Срочная новость«Нерабочие аппараты ИВЛ»: в МИИР настаивают на дезинформации

Государственная распродажа по-казахстански

Сейтказин Ардак

Почему крупнейшие заводы, больницы и детсады уходят за бесценок?   

Фото автора, 24tv.ua

Почему до сих пор всплывают скандалы, связанные с приватизацией 90-х годов? К чему ведет передача государственного имущества в частные руки и зачем понадобилось разрабатывать Комплексный план приватизации уже в 2014 году? Нужна ли была Казахстану вторая волна приватизации? На эти и многие другие вопросы вместе с экспертами в области экономики постарался найти ответы корреспондент Azattyq Rýhy.

Узаконенное рейдерство?

В наши дни выявляются многочисленные нарушения и махинации, связанные с приватизацией социальных и культурных объектов конца 1990-х-начала 2000-х годов. Так, 10 лет спустя был выявлен факт продажи городской больницы в Кызылорде за сумму в 1000 тенге в 1997 году. Да и этот долг был выплачен государству лишь наполовину.

Известна масса фактов, когда в селах продавались за бесценок клубы, фельдшерские пункты и другие социальные объекты. Вот один из них. В селе Аксазды (Петровка) Алгинского района Актюбинской области продали здание сельской школы за 165 тыс. тенге. Новый владелец поспешил его разобрать и построить новый объект. В Семее был громкий скандал, когда единственное здание постройки конца XVIII века - гауптвахта - было продано, разобрано, а на его участке выстроено новое здание филиала крупного банка.

По воспоминаниям экономиста Жараса Ахметова, обстановка, царившая в стране в 90-е годы, была не самая благоприятная для честной приватизации. Бюджет был близок к нулю, большинство предприятий стояли без работы. Не на что было содержать и поддерживать объекты образования, здравоохранения, спорта и так далее. И если тогда находились желающие содержать школы, детские сады, дворцы спорта и другие объекты, им часто их передавали в доверительное управление просто даром или за чисто символическую плату.

Другой вопрос, что после передачи этих объектов далеко не все сумели сохранить их профиль. Например, в Семее всего за несколько лет были проданы или отданы в доверительное управление почти все здания детских садов. А это более 200 объектов. Так, в одном из садиков левобережной части города был открыт офис ТОО «ИртышГЭСстрой». Неподалеку от него открыли восточные бани в таком же типовом здании. На Новостройке садик переоборудовали под жилые квартиры и так далее.

«Конечно, приватизация проводилась по определенным условиям. И если новый владелец их не придерживался – разбирал здание, перепрофилировал объект и так далее, не имея на то права, то здесь должны были разбираться правоохранительные органы в каждом конкретном случае», - считает Жарас Ахметов.

И уголовных дел, связанных с крупными мошенничествами в ходе приватизации, было немало. Одно из самых громких из них – дело экс-премьер-министра Казахстана Акежана Кажегельдина. В 2001 году он был заочно признан виновным в преступлениях, предусмотренных в пунктах «а», «в» и «г» части 4 ст. 311; части 1 ст. 308; части 2 ст. 251 Уголовного кодекса РК (старая редакция - Azattyq Rýhy).

Сбежавшего за границу бывшего главу кабмина приговорили к 10 годам лишения свободы за мошенничество в особо крупных размерах, где ущерб исчислялся сотнями миллиардов тенге, вымогательство крупных взяток, превышение должностных полномочий и так далее. Его уголовное дело состояло из 35 томов.

По мнению Жараса Ахметова, криминальные истории, связанные с приватизацией, регулярно возникали, потому что законодательство четко не регулировало процесс передачи государственной собственности в частные руки.

