Выборы:Явка избирателей на выборах в Кызылординской области достигла 48,8%

Устрашение не дает результатов: как ведут борьбу с коррупцией в Павлодарской области

Azattyq Rýhy

Изменения происходят в лучшую сторону, но медленно

Фото предоставлены Р. Исабековым

Для активизации борьбы с бытовой коррупцией по всей стране были открыты проектные офисы «Adaldyq alańy». Идея, воспринятая обществом скептически, возможно, пока не дает каких-то глобальных результатов, но на местах признают: небольшими шагами подвижки происходят. Для чего созданы эти офисы, какую миссию они выполняют и какие результаты дают, в интервью Azattyq Rýhy рассказал журналист, руководитель проектного офиса «Ertis – adaldyq alańy», внештатный советник акима Павлодарской области по вопросам противодействия коррупции Ризабек Исабеков.

– Проектные офисы «Adaldyq alańy» созданы в Казахстане в 2019 год. Такой офис в Павлодаре вы возглавляете с сентября 2019 года. В чем в принципе, заключается суть работы?

– Если оценивать нашу миссию в целом, то мы меняем сознание граждан в сторону неприятия любых форм проявления коррупции. Если же брать список конкретных задач, то проектный офис «Ertis – adaldyq alańy», и другие подобные «Adaldyq alańy» в областных центрах республики, работающие около двух лет, нацелены на несколько задач. Среди них: искоренение бытовой коррупции, создание комфортных условий для граждан при получении госуслуг, усиление общественного контроля и продвижение идеологии добропорядочности. Наш проект призван стать своеобразным «мостом» между государством и обществом, чтобы госорганы стали более открытыми для граждан, усилили прозрачность в работе и подотчетность общественности.

«Да это все бесполезно! Брали и будут брать! Этих чинуш не исправить! Чушь полная - ваша борьба с коррупцией, как будто пчелы борются против меда!» - такие возгласы раздаются от определенной прослойки граждан, когда они слышат о мерах противодействия коррупции. Кстати, противодействие подразумевает вовлечение в борьбу с этой проблемой общества всех ее членов.

Да, можно занять позицию, полную скепсиса и неверия, словно у страуса, что втыкает голову в песок. Но можно и принять участие в том, чтобы менять положение дел, проявляя ту самую любовь к родной земле. И в этих словах нет пафоса, а призыв уйти от разговоров к действиям.

– Одна из основных целей – это сократить дистанцию между госаппаратом и населением. Насколько остро сегодня стоит эта задача и есть ли какие-то подвижки?

– Концепция «Слышащее государство» - это не только, когда чиновники слышат простых людей, реагируя на их просьбы, в том числе, в регионах. Это одно из заблуждений, и предлагаю в ходе нашего разговора разобрать несколько предубеждений, царящих в обществе. «Слышащее государство» - это, когда граждане вовлекается в принятие решений, когда усиливаются демократические процессы. То есть движение должно быть двусторонним. Казахстанцы не должны занимать пассивную позицию, вот в чем дело.

Недавно у меня сломалась машина, я ехал на такси, и водитель в разговоре высказался, что на одной из центральных улиц Павлодара можно сделать «зеленый коридор» для автомобилистов, отрегулировав работу светофоров. Мол, эта идея его гложет вот уже 10 лет. На мой вопрос, а что он сделал для ее воплощения, в ответ я услышал ругань: мол, чего это обычный житель должен подобное решать, если на то существует армия чиновников. Я уточнил у собеседника, а патриот ли города он, и после утвердительного ответа, добавил, что стоило бы потратить максимум 15 минут на то, чтобы отправить свое предложение в акимат, используя несколько способов обратной связи. После этих слов брань таксист направил в мой адрес. Тезис «Критикуя предлагай» я бы расширил до «Критикуя предлагай и делай».

Так что же делается со стороны проектных офисов и Антикоррупционной службы по сближению госаппарата и населения? Приведу примеры.

