Срочная новостьШтормовое предупреждение на 8 марта объявлено в Нур-Султане и 11 областях РК

Казахстан – должник или кредитор? Фактчек Нацбанка

Azattyq Rýhy

Внешний долг Казахстана придется выплачивать нашим детям, беспокоятся всевозможные комментаторы

Фото: kursiv.kz; tengrinews.kz

Раз в три месяца в Казахстане разом появляются десятки леденящих душу фейковых публикаций: каждый казахстанец, даже младенец, должен, скажем, по $10 000. Причина проста: в этот период Нацбанк РК публикует очередное сообщение о долгах страны с расшифровкой статей. Обозреватель Azattyq Rýhy Марк Северянин представляет фактчек подобных вбросов и заявлений Нацбанка.

Разберемся как обстоят дела на самом деле и рассмотрим механизм возникновения дезинформации. Примерно в 80% случаях эти фейки создают по невежеству (в их числе немало наших коллег), остальные – умышленно. Одним просто нужен хайп, другие распространяют ложные страшилки ради политических целей. К примеру, так поступают подельники и соратники беглого банкира.

Следом идет волна алармистских комментариев и постов в соцсетях и мессенджерах: «Мы по уши в долгах, наши дети – заложники кредитов правительства, надо уезжать из страны».

Распространение подобной откровенной дезинформации, особенно в эпоху пандемии, когда реальных проблем и без того хватает, недопустимо.

К слову, не так давно таким же способом перед выборами отметился даже лидер одной из парламентских партий: «Каждый казахстанец – от старика до младенца – уже должен иностранному «дяде» около 9 тыс. долларов». Не уверен, что у этой партии поднялся рейтинг, но у доверчивых пожилых граждан давление поднялось точно.

Дочки-матери

А теперь обратимся к фактам. Как сообщил 9 февраля Нацбанк РК, внешний долг Казахстана на 1 октября 2020 года составил $161 млрд или 91% к ВВП.  Как поступают в таком случае фейкометы или просто темные как могильный камень люди? Правильно – они тупо делят эту сумму на численность населения РК (18.883 млн на 1 ноября 2020) – $8 526 и объявляют эту цифру долгом каждого.

На самом деле, простого казахстанца должны интересовать только долги государства и ссуды, по которым оно выступило гарантом. Как правило, это квазигоссектор, то есть национальные компании. Потому что в случае несвоевременного возврата ссуд их будут погашать за счет государства. Но как говорила Маргарет Тэтчер, «нет никаких государственных денег, есть деньги налогоплательщиков».

Согласно информации Нацбанка РК, 80% внешнего долга приходятся на обязательства частного бизнеса.

Важный момент: в Казахстане работают множество дочерних компаний крупных иностранных фирм и банков, которые отправляют деньги своим «дочкам», а по сути инвестируют их в нашу экономику. Грубя говоря, казахстанцам должно быть ни жарко (скажем, в Шымкенте), ни холодно (в Павлодаре) оттого, что к примеру российский банк «Сбер» одолжил своей дочке ДБ «Сбербанк» пару миллиардов долларов США. То же самое касается финансовых взаимоотношений «матерей» и «дочек» Danone и Samsung.  

Наибольшую часть в структуре внешнего долга страны занимает межфирменная задолженность частного сектора – $101,3 млрд.

Самые крупные в этой сфере три углеводородных проекта с иностранным участием – Кашаган, Тенгизшевройл и Карачаганак. Поскольку их «дочки» зарегистрированы в Казахстане, являются резидентами РК, то по сути это прямые иностранные инвестиции, но формально деньги пришедшие к ним из-за рубежа считаются внешним долгом нашей страны. Такова международная практика.

Для сравнения: у Люксембурга на второй квартал 2020 года валовый внешний долг составлял 5 596,9% к ВВП, или $6,48 млн на каждого люксембуржца! Вот уж кому надо было бить в колокола по логике наших доморощенных горе-финансистов.