«Та же передача тепловых и водопроводных сетей в частные руки. Этот процесс проходил практически повсеместно по всей стране. Приходили люди, которые рассчитывали заработать на эксплуатации тепловых сетей, теплоисточников, объектов водоканала или канализации. Они рассчитывали на хорошие прибыли, поскольку коммунальными услугами пользуется большинство жителей городов. Вкладываясь в эти объекты, они не учли один очень существенный фактор: поголовное безденежье населения на тот момент. Складывались огромные долги по коммунальным услугам. И долго справляться с этой ситуацией бизнесу было просто не под силу. Его запасы ликвидности были не бесконечны. Поэтому теплосети, электросети, водопроводные сети бросались их хозяевами на произвол судьбы. Эта история тянется до сегодняшнего дня, когда местные акиматы вынуждены в судебном порядке признавать эти брошенные сети бесхозяйными и заново ставить их на баланс государственных коммунальных предприятий. Это одна из неизбежных издержек приватизации», - комментирует ситуацию, сложившуюся в результате первой волны приватизации, Жарас Ахметов. 

Что касается приватизации промышленных гигантов, то здесь ситуация была сложнее. Для крупных предприятий было трудно найти толкового хозяина.

«Особо желающих взвалить на себя заботы о целом заводе просто не было. И те редкие предприниматели, кто брался за это дело, забирали предприятие практически даром. В этом есть своя логика: что сидеть как собака на сене? Производство загибается, денег на развитие нет. И если есть те, кто хочет нормально работать, инвестировать в производство, платить людям заработную плату, то лучше было отдать им», - говорит экономист.

Первая волна приватизации

Научной теории, проверенной практикой, о трансформации социалистической экономики в рыночную не существовало. Первые шаги в приватизации Казахстан сделал, ориентируясь на опыт России, при этом страна отвергла ваучерную приватизацию, широко применявшуюся у соседей.

«На мой взгляд, ее отвергли справедливо. Потому что на самом деле этот тип приватизации показал много рисков. Самое главное, она привела к сильной криминализации приватизационного процесса даже на его первых этапах. Не секрет, что организованная преступность России активно принимала участие во всех этапах приватизации. Гораздо позже, в период «раннего Путина», эту ситуацию исправили», - поделился воспоминаниями Жарас Ахметов.

Первый этап приватизации представлял собой передачу крупных промышленных объектов в доверительное управление. А уже потом государственные пакеты акций или доли участия в ТОО выкупались в частные руки.

«Хорошо это или плохо, никто точно сказать не может, потому что до сих пор никто не провел серьезного анализа процесса приватизации в нашей стране. Да и альтернативных версий приватизации, которые подходили под реалии Казахстана, на тот период просто не было. Одно ясно: приватизация как процесс выхода государства из реального сектора экономики – это всегда благо. А вот как именно это надо было сделать эффективно и без особых потерь, никто толком не знал», - считает эксперт.

Оценивая итоги первой волны приватизации, специалисты в один голос говорят, что она помогла Казахстану сформировать рыночную экономику в стране, но с достаточно крупным присутствием государства в экономическом секторе.

«Результаты приватизации не заставили себя ждать. В 1999 году наблюдался самый высокий рост экономики. И до 2003 года этот рост только набирал темпы при низких ценах нефть. В целом, комплекс реформ, в том числе и приватизация, дали тот импульс экономике, который привел к «золотым годам» в Казахстане. Это нулевые годы, когда росла предпринимательская активность, увеличивалось качество жизни», - сделал выводы Жарас Ахметов.

Вторая волна приватизации

89 тыс. объектов государственной и коммунальной собственности планировалось реализовать в рамках первой волны приватизации. Однако в начале 2000-х годов этот процесс приостановился. По мнению Жараса Ахметова, это произошло по нескольким причинам.

«Когда цены на нефть поползли вверх, и бюджет республики стал профицитным, появилась идея, что государство справиться с проблемами экономики лучше, чем это сделают предприниматели. Хотя это далеко не так. Именно в это время начался процесс обратного выкупа, создавались национальные холдинги и национальные компании. Например, в Восточном Казахстане в государственную собственность был возвращен ряд предприятий энергетического блока – Шульбинская ГЭС, АО «ВК РЭК», ТОО «Теплокоммунэнерго» и другие», - отметил эксперт.

За весь период второй волны приватизации несколько раз менялся список объектов, которые подлежали продаже в конкурентную среду. По данным АО «НК «Kazakh Invest», в Комплексный план приватизации были включены 873 объекта. Однако по разным причинам из него исключили 284 предприятия.

