СрочноУнизительное название шымкентского пирожного возмутило омбудсмена

Сапар Барлыбаев – о прошедших выборах: Это была жесткая борьба, иногда на грани фола

Azattyq Rýhy

Новоявленный аким Ерейментау рассказал об информационной войне, развернувшейся во время кампании, а также о многолетней проблеме города, устранить которую он обещает не позже 2022 года

Фотоколлаж AR; фото: baigenews.kz/Бауыржан Жуасбаев

Экс-депутат маслихата, а ныне избранный аким Ерейментау прославился сам того не желая. Небольшая оговорка в беседе с журналистом тут же разлетелась по соцсетям и страницам СМИ, передает Azattyq Rýhy.

Сам Сапар Барлыбаев к этой истории, как выяснилось, относится спокойно – у него, как говорится, в те дни голова была забита совершенно другим. Да и чувство юмора присутствует. Другое дело, спросить по существу: а что из себя представляет вчерашний депутат, как именно он собирается улучшать жизнь вверенного города и его жителей? В какие сроки, что немаловажно.

Собственно, эти вопросы и стали предметом нашего разговора с Сапаром Барлыбаевым. Забегая наперед, отмечу, что в интервью удалось вытянуть из него обещание решить многолетнюю проблему Ерейментау с указанием конкретных сроков.

– Начнем с прошедшей кампании. Наверняка, вам нужно было как-то усиливать коммуникацию с населением, вести разъяснительную работу и, разумеется, представлять предвыборную программу. Какую работу вы провели за этот период?

– Вы совершенно правы. Здесь у нас было личное отношение, выбирали в первую очередь человека, смотрели на наши деловые качества, на наши предыдущие дела. Но я хочу сказать, что в этом плане мне было полегче, потому что я все-таки шел от партии «Nur Otan». У нас готовая программа, дорожная карта, которая основана на предложениях, озвученных людьми во время праймериз. Также у нас было партийное задание: во время встреч с населением собирать наказы для того, чтобы в дальнейшем разрабатывать свои дорожные карты. Авторитет партии имеет большое значение среди людей, населения. Как я уже сказал, было проще, потому что у нас есть определенность, дорожная карта и многие моменты были уже ясны. Да и опыт работы депутатом маслихата сказался исключительно положительно, ведь экономические планы мы готовим на несколько лет вперед, знаем их.

Но самое важное то, что я являюсь уроженцем этого города, уже 45 лет живу здесь. Поэтому все, о чем говорили люди на многочисленных встречах, я, как говорится, испытываю на себе. В последние годы остро встал вопрос с водой, есть определенные проблемы с отоплением и, конечно, дороги. Это, наверное, как и во всех малых городах. Разговаривая с людьми для меня самым важным было не давать пустых обещаний. Я четко знал, что заложено в дорожной карте, конкретный объем работ, сроки. Если какая-то проблема ранее не попала в поле зрения, то мы прописывали ее отдельно – в виде наказа. 

Нужно понимать, что люди не требуют чего-то сверхъестественного. Это те блага, которые должны быть нормой – комфортное проживание, без лишних проблем с коммуникацией, дорогами, водой, освещением, с теплом.

– Если говорить в цифрах, то сколько у вас было подобных встреч в рамках этой кампании?

– В цифрах сказать тяжело. Старался встречаться на предприятиях, по организациям. Но дело в том, что, во-первых, пандемия наложила свой отпечаток – не везде и не всегда можно было собраться. Во-вторых, лето, отпускная пора. Например, с учителями, практически, не удалось встретиться, потому что многие из них в отпуске, где-то в школах проводился ремонт. Этот пробел я постараюсь в ближайшее время исправить. Зато на производственных площадках немало интересных встреч было. Основным же форматом был выбран подход от «двери к двери». Это, между прочим, имеет очень большой эффект, потому что люди мне в лицо говорили: «Ой, хорошо, что мы тебя своими глазами увидели, задали свои вопросы, ты сам лично пришел». Для большего охвата, конечно, были задействованы и доверенные лица.

Я сам родился на окраине города, как говорят местные, на Шанхае. Поэтому было важно поговорить с людьми в таких микрорайонах. Скажу честно, где-то я даже не ожидал такой обратной связи. Немало горожан, знающих нашу программу. С откровенным негативом лично я не сталкивался, мол, «за тебя голосовать точно не будем».  

– Можете привести в пример самый запоминающийся диалог с населением? Может быть, проблематика была несколько неожиданная для вас, или люди отреагировали на ваше появление своеобразно, так скажем?

– Своеобразно?

– Да, ведь не будем лукавить, первые лица тех или иных населенных пунктов не часто совершаются подобный точечный обход. Все больше картинные объезды. Народ ведь к такому диалогу еще не привык…

– Если честно, некоторые смотрели с недоверием. Ведь по санитарным нормам приходилось быть в маске, и мне говорили: «А это точно вы? А может вы маску снимете?». Казалось, будто я могу отправить своих двойников вместо себя.

Самые запоминающиеся, пожалуй, встречи со старшим поколением. Меня здесь с детства многие знают. Так вот, в микрорайоне на шахте встречались со старшим поколением. А я там еще ребенком крутился, в Дом культуры на хор ходил. Увидев меня, они искренне обрадовались. Многие начали говорить напутствия – бата. Со мной несколько доверенных лиц было, так они пытались объяснять, что я начинающий, но профессионал… Их тут же перебили аксакалы: «Да что вы нам рассказываете, мы его с детства знаем, дольше, чем ты живешь». 