Почему мы иногда слышим недовольства граждан по поводу воплощения тех или иных госпрограмм, либо конкретных проектов? Да потому что об их особенностях не было полноценных разъяснений со стороны ряда чиновников. К примеру, приходит гражданин на личный прием в госорган и либо кипит от возмущения, либо растерян. Однако ему дают полное разъяснение по его конкретной ситуации, и в подавляющем большинстве случаев выясняется, что все не так трагично, как воспринимал человек. Есть меры поддержки его и людей в подобном же положении, о которых посетитель просто не знал. В итоге гнев, потерянность сменяются на совсем иные эмоции.

Так вот, чем больше мы даем разъяснений по тем же госпрограммам, тем меньше возникает требований у населения, и тем быстрее мы сокращаем дистанцию между госслужащими и гражданами.

– В этом году, по инициативе Антикора, также реализуется проект «Адал көмек». Что вы можете сказать о нем?

– Этот проект реализуется в виде регулярных выходов в соцсети юристов, руководителей и работников госорганов. Граждане системно получают бесплатные консультации по самым различным вопросам: от юридических до получения услуг. В Павлодарской области с начала года проведено около 300 прямых эфиров в Facebook, в ходе которых руководители отделов акиматов, главные специалисты, независимые эксперты делились информацией и отвечали на вопросы. Полагаю, что это отличный инструмент той самой пресловутой обратной связи, когда заодно можно провести мини-исследование по содержанию тех же комментариев. Таким образом укрепляется связь с общественностью и повышается доверие к работе госорганов.

На порядок сокращает дистанцию между населением и госаппаратом открытие сервисных акиматов. При этом, они искореняют бытовую коррупцию. Подобные акиматы - это фронт-офисы в зданиях городских, районных и сельских администраций, где ведется прием граждан предельно прозрачно. То есть, полностью исключен человеческий фактор - нет никакого контакта между услугодателем и услугополучателем. В Павлодарской области во всех городах и районах открыты сервисные акиматы. Надо признать, что поначалу были недоработки, что сегодня они устранены.

Представьте картину: вы заходите в помещение, где все консультанты сидят на виду на открытом пространстве - в open space. Категорически невозможны кулуарные приемы в кабинетах за закрытыми дверьми с сомнительным шептанием на предмет «порешать вопросик». Теперь же работает светлый, буквально прозрачный фронт-офис, где все видно, слышно, где нет разделения на своих «первосортных» и чужих «третьесортных». Это и называется сервисный подход.

– Для многих коррупция, в принципе не делится, не имеет различий. Но у вас направление именно бытовой коррупции. В чем, на ваш взгляд, принципиальная разница? И есть ли она? Можно ли сказать, что это не такое уж и преступление или правонарушение?

– Да, есть такое предубеждение, некая ловушка нашего сознания, что небольшой дар - это не взятка вовсе. Но это и есть взятка в чистом виде, если она преподнесена за услугу некоему госслужащему, например, или врачу, учителю. Все они получают заработную плату за свой труд. Любое подношение порождает субъективное отношение к дарителю. Но ведь все получатели услуг - все пациенты, все школьники должны быть в равных условиях. Если вы преподносите нечто чиновнику, то для вас он должен расшибиться в лепешку, а других поставить на второй план? Или на что рассчитывают родители, которые собирают деньги на подарок учителю? На то, что он закроет глаза на невыученный урок, поставив «5» вместо «2» и тем самым окажет ребенку «медвежью» услугу? Лучшая награда для того же преподавателя - успехи его ученика, а для медика - здоровье и жизнь пациента.

При этом, малое непременно приводит к большому: сегодня чиновнику преподнесли авторучку или чехол для телефона, а завтра он будет надеяться на круглую сумму в долларах или пакет акций компании. Так что работа по отказу от подарков - это опять-таки работа по изменению сознания всех казахстанцев.

Недавно, кстати, в ходе реализации очередного антикоррупционного пакета мер было запрещено категорически вручение и принятие подарков вплоть до уголовной ответственности.

– Вы сказали, что вы объясняете чиновникам и бюджетникам, что нельзя брать подарки. Но вот опять же – это же традиция, дарить учителю цветы на первое сентября или на профессиональный праздник. Почему это вдруг становится незаконным? И почему этого делать теперь нельзя?