Анализ показывает, что в список объектов, подлежащих приватизации, в большинстве своем вошли предприятия коммунального сектора – отрасли, по мнению экономистов, малопривлекательной для осуществления предпринимательских инициатив.

«Поэтому местные акиматы вынуждены реализовывать эти объекты по голландскому методу на понижение цены. Чтобы нашелся тот, кто приобретет эти объекты хотя бы по сниженным ценам», - говорит эксперт.

В целом, на сегодня продажа объектов государственной и коммунальной собственности, а также активов национальных компаний и холдингов принесли в бюджет доход на сумму около 324,8 млрд тенге.

Своей очереди дожидаются еще 47 предприятий и организаций, выставленных на торги. Остальные находятся на разной стадии подготовки.

Наиболее привлекательные предприятия и организации были выделены в ТОП-65. Это крупнейшие национальные компании, медицинские научные центры, предприятия транспортной индустрии, промышленности, сельского хозяйства, энергетики, коммуникаций и других отраслей экономики. Их реализация была начата в 2016 году и продолжится до 2020 года.

Так, по данным gosreestr.kz, в 2016-2018 годах были приватизированы 19 предприятий из числа ТОР-65. В 2019 году из этой группы либо проданы, либо готовятся к продаже еще 16 объектов. На 2020 год намечена приватизация 9 крупнейших в Казахстане национальных компаний и холдингов.

Судя по тому, что уже было приватизировано, наиболее привлекательными для бизнеса оказались предприятия, связанные с перевозками грузов и пассажиров, общественным питанием, промышленные и сельскохозяйственные предприятия, а также средства массовой информации.

Если говорить о том, где охотнее всего покупались государственные и коммунальные предприятия, то здесь в безусловных лидерах окажутся Алматы и Нур-Султан. Среди областей Казахстана лидерами продаж можно указать Восточно-Казахстанскую, Южно-Казахстанскую, Алматинскую и Карагандинскую области. Также 27 объектов приватизации были приобретены иностранными инвесторами.

Что касается типов покупателей, то чаще всего выставленные на продажу объекты приобретались различными компаниями. Чуть реже – физическими лицами. Индивидуальные предприниматели остались на последнем месте, причем, с большим отрывом.

Мнение эксперта

Арман Бейсембаев, эксперт международной брокерской группы «Tickmill»:

«Да, мы делаем шаги, предпринимаем какие-то меры по уменьшению присутствия государства в экономике. Но они недостаточны. Поэтому нужно продолжать процесс приватизации - продавать компании. И не обязательно сразу полностью. Можно этот процесс разбить на этапы: продажа акций, долей, отдавать в доверительное управление и так далее.

Как только государство уйдет из частного сектора, там неизбежно возникнут условия для честной конкуренции. При условии, что государство останется в роли арбитра, который будет следить, чтобы все соблюдали правила игры, обеспечивая равенство перед законом.

Уверен, что в долгой перспективе этого достичь вполне реально. Для этого нужна политическая воля. Если ее не будет, то все процессы будут тормозиться.

Мы для себя должны поставить цель, что в обществе будет царить равенство перед законом, будет соблюдена священная неприкосновенность частной собственности и обеспечена честная конкуренция. Не должно быть на рынке каких-либо фаворитов, которых назначили, выбрали или организовали специально. Все игроки (должны - Azattyq Rýhy) находиться в равных условиях для развития.

Поэтому так важно впустить на рынок много новых компаний.

Но сейчас это сделать очень проблематично. Потому что остается достаточно много бюрократических проволочек, и очень мало политической воли соблюдать признанные правила развития рыночной экономики.

Самое главное, что доля государства хоть и уменьшается, но ненамного. Главное, не останавливать этот процесс. Проблема не в темпах, а в том, чтобы государство постепенно ушло с рынка, оставив за собой роль верховного арбитра.

Екатерина ГУЛЯЕВА

Вам будет интересно
Казахстан представит в бельгийском суде новые доказательства мошенничества Стати
Цены на продовольственные товары в Казахстане в октябре выросли на 0,8% – статистика
Российский газ могут получить жители двух областей Казахстана