Срочная новость9 932 достигло число зараженных коронавирусом в Казахстане

Карантин как лучшая демонстрация безработицы сельчан. Расул Рысмамбетов проанализировал Алматинскую область

Сейтказин Ардак

Заявки на 42 500 тенге там подали чуть ли не все жители   

Иллюстративное фото: ural.tsargrad.tv; newtimes.kz; yvision.kz

Начался третий месяц карантина по пандемии коронавируса в Казахстане. Государство выплатило пособия – кому-то один раз, кому-то – два, а кому-то отказало в поддержке.

В такой ситуации как массовая приостановка предприятий, жесткий карантин во всех регионах республики мы оказались впервые. И самый большой риск – это резкое снижение цен на нефть до уровней ниже 20 долларов США за баррель. Несмотря на повышение цены сейчас до 33-34 долларов за баррель, для нас это на 20-25 долларов ниже комфортного уровня.

Таким образом, доходы государства снизились, а расходы стали даже выше.

Сейчас, когда государство начало ослаблять ограничительные меры, можно сделать предварительные диагностические выводы о положении в экономике.

Несмотря на продолжение инфицирования в обществе, вероятность того, что правительство опять вернется к карантинным мерам крайне низка.

Речь идет о том, что денег в казне мало, а людей надо кормить. Поэтому наиболее логичным решением было вернуть людей на работу и позволить гражданам прокормить себя самим.

Карантин помог аналитикам понять масштабы сложной ситуации и тестировать нашу экономику на прочность. На пороге перезапуска экономики, перед еще одной попыткой уйти от сырьевой зависимости, пандемия и карантин как бесстрастный рентген показали наши проблемы.

Пособия и занятость

Ряд экспертов обратили внимание на неприлично высокое количество заявок на пособие 42 500 тенге. Не принимая во внимание административную часть, то есть как был организован процесс выдачи средств, хотелось бы подчеркнуть их количество.

По данным Минтруда и соцзащиты, на 23 апреля в Казахстане назначено 4 млн 146 тыс. соцвыплат в связи с потерей доходов в период чрезвычайного положения, из них за первый месяц – 3 млн 727,5 тыс., за второй месяц – 418,5 тыс.

Всего подали 8 млн 21 тыс. граждан. Наибольшее число уникальных обращений поступило из Алматинской области – 1 млн 44,8 тыс.; Туркестанской области – 998,9 тыс.; Алматы – 896,2 тыс.; Нур-Султана – 594,5 тыс.; Шымкента – 534,4 тыс.

Наибольшее количество назначений в разрезе регионов произведено для жителей Алматинской области – 603,4 тыс.; Туркестанской области – 496,6 тыс.; Алматы – 403,1 тыс.

Эти цифры, при всей их сухости, кричат о катастрофе в сфере занятости. Нет, мы не единственное такое государство, те же США бьют многолетние рекорды по безработице. Но в Казахстане рабочие места – вещь хрупкая. Тем более не менее половины занятых работают в довольно нестойких сферах, таких как торговля, туризм, мелкое производство, сельское хозяйство – фирмы, которые могут обанкротиться за два плохих квартала.

Итак, по данным министерства, всего подали заявки 8 млн жителей Казахстана. Численность экономически активного населения в стране – 9,2-9,3 млн человек. То есть 86% населения недовольны своим положением, им нужны дополнительные средства для жизни.

Маловероятно, что кто-то хотел разбогатеть за счет пособия в 42 500 тенге. Есть определенный процент повторяющихся заявок. Но даже если предположить, что таких заявок миллион, остается масса наших сограждан, нуждающихся в помощи – 7 млн, или 38% населения страны. При среднем размере семьи в 3,4 человека (340 людей в 100 семьях), это значит, что в каждой семье есть человек, который потерял доход или работу в этот сложный период.

Удивительнее всего выглядят цифры по Алматинской области, после того как в Алматы ввели карантин и отгородились от остального региона. При населении в 2 млн человек на начало 2019 года в период карантина на пособие подал 1 млн человек, то есть 50%. Заявки не примут от пенсионеров или школьников, то есть получается, что подали заявки в результате потери дохода 100% работающего населения области. Не секрет, что многие областники работали в Алматы. По данным сотовых операторов, в город заезжали-выезжали около 400 тыс. человек ежедневно, и значительная часть приезжала на работу.

Едва ли не треть работающих людей в области заняты в Алматы. И карантинное закрытие города доказало, что Алматинская область – безработная, что акимат Алматинской области с чистой совестью отдал трудоустройство своих жителей акимату Алматы. Речь не идет конкретно о нынешнем акиме, это тенденция, которая в области уже не первый год, поэтому никому нет дела до растущей безработицы в регионе.