– Лично я не считаю цветы взяткой. Даже образ у них совершенно другой: это же не совсем подарок, который может быть практичным, а выражение признательности, душевной благодарности. Букет, полагаю, можно подарить. Другое дело, когда некоторые родители зачем-то собирают деньги на, например, золотое украшение или бытовую технику для учителя. Вот этого делать нельзя. Тем более, что подобное видят дети, а они склонны повторять модели нашего поведения во всем. В сознании ребенка засядет мысль, что можно задобрить кого угодно.

– Приведите примеры, когда удалось сблизить людей и госаппарат, возможно предотвратить какие-то преступления, которые могли быть, но не произошли, благодаря вашей работе?

– По сближению приведу пример, когда мы отреагировали на публикацию в социальных сетях. Несколько местных детей-сирот обратились к Президенту страны, сетуя на то, что подолгу стоят в очередях на жилье и вопрос этот не решается. Собственно, видеообращение было не в наш проектный офис, а к главе государства. Однако мы сочли необходимым отреагировать на эту публикацию и составили свои предложения, отправив их нашему куратору – заместителю акима области по социальным вопросам Айзаде Курмановой. Она поручила организовать круглый стол с участием руководителей госорганов, ответственных за эту тему, а также экспертов, имеющих опыт в части работы с детьми-сиротами. Эти молодые ребята также, разумеется, были приглашены, где высказались предельно открыто. И вот помимо жилищного вопроса выявлен ряд других проблем обратившихся, которые сегодня также разрешаются. Выданы те же разъяснения по тому, какую помощь могут получить дети-сироты от государства.

Что касается пресечения, то преступлением, как таковым, безусловно, нельзя назвать этот случай, но приведу его. К нам обратился отец школьника, которому не понравилось, что с родителей ведется сбор денег на ремонт кабинета одной из Павлодарских школ. Мы, совместно с областным Антикором выехали туда, поговорили с директором, общественным советом и самими папами, мамами. Объяснили, что средств выделяется достаточно на обустройство классов, в том числе на оборудование. На первый взгляд, это рядовой случай, но нам нельзя было не реагировать. В том числе чтобы потом через СМИ и соцсети донести до других родительских комитетов, руководителей учебных заведений, что собирать средства нельзя. И это был очередной шаг к изменению сознания жителей региона.

– Культура добропорядочности. Как, на ваш взгляд, в целом ее привить, когда именно коррупционное мышление складывалось у населения десятилетиями. Сколько времени необходимо, чтобы преломить, изменить это мышление?          

– До недавних пор борьба с коррупцией велась главным образом карательными мерами: то есть запугиванием, длительным пребыванием в неволе. Теперь же акцент сдвинут в сторону профилактических мер, а именно превентивной работы. Превенция сегодня во главе угла. С мая прошлого года Антикор представил новый формат работы, нацеленный на масштабное продвижение идеологии добропорядочности. Дело в том, что пример ряда стран, где отмечен низкий уровень коррупции показал, что устрашение не дает результатов, как и ужесточение законодательства признано бесперспективным.

Культивирование честной жизни ведется повсеместно - в госорганах, на предприятиях, в школах, в вузах. К примеру, в этом году на ЕНТ в нашем регионе выявлено около 100 абитуриентов, пытавшихся поступить в университет обманным путем - попыткой проноса мобильников. Сегодня юный нарушитель поступил нечестно, завтра будет пытаться учиться также, а впоследствии работать недобропорядочно. Почему пошел на обман? Какие-то понятия не объяснили в семье, где-то недоработали учителя. 

Добропорядочность среди госслужащих, которые должны стать флагманами этой идеологии трансформации сознания, - это не только нормы этики, но привитие в себе человекоцентричности. Наш проектный офис постоянно напоминает, что добропорядочность - это ежедневный труд над самим собой, что кумовство и институт «агашек» должны уйти в прошлое, а дарение подарков и накрытие дастарханов для проверяющих - самое настоящее проявление коррупции.

Когда сменится мышление? Разом поменять взгляды не получится, разумеется. Особенно у среднего поколения, часть которого «застряла» в 1990-х годах. Необходимо запастись терпением.

