Срочная новостьНа большей части Казахстана объявлено штормовое предупреждение

Цой бьет тревогу, а врачи – в неведении: локдаун не за горами?

Azattyq Rýhy

Ведущий врач-иммунолог республики ответил на важные вопросы о коронавирусе

Фото Асета Кундакбаева; holanews.kz

Количество зараженных коронавирусом в стране растет. Медики не исключают, что страну накрыла вторая волна пандемии, поэтому призывают к ответственности казахстанцев. Ведь уже известно, что в отличие от первой волны, вирус стал распространяться быстрей, поражает людей более молодого возраста, увеличилась и летальность. Как уберечь себя от болезни, нужно ли ставить вакцину детям, и кто больше всего подвержен повторному заражению? На эти вопросы корреспондента Azattyq Rýhy ответил профессор кафедры детских болезней АО «Медицинский университет Астана», врач-иммунолог Рафаил Розенсон.

– Можем ли мы сейчас говорить о том, что мы переживаем вторую волну пандемии, ведь число зараженных увеличивается?

– Давайте сначала договоримся о терминах: что нужно понимать под второй волной? Первая волна у нас началась где-то 1 июня и продолжалась около 75 дней. Она закончилась в середине августа. При этом мы уже достаточно точно знали эти сроки. Причина в том, что была возможность посмотреть на течение инфекции в других странах. Так, в Италии вспышка длилась около 2,5 месяцев, и в Испании, и в Москве, и Нью-Йорке. На пике эпидемической вспышки в перечисленных странах была одна тысяча случаев заражений в день на десять миллионов. У нас пик был в конкретный день – 15 июля. Так вот, потом заболеваемость снизилась, и в период с середины августа до начала октября были только отдельные случаи заражения. А потом заболеваемость повысилась настолько, что опять стали закрывать отдельные регионы, поэтому мы и стали вполне обоснованно говорить о второй волне. Я своим студентам говорю, что вторая волна – это когда заболеваемость превышает показатели «зоны отдыха» в три раза, в нашем случае, когда после приблизительно 100 случаев в сутки по стране стало выявляться более 300.

– А что происходит сейчас? Что нас ожидает?

– Сейчас ситуация не очень понятная, ведь пока мы достоверно не знаем, как будет протекать вторая волна в Казахстане. Это связано с тем, что нечего анализировать. Ведь на сегодня нет ни одной страны, в которой бы вторая волна уже закончилась. Мы можем только смотреть на то, как протекает вторая волна в других странах, и наиболее достоверная информация идет из Российской Федерации. Так, у них на пике первой волны было максимально около 15 тысяч случаев заражений в день, а летальность составляла около 1,7%. При этом тяжело болели в основном люди старше шестидесяти лет. Сейчас у них иная картина. Три отличающиеся особенности: заболеваемость выросла почти в два раза, в отдельные дни выявляют свыше 27 тысяч в сутки; контингент заболевших тоже «помолодел»: болеют в том числе люди относительно более молодого возраста - 45-50 лет; сама болезнь, возможно, стала еще более опасной, так как в некоторых областях летальность повысилась почти до 3%. Мы в Казахстане на сегодня видим около 800-900 случаев заражений в день, то есть мы даже еще пока не приблизились к нашим летним двум тысячам. И мы совершенно сейчас не знаем, с чем это связано: или у нас уже многие переболели, или просто реально люди перестали ходить по тоям, так как поняли, что это очень опасно. Но самое сложное, что мы на сегодня не можем ничего предсказать.

– Так что же делать?

 – Я, как старый врач, очень сильно прошу всех казахстанцев беречь друг друга, а особенно самых уязвимых – маленьких детей, беременных, пожилых. В любом случае, вся эта пандемия не навсегда. Каждая проблема имеет начало и конец. Скорее всего, вторая волна у нас еще не набрала полную силу, поэтому по старому принципу лучше именно сейчас чуть-чуть перестраховаться, чем потом плакать. Максимально сидим дома, а если очень сильно нужно, то ходим в магазины, но соблюдаем дистанцию. Но обязательно носим маски, особенно там, где человек может к вам подойти ближе, чем на полтора метра. Еще важно: часто моем руки, избавляемся от вредных привычек.

– Много споров сейчас идет об эффективности масок – нужно ли их носить?

– В тех странах, где носят маски традиционно – например, в КНР, в Южной Корее, в Японии, заболевших меньше, чем там, где от них отказываются и критикуют.

– Каково Ваше мнение о том, как мы справились с первой волной?

