфеля так же подорожает. Поэтому здесь нет никакого повода для паники, критики и так далее. 

– Выходит, слабый доллар и сильный тенге вредны для нашей экономики?

– Я бы не сказал, что это вредно для нашей экономики. Понятно, что мы храним свои активы не в одной валюте. Если бы они были в тенге, а доллар начал бы дорожать, все бы критиковали управляющих пенсионными деньгами, почему они часть портфеля не вложили в доллары. Такая критика уже была в 2015-16 годах, когда были девальвации, когда тенге сильно обесценился и доллар сильно вырос. После этой критики, соответственно, Нацбанк начал увеличивать долю валютных инструментов.

То есть тогда, до девальвации 2015 года валютные активы в пенсионных деньгах были порядка 10%. С тех пор планомерно Нацбанк увеличивает эту долю и одна треть сейчас уже вложена в валютные инструменты. Я думаю, на этом он не остановится и как минимум половину надо хранить в валютных инструментах, потому что пенсионные деньги – это деньги на отдаленное будущее и, к сожалению, со структурой нашей экономики в отдаленном будущем наш тенге все равно будет обесцениваться к твердым валютам и в первую очередь к долларам.

Поэтому пенсионные средства лучше хранить в твердой валюте – долларах, евро, других крупнейших мировых валютах.  

И еще я бы не сказал, что сильный тенге вреден нашей экономике. Сила валюты отражает, опять-таки, настоящую силу экономики. Чем крепче наш тенге, тем больше товаров и услуг мы, казахстанцы, можем себе позволить купить. И опять-таки, потому что у нас рыночное формирование курса тенге, он может как укрепляться в связи с какими-то экономическими параметрами, так и ослабляться.

Сейчас экономическая конъюнктура для тенге благоприятная. Нефть очень дорогая и, соответственно, мы пожинаем плоды этой валютной выручки, которая поступает в нашу страну. Долларов поступает много и на бирже их становится больше. Соответственно, валюта – это такой же товар, как и любой товар. Поэтому стоимость его снижается.    

– Для каких секторов экономики Казахстана тогда не выгоден слабый доллар?

– Слабый доллар не выгоден в первую очередь для экспортеров, для наших газодобывающих компаний, для нефтегазового сектора, горнорудного сектора, металлов, так как они продают свою продукцию за твердую валюту – за доллары. Соответственно, чем дешевле доллар, тем меньше прибыль за свой товар они получают. Так как доходы формируются в долларах, а расходы формируются в тенге. То есть это наши нефтяники, производители металлов, «Казатомпром» и любые другие экспортеры, которые продают товары на экспорт. И, соответственно, наоборот, те, кто занимается импортом, для них слабый доллар выгоден, потому что они покупают товары за валюту, за доллары. И, соответственно, чем дешевле доллар, тем меньше за него нужно платить тенге. То есть слабый доллар выгоден импортерам и не выгоден экспортерам.  

– В бюджете изначально закладывали курс на уровне 440-450 тенге за доллар. Нужно ли пересматривать показатель, как считаете?

– Я думаю нет, потому что в бюджет закладывается среднегодовой курс. В начале года доллар сильно укрепился и поднимался выше 500 тенге. Сейчас  конъюнктура экономическая поменялась – доллар обратно снизился. Но я считаю, что нет смысла пересматривать среднегодовой показатель, и думаю, что укрепление тенге временное, и тенге сейчас несколько завышен.

Считаю, что на горизонте текущего года, возможно, во втором полугодии тенге все равно несколько ослабится, доллар подорожает. И, соответственно, в среднем по году и будет в этом коридоре – 440-460 тенге. И я считаю, что этот коридор сейчас является уравновешенным.

Почему сейчас тенге сильно укрепляется? Во-первых, он укрепляется вслед за рублем. А во-вторых, наших валютных экспортеров порядка 50% валютной выручки заставляют добровольно-принудительно конвертировать на бирже. Поэтому на валютной бирже идет постоянный приток долларов. И любое послабление со стороны регулятора к экспортерам, соответственно, уменьшит предложение долларов на рынке.

И я считаю, что во втором полугодии курс доллара должен несколько вырасти, потому что то, что сейчас происходит на бирже, это не отражает экономические реалии. То есть тенге укрепился слишком сильно. Так что 440-450 – нормальный уравновешенный курс и доллар к нему вернется в ближайшие месяцы.

– Помимо рубля повлияла ли на укрепление нашей валюты высокая стоимость нефти? 

– Да, безусловно. Это не единственный параметр, но один из важнейших, потому что основу казахстанской экономики, основу нашего экспорта составляет нефть. Она продается за доллары. Чем дороже становится нефть, тем больше долларов казахстанская сторона получает. Чем дороже нефть, тем больше мы зарабатываем денег.

Однако следует помнить и вторую сторону: чем дороже нефть в мире, тем дороже топливо. А топливо лежит в основе себестоимости многих товаров. То есть чем дороже топливо, тем дороже становятся товары и это разгоняет инфляцию в мире. С одной стороны, Казахстан зарабатывает на том, что продает нефть дороже, но с другой стороны мы видим обратную сторону этого явления в том, что все импортные товары дорожают.

А в связи с тем, что Казахстан, к сожалению, импортирует большую часть потребляемых товаров, соответственно, мы с одной стороны зарабатываем деньги, а с другой стороны платим больше за импортные товары и в итоге уровень жизни населения снижается при высокой инфляции.  

Поэтому истина где-то посередине. Везде нужен баланс. Чрезмерно высокие цены на нефть не могут держаться долго, поэтому для всех приемлем уравновешенно-сбалансированный уровень цен, потому что сейчас заниженная цена долларов – это завышенная цена нефти. Для всех был бы комфортен коридор в 70-80-90 долларов за баррель. Это было бы выгодно всем – и тем, кто производит, и тем, кто продает нефть, и тем странам, которые ее импортируют.

Поэтому высокие цены на нефть, я считаю, они ненадолго. Постепенно рынок вернется в норму, потому что сейчас нефть высокая потому что не совсем понятно, каковы дальнейшие перспективы и геополитические, будет ли эмбарго на российскую нефть или нет.

– Благодарю Вас за содержательную беседу.

Жан МУРЗА  

Новости парнеров
×
Информационная продукция данного сетевого ресурса предназначена для лиц, достигших 18 лет и старше.