Срочная новостьУволили главрача больницы после скандала в Жамбылской области

«Закон подлецов»: ни себе, ни американцам

Сейтказин Ардак

Международное усыновление Казахстану следует активизировать. И вот почему

Фото из открытых источников

Сколько нужно денег, чтобы вырастить ребенка с особыми нуждами? Например, колясочника. Вы когда-нибудь задумывались? Я нет. В моей семье нет детей инвалидов, а у моих друзей и знакомых есть. И поэтому я не понаслышке знаю, как это сложно. На психологический фактор сложного принятия такого ребенка в мир, накладываются огромные финансовые обязательства.

В нашей стране нет государственной поддержки для таких семей.

Недавно мои друзья взяли в семью приемного ребенка на коляске. Это огромная редкость. На моем опыте всего вторая пара берет колясочника. Ему девять лет, и он все эти годы передвигался на коляске не своего размера, а на той, что была в детском доме. У него были мозоли на ручках и синяки от того, что коляска была слишком большой. Приемные родители не смогли смириться и заказали ему новую, качественную коляску по его возрасту. Она обошлась им в 680 000 тенге. А сумма, которую выделяет государство на опеку над этим ребенком, составляет всего 25 500 в месяц. И на эти деньги родители должны его обуть, одеть, накормить, обучить, вылечить и вырастить. А у них еще пятеро детей, двое из которых тоже приемные. Кто на такое пойдет? У нас здоровых то детей не забирают из детских домов, если они старше 5-7 лет, так как они «уже взрослые, все помнить будут, неудобно».

А тех, кто забирает детей с инвалидностью, можно перечесть по пальцам. Они просто осознают, что вот за «такими» уж точно никто не придет. Родители понимают, что эти детки прокляты влачить свою тяжелую жизнь в домах инвалидов. И умирать раньше срока, просто потому что государству не выгодно содержать этих «калек».

Это страшно.

В Казахстане нет никаких льгот и помощи для восстановления и воспитания ребенка с особенными потребностями. А если они и есть, то смешные. На эти «деньги» совершенно ничего нельзя сделать.

Для справки: Около 9 тысяч казахстанских детей усыновили иностранцы за годы независимости. Около шести тысяч из них отправились в США

Совсем в недавнем прошлом, когда иностранное усыновление было разрешено, у этих детей была надежда. Хоть какой-то реальный шанс жить полноценной жизнью. У меня есть знакомые, которые успели усыновить детей с особенными нуждами и увезти их за границу, потому что там реально есть условия для восстановления. Пособия, медицина, образование, досуг, льготы, лечение, протезирование и т.д. Они рассказывают детям о Казахстане, стараются привить любовь к родине.

Они забирали их через аккредитованные агентства за огромные деньги. Моим друзьям 3-летний сын с инвалидностью и букетом диагнозов достался за 28 000 долларов, а 8-месячная дочь с последней стадией дистрофии и нарушениями мышечного тонуса (она не сидела, не могла поднять ручки и ножки) за 40 000 долларов.

Это большие суммы, и родители были готовы их платить лишь бы помочь ребенку. Дать шанс на жизнь. Нормальную, по возможности, здоровую жизнь.

Почему наложили мораторий в вопросе усыновления на определенные страны? Это вопрос для многих защитников прав детей.

Для справки: Казахстан приостановил усыновление детей гражданами США в 2011 г. Согласно официальной версии, из-за того, что американцы не отправляют отчеты об усыновленном ребенке, поэтому сложно контролировать их дальнейшую жизнь за границей.

По неподтвержденным данным, к усыновленным детям было применено жестокое обращение, даже зафиксированы летальные исходы. Но это же оплошности органов опеки, которые не обеспечили достойное сопровождение и отчетность данных семей. А сколько в нашей стране ежегодно гибнет детей от домашнего насилия? Кто зафиксирует и озвучит эти данные?

Сейчас, чтобы взять ребенка в семью, достаточно собрать 20 справок и, отсканировав их, сдать в ЦОН. Нет закрепленного на законодательном уровне ни первичного консультирования, чтобы выяснить мотивацию обратившихся, ни обучения в школе приемных родителей.

Специалисты опеки могут вообще не разговаривать с кандидатом, а просто проверить справки и сделав акт жилищно-бытовых условий, активировать его личный кабинет для возможности входа в базу детей.