Нас спрашивают с усмешкой: вы что думаете победить коррупцию тем, что нарисуете муралы на стенах и своими видеороликами? Мы используем самые различные способы от публикаций в СМИ до создания короткометражек, социальных видео и мультфильмов, от визуальной печатной продукции до рисунков во всю стену многоэтажного дома. Например, мы создали мурал в городе Аксу, к слову, без единого тенге из бюджета, с цитатой поэта Султанмахмута Торайгырова, призывающего работать честно. И вот если хотя бы несколько десятков человек задумаются над этим, то все было не зря.

В тему разговоров, что уровень коррупции растет в Казахстане, можно привести цифры. Они точнее любых субъективных оценок и «разговоров за жизнь». Так вот по итогам 2019 года Казахстан поднялся на рекордные 11 позиций в Индексе восприятия коррупции по итогам исследовательской работы глобального антикоррупционного движения «Transparency International». С этими составителями рейтинга не договоришься, оценки выставляются по ряду индексов и, таким образом, мнение, как и экспертное, так и объективное.

– В целом, какие планы у вашего офиса по Павлодарской области? Каких целей и задач вам удалось достичь в этом году, каких нет? Над чем нужно поработать. И какие планы в этом направлении у вас на следующий год, какой, скажем так, KPI вы закладываете? Что в первую очередь, улучшится для населения?

– Планы и цели все выполнены, в том числе обозначенные в конкретных индикаторах нашей работы. Перечислю лишь основные: проведены мониторинги уборки снега, мусора, озеленения, работы полигона твердых бытовых отходов, организации питания в школах, дистанционного обучения школьников, возведения и ремонта социальных объектов, модернизации в сфере ЖКХ, борьбы с комарами, использования видеожетонов и других сфер. Отдельно вели мониторинг работы блокпостов, больниц, «скорой помощи», аптек в условиях пандемии, выплаты надбавок медработникам.

Как можно победить коррупцию, в том числе бытовую? Поменять мышление граждан. По большому счету, когда перед страной стоит вопрос решения важной проблемы, практически любой проблемы, то в первую очередь необходимо влиять на то, как мыслят люди.

К примеру, в страну пришла пандемия. Что делать? Да, необходимо обеспечить лечение, запас лекарств, найти специалистов. Однако не менее важно влиять на умы людей, чтобы они поверили в коронавирус и его опасность, и соответственно соблюдали все меры предосторожности. На деле немалая часть до сих пор не верит в COVID-19!

Взять ту же программу «Рухани жаңғыру», которую большая часть населения понимает, как путь к духовному возрождению. На самом деле ее главная цель - вхождение Казахстана в 30 самых развитых стран мира. Когда напоминаешь об этом людям, то они удивляются, а я прошу внимательно перечитать программную статью Елбасы. Она так и называется «Модернизация сознания»! Меняем сознание, добиваемся личностного роста, как можно большего числа казахстанцев, и входим в 30-ку самых продвинутых государств.

Недавно председатель Антикоррупционной службы РК Алик Шпекбаев призвал приравнять коррупцию к измене родине. Вот уж действительно создан образ коррупционера, как врага общества. В борьбе с коррупцией в первую очередь важно изменить мышление казахстанцев, чтобы выработался другой менталитет. Он подразумевает полное неприятие коррупции, ту самую нулевую терпимость к ней.

Что еще помогает в борьбе с коррупцией, в том числе с бытовой? Максимальная цифровизация предоставления всех услуг, усиление общественного контроля над реализацией госпрограмм, предельная открытость в работе наших государственных органов. Цифровизация дает исключение личного контакта чиновника и посетителя, это удар по бюрократии. Также Антикор нацелен на повсеместную прозрачность бюджетов, чему способствует Интерактивная карта открытых бюджетов в рамках проекта «Ашық бюджет». При этом важно, чтобы рядовые граждане вовлекались в этот процесс. Готовность же всех госслужащих к общественному контролю станет одним из больших шагов к «cлышащему государству».

Вам будет интересно
Как Казахстан поверил в хоккей
Так ли страшен индийский штамм, как его малюют? Эпидемиолог ответила на главные вопросы
Насколько прочен фундамент казахстанской культуры?