При площади в 220 тыс. кв. километров акимат Алматинской области, получается, не смог создать рабочие места хотя бы для 500 тыс. человек. Например, территория Южной Кореи – около 100 тыс. кв. километров. Там работает около 100 тыс. трудовых мигрантов из Казахстана, которые еще умудряются поддерживать своих родных на родине.

В Алматинской области средняя зарплата ниже, чем по республике, на 40-50 тыс. тенге – то есть 150 тыс. тенге в месяц. Если отсюда вычесть высокооплачиваемые отрасли, такие как госслужба и финансовый сектор, то средняя будет ниже 120-ти тыс. тенге. А медианная зарплата в Алматинской области – ниже 100 тыс. тенге.

Если взять статистику Нацбанка, то и объем депозитов физических лиц в Алматинской области ниже, чем среднее значение по стране.

Например, объем депозитов физлиц в регионе – 194,7 млрд тенге (среднее 247 тыс. тенге), а вот объем депозитов жителей Алматы – 3,8 трлн тенге. Конечно же, многое зависит от финансовой грамотности и культуры работы с банками, однако разительная разница дает представление о гигантской пропасти в уровне жизни.

Нынешний и прошлые акимы регионов спокойно выполняли госпрограммы, отчитывались в Администрацию Президента, принимали проверки и показывали свои якобы успехи.

Однако в Алматинской области, как и во многих других областях, получилось так, что без Алматы – достаточно хаотичного, непланового города – рабочих мест в области нет.                                              

В советское время Алматинская область была вся усеяна богатейшими колхозами, совхозами, откуда выбивались в люди, учились в алматинских вузах чуть ли не 90% руководства страны. Кто-то хотел жить в городе, а кто-то даже не видел смысла ехать в суету Алматы, потому что нравился комфорт аульной жизни. Советский подход был далек от идеала, однако получается, что нынешний подход властей сельских регионов, включая Алматинскую область, еще хуже, чем советский, если людей в города гонят нужда, голод и желание выжить.

Очень легко дается заявление – «Бери землю и обрабатывай!». Однако в последние десять лет крупные бизнесмены и чиновники активно собирали земельные участки и создавали латифундии.

Богатейшие земли области отдавались частным фермерам, которые сразу там строили коттеджные городки или фазенды и усадьбы чиновников. У людей в аулах просто нет земли вокруг своих поселений, потому что это уже чьи-то частные земли, которые они получили незаконно, в обход закона, при прямом преступном содействии местных властей.

В богатейшей, самой плодородной области Казахстана, из 220 тыс. кв. км. нет земель для небольших фермеров, для личных подсобных хозяйств поблизости от аулов. Откройте кадастр и посмотрите, кому принадлежит земля: бывшим/действующим чиновникам или бандитам, которые прикармливают «государственные элиты».

Неоднократно говорилось о необходимости создания открытого кадастра земель – когда любой сможет узнать хозяина той или иной земли.

Сейчас карантин уже ослаблен, аулчане из Алматинской области могут заезжать в город по неотложным делам. Однако когда карантинные посты снимут вообще, в город хлынет масса людей, которые остались без работы, без денег, кого дома ждут голодные дети. Поэтому в полиции опасаются шквала преступности в Алматы уже этой осенью. В Алматы и так, без карантина, совершается 30% преступлений от всей республики.

Совершение преступлений – это не специальность сельчан, это не хобби, не призвание. Мало кто идет на это из внутренней направленности на криминал.

Люди лишь реагируют на обстановку, на условия, когда у них в аулах нет работы, когда в Алматы можно найти работу лишь на треть прожиточного минимума, где чудовищная конкуренция даже за низкоквалифицированную работу.

Поэтому карантин показал, что в Алматинской области не велась работа по созданию рабочих мест, не велась работа по сельхозкооперации и вообще ситуация сложилась упадочная. Бесконтрольный рост Алматы вытягивал рабочую силу из области. Быстрым, маленьким, но легким деньгам на низкоквалифицированной работе в мегаполисе у акимата Алматинской области нечего было противопоставить.

Нас ждет осень, а потом зима, которую люди в очередной раз рискуют встретить без денег и без работы, чтобы десятками тысяч чистить улицы Алматы на сезонной работе за копейки. А ведь мы посмотрели только на Алматы и Алматинскую область. Представьте, что разрыв не только не исчезает, но и нарастает между городом и селом. И это наблюдается не только в этом регионе, но и во многих областях страны.

Расул РЫСМАМБЕТОВ, экономический обозреватель AR  

‡àãðóçêà...
Вам будет интересно
Коронавирус безответственности, или Беспризорный спецмогильник
От «артемия салина» до золошлаковых отходов. За что воюют жители Павлодарской области?
Массовые увольнения, антисанитария, корпоратив во время траура – в Алматы главврача поликлиники обвинили в нарушениях

Интервью
Он представляет интересы жителей региона, которые подали в суд на чиновников
Воспоминаниями о Шакене Мажитове поделилась его дочь