Во всех цивилизованных странах мира без обучения, консультирования и проверки психического состояния кандидата невозможно получить доступ к детям. А у нас запросто. Ребенка может взять любой, не «попавший» в диспансер: наркоман, психопат, человек с венерическими заболеваниями. С ним даже не поговорят.

После того, как ребенок пришел в семью, о нем вообще забывают. Сопровождение не прописано на законодательном уровне. Лишь отчеты раз в полгода - в бумажном виде без общения с ребенком и родителями.

А кто поможет семье справиться с адаптацией и сложными диагнозами? Никого нет, кроме НПО и «неспокойных» опытных приемных родителей, которым не все равно, как приживется ребенок в семье. Ведь каждого третьего возвращают обратно в детский дом.

В 2017 году я участвовала в ток-шоу «Родина». Тема была: «Разрешить или запретить иностранное усыновление». Я конечно была на стороне борцов за разрешение иностранного усыновления, но с хорошей, достойной, не коррумпированной проверкой и сопровождением.

Так вот, в момент дебатов, с противоположной стороны микрофон взял мужчина и громко патриотично заявил: «Рожденный на нашей земле ребенок, будь он здоров или болен, должен быть только КАЗАХСТАНЦЕМ. Мы сами можем и должны заботиться о наших детях. «ЗАПРЕТИТЬ иностранное усыновление!», - кричал он на всю студию и страну. Трибуна зашумела, ожила, зааплодировала. А я, взяв микрофон, задала ему всего лишь один вопрос: «Уважаемый, у вас есть приемные дети и сколько из них имеют инвалидность?». Он растерялся и замолчал, а потом неуверенно с брезгливостью ответил: «У меня нет приемных детей, и тем более инвалидов».

Я ответила спокойно: «Тогда вы НЕ ИМЕЕТЕ ПРАВА кричать о патриотизме».

Странная политика и понимание у нашего народа: я сам не беру и другим не отдавайте. Пусть живут, нет, выживают как могут: в одиночестве, без тепла и шанса на семью. Пусть умирают, не узнав любви и добрых прикосновений. Пусть мучаются от боли внутренней и внешней от отсутствия достойной медицины, протезов и обезболивания. Пусть уходят из этого мира, не осуществив свои мечты и желания.

Мы же их особо не замечаем. Мы можем кричать, бить себя в грудь и потом бежать в свой уютный дом от всей этой боли. Закрываться, не видеть и не слышать. Обвинять все национальности и страны. Ругать правительство и чиновников.

Но мы граждане нашей страны. Мы отцы и матери. Мы взрослые, которые не просто могут, а должны, обязаны защитить и вырастить здоровых детей.

Ведь они наше будущие, в какой бы стране они не выросли. Если мы не можем обеспечить достойных уход детям с особыми потребностями, то давайте дадим им шанс на достойную жизнь у наших стран-соседей и станем им друзьями.

Нет чужих детей. Они родились на нашей земле, а значит мы в ответе за их счастье!

Жанна КИМ

Для справки: Жанна и Эдуард Ким – основатели «Клуба приемных родителей». Супруги воспитывают десятерых детей, являясь биологическими родителями только троим из них.

С 2015 года юрист-консультант по вопросам приемных детей, основатель ОФ «Сообщество приемных родителей Казахстана». Сертификаты: «Профессиональное сопровождение принимающих семей» - курс Л. Петрановской, Москва; «Pre-service for foster and adoptive parents» и «Trauma informed care» - LAMb international Canada and USA, «Предупреждение социального сиротства и методика проведения занятий по подготовке в приемные родители», Алматы.

P.S. В августе 2019 года уполномоченный по правам ребенка в Казахстане Аружан Саин обратилась в Комитет по охране прав детей при МОН РК. Детский омбудсмен считает, что настало время менять законодательство, чтобы в равной мере обеспечивать права иностранных и казахстанских усыновителей. Среди наиболее острых вопросов в области прав охраны ребенка, по ее данным, одно из первых мест занимает вопрос о защите прав детей, оставшихся без попечения родителей, и их право на жизнь и воспитание в семьях как граждан Казахстана, так и других государств.

P.S.S. Документальный фильм Каната Бейсекеева «Бала» рассказывает о судьбе нескольких казахстанских детей, усыновленных гражданами США. Они растут, развиваются, получают образование, работают. И все это в окружении родительской любви и поддержки. Нет плохих наций, есть плохие люди.  

Вам будет интересно
Продолжит ли Казахстан игнорировать смерть 400 женщин?
Кыргызстан: анатомия «революции»
Война в Карабахе: наемники из Казахстана – миф?