У США эти показатели 99,1% и $64 648 соответственно, у Казахстана – 88,0% и $8 577.

Важно отметить, что все страны, являющиеся лидерами по объему задолженности – государства с развитыми экономиками и финансовыми системами. В большинстве случаев это долги перед своими же гражданам, то есть самим себе. Но для бедных стран чаще дело обстоит наоборот –  МВФ, крупные иностранные банки, развитые страны. И высокий уровень высокой долговой нагрузки – как тревожный сигнал для них.

Какова же ситуация у Казахстана? По данным Нацбанка РК, внешний долг составляет всего 8,2% от странового – $13,2 млрд, а внешний долг квазигоссектора – 12,5% или $20,1 млрд. Это суммарно 20.68% от всего внешнего долга или 18.8% от ВВП страны. Много это или мало?

На этот счет есть критерии Евросоюза, внесенные в Маастрихтские договоренности, которые гласят: для сохранения темпов роста экономики в долгосрочной перспективе, дефицит бюджета страны не должен превышать 3% от ВВП, а верхний потолок госдолга – 60%.

На конец III квартала 2020 года общие внешние обязательства государства составили $33,3 млрд. Причем, они сократились за последние три года на $6,2 млрд или 15,7% за счет досрочного погашения и реструктуризации внешнего долга национальных компаний, утверждает Нацбанк.

Должник? Нет, кредитор

«Исторически госсектор Казахстана является нетто-кредитором по отношению к остальному миру и на 1 октября 2020 года внешние активы превышали внешние обязательства на $43 млрд или в 4,3 раза, то есть остальной мир должен нам больше, чем мы ему», - пишет Нацбанк.

Нацбанк заявил, что «установлены индикаторы, определяющие долговую устойчивость страны: соотношение внешнего и внутреннего гос- и квазигосдолга не должно превышать 60% ВВП, а на 1 октября 2020 года оно равнялось 46,5%, соотношение внешнего долга страны не должно превышать 100% от ВВП, внешний долг правительства и субъектов квазигоссектора не должен превышать общий размер валютных активов Нацфонда (56.34 млрд) – 59,1% на 1 октября»,

Резюмируем: реальный внешний госдолг Казахстана составлял на III квартал 2020 года 18.8% от ВВП или $1 771 на душу населения. А теперь взглянем на объем золотовалютных ресурсов (ЗВР) и богатства Нацфонда на 1 октября 2020 года – $33, 574 млрд и $56.34 млрд соответственно. Всего активов РК $89,914 млрд или $4 774 на каждого казахстанца. Отнимем внешний подушевой госдолг и получим чистые активы на каждого казахстанца – $3 003.

Как видим, нет оснований опасаться по этому поводу, не говоря уже о панике. По сути казахстанцы являются кредиторами внешнего мира (речь о размещении наших активов в иностранной валюте), а вовсе не должниками. Так что, родителям пока можно не переживать за судьбу своих детей.

Кстати, маленький объем долга и небольшое соотношение госдолга к ВВП еще не говорит о процветании страны. В конце рейтинга располагаются преимущественно небогатые даже по меркам Африки государства: ЦАР, Либерия, Нигер, Эфиопия, Бурунди. Они занимают мало вовсе не потому, что им хватает своих доходов, а потому что этим странам просто не доверяют.

Важнейший критерий целесообразности привлечения заемных средств – способность эффективно использовать кредиты для развития экономики страны. А вот с этим у Казахстана, как и вообще у стран СНГ, не всегда хорошо, главным образом из-за слабой диверсификации экономик и высокой доли в ней государства. Со всеми вытекающими последствиями. 

Марк СЕВЕРЯНИН

Вам будет интересно
Закон против насилия: кто стоит за расколом казахстанского общества?
«Мораторий на деколонизацию». Почему отложено переименование улиц в честь казахских деятелей
По