– Казахстан из первой волны вышел достойно. Наши показатели летальности по ее итогам оказались в двадцать раз меньше, чем в других странах мира. Так, у нас официальные цифры летальности составили 0,7-0,8%, а в самых пострадавших странах - Италии, Испании, Великобритании - на пике летальность достигала 15%. На сегодня самая пострадавшая страна - это Мексика: у них летальность около 10%. У нас гораздо меньше, мы молодцы, мы хорошо идем, но болезнь очень коварная. Так, в США эта болезнь убила 270 тысяч человек. Вдумайтесь: за весь период Второй Мировой – 420 тысяч, а тут всего лишь несколько месяцев пандемии. Это очень опасная болезнь, от которой серьезно страдают даже самые благополучные страны. Но знаете, я совершенно искренне считаю, что у нас хорошо работает Правительство. В тот момент, когда вирус был особенно «злой», в марте и в апреле, страна реагировала вполне адекватно и эффективно. Вовремя был объявлен локдаун, что позволило переждать период самого «злого» коронавируса. Естественно, что полностью спрятаться от болезни нельзя. Люди должны зарабатывать, поэтому все, что происходило, имеет свое рациональное объяснение. Но в целом работа была проведена эффективно.

– Можно ли вновь начать ослабление карантина? Отмечать праздники?

– Самое разумное на сегодня - это умная изоляция. Работать можно, но на работе нужно себя беречь. На сегодня большие праздники не нужны, и события лучше отмечать в узком кругу.

– А что такое «узкий круг»?

– Это не больше 5-6 человек. Последние исследования показали, что если собирается больше семи человек, то возникает высокая вероятность заражения. Один из семи с большой долей вероятности или вирусоноситель, или вирусовыделитель, то есть или незаметно для себя переболел, но продолжает продуцировать вирусные частицы, или скоро разболеется. В любом случае лучше все-таки поберечься.

– Вы говорите, что в России вирус помолодел. Означает ли это, что он мутировал?

– Причины того, что более тяжело стали болеть и более молодые люди – неизвестны. Наверное, просто улучшилось качество диагностики.

– Кто больше всего подвержен повторному заражению коронавирусом?

– До сих пор достоверные случаи повторного заражения - единичны. При тщательном разборе таких подозрительных случаев оказывалось, что это не истинное повторное заражение, а так называемая персистенция. То есть вирус как бы прячется, а после скрытого периода мнимого благополучия опять активируется. Возвращаясь к вашему вопросу о вакцинации переболевших: такие случаи описаны, но проведение вакцинации позволяет преодолеть эту персистенцию. То есть человек после нее выздоравливает уже полностью.

– Нужно ли ставить вакцину, в том числе тем, кто переболел?

– Мы пока не можем точно ответить на вопрос, нужно ли ставить вакцину тем, кто уже переболел. Потому что мы не знаем, какова длительность иммунитета. Да и опыта применения вакцин у нас еще нет. Поэтому опять лучше подстраховаться. Если будет доступ к вакцине, а вы находитесь в группе риска, получите эту прививку. Хотелось бы побыстрее иметь возможность защитить и себя, и своих близких. Пока мы знаем, что на сегодня уже несколько зарегистрированных вакцин проходят третью фазу клинических испытаний, и все дают примерно одинаковую цифру эффективности – около 92-95%.

– Нужно ли будет ставить вакцину детям?

– Детям нужно получать вакцины. Нужно выделить те категории детей, которые болеют и более подвержены заболеваниям. Например, дети с иммунодефицитными заболеваниями, больные сахарным диабетом, дети после онкологии, и те, которые получают иммуноподавляющие препараты. Таким детям, конечно, нужно получить вакцину в первую очередь. Может быть, это будет детская вакцина какая-то, в половину дозы. Пока еще об этом речи нет, потому что только начали производить вакцины.

– Как дети переносят эту болезнь?

– Дети в целом болеют гораздо легче, но у некоторых заболевших возникает осложнение в виде Кавасаки-подобного синдрома. Это – серьезно и опасно. Поэтому и детей нужно беречь так же, как пожилых.

– Как уберечь их от заражения в школе? Или все же лучше сейчас обучаться дистанционно?

– Принципы защиты и у взрослых, и у детей одинаковы: маски, дистанция, обработка поверхностей, мытье рук. А вот возможности обучения решаются в гибком режиме. Нужно четко понимать, что очное обучение лучше по качеству, но опаснее по исполнению.

– Как восстановиться после коронавируса?

– В двух словах это не изложить. Прежде всего, нужно позитивно мыслить. Поменьше пугаться: в телевизоре мало правды, а в интернете – и того меньше. Обязательно – дыхательная гимнастика, полноценная диета и достаточный сон, отказ от вредных привычек и разумная витаминизация.

– Благодарю вас за беседу!

Вам будет интересно
Устрашение не дает результатов: как ведут борьбу с коррупцией в Павлодарской области
Русские борются за выживание, нам не до казахских земель – Максим Шевченко
«НОД хочет устроить казахстанский майдан»: раскрыты истинные цели российских агентов