– Край ведь еще суровый, люди привыкли все напрямую высказывать…

– Да, особенно старшее поколение, они открыто выражают свое мнение. Говорят, просто, где-то в хорошем смысле по-деревенски, но доходчиво.

– Кстати, об этом. Многие скептики говорили о неготовности сельчан к прямым выборам. Мол, политическая культура низкая. Что вы думаете на этот счет?

– Могу сказать только одно – они ошибаются.

Другое дело, когда некоторые кандидаты, самовыдвиженцы, начали пользоваться различными методами. Пошла откровенная дезинформация. Были люди, которые легко поддавались всяким вбросам в соцсетях. Я думаю, все-таки, надо поднимать вопрос ответственности за публикации. Находятся герои диванные, сделают фейковый аккаунт – 0 подписок, 0 фотографий, и пишут, поливают. Я стараюсь сохранять лицо, но, конечно, очень неприятно было. Но большая часть людей все же критически отнеслась к таким вбросам. За счет этого мы выиграли информационную войну. Повторюсь, было тяжело, к оскорблениям нас никто не готовил.

– Вы приобрели некий опыт в этом смысле?

– Да, опыт приобрел большой. Это были прямые выборы, можно сказать, пошло все по западному сценарию. Это и есть демократия, то к чему мы стремимся, когда идет жесткая борьба, прям на грани фола, когда не хочет никто уступать. Поэтому мы достаточно повоевали, приобрели большой опыт, получили, конечно, и стрессы, но, тем не менее, конечно, приятно, что в такие моменты мы вышли победителями. Народ нам доверился, поверил в нас и проголосовал.

– Дезинформация, на мой взгляд, проигрывает там, где идет открытость. Если вы вовремя реагируете, сохраняете открытость, разъясняете людям человеческим языком, то проблем не должно быть. Согласны?

– Согласен, но знаете, в чем не соглашусь: бывает в каких-то моментах, в каких-то вещах обвиняют, в которых даже как-то глупо оправдываться, себе дороже, можно так сказать. Есть прием психологический – если человек начинает оправдываться, значит, он в чем-то виновен.

– Как говорится, «на воре и шапка горит»

– Да, да. Поэтому некоторые моменты просто вообще не хотелось комментировать, потому что смысла не было. А в плане открытости и прозрачности, я как депутат местным органам всегда говорил: У нас нет обратной связи с народом, поэтому люди додумывают, пишут, распространяют. Когда нет своевременной реакции. А в соцсетях нужна оперативная реакция. При этом оправдываться не нужно, нужно все изложить по фактам, иначе дальше развитие будет в негативную сторону.

– Я так понимаю, вы достаточно активны в соцсетях?

– Да, ведь нам необходимо быть людьми публичными. К тому же стараемся поддерживать культурную жизнь – это организация концертов. Есть что показывать, есть чем гордиться. Ездим по всяким конкурсам, фестивалям вплоть до республиканских. Единственное, пандемия немного подкосила.

– Так в пандемию это как раз важно, разве нет? Соцсети приобрели особую важность именно сейчас.

– Да, конечно. Мы ни дня не находились без дела. Чуть ли не в киностудии снимаем все, публикуем различные выступления. В общем, много приходится работать в интернете. Зато в последнее время мы приобрели много зрителей не только в лице наших горожан, но и по всему Казахстану, а может и по всему миру.

– В завершение расскажите о проблеме, которая тянется годами, но уже сейчас у вас есть план, как ее устранить.

– Одной из проблем малых городов остается отток молодежи. Рабочие места есть, но молодежь не хочет здесь оставаться, потому что нет досуга. Городок у нас маленький, развлекательных центров у нас нет. Один из пунктов в моей программе – это создание качественного досуга для молодежи. Парки, парковые зоны, интернет-кафе у нас ни одного нет, хотя кафе много. С предпринимателями предварительно уже разговаривали, что молодежи не нужно сидеть и бешпармаки есть, им бы бутерброды поесть, кофе попить, в интернете посидеть – по учебе, по работе.

Проблемы с водой тянутся годами. Ежегодно в летний период, особенно в этом году, у нас засуха. Знаете прекрасно, что по всему Казахстану такое наблюдается. Вот у нас в городе есть пятиэтажки, это многоквартирные дома, так там начиная, наверное, со 2-го или 3-го этажа летом вода бывает только по ночам, когда давление спадает. Потому что забор начинают на полив. Одно из решений – очистка скважин. Мы узнали, что с самого строительства, с 50-60-х годов их не чистили ни разу, и они покрыты илом. После этой работы нам удастся поднять уровень воды в скважинах хотя бы на 40-50%.

Все проблемы Ерейментау на слуху. Мы живем в этом городе, наши родители здесь, дети. Я лично хочу сделать все, что в моих силах, для того, чтобы мой город стал красивее, уютнее, приятнее, чтобы у города появилась перспектива.

– Благодарю Вас за беседу!

Напоследок я поинтересовался у Сапара Барлыбаева о сроках очистки скважин. Важно было услышать конкретные цифры. Так вот, аким Ерейментау сообщил, что данную проблему постарается решить уже в этом году при наличии финансирования. «Следующий год максимум. Решим этот вопрос», - уверенно ответил собеседник и добавил, что будет добиваться строительства дополнительной водонапорной башни.

Теги:
Вам будет интересно
Пациент на двери, «придирки» журналистов и светлое будущее армии
Интернет-зависимость и кибербуллинг: как защитить казахстанских школьников?
Бесплодие – не приговор. Как репродуктивные технологии дарят шанс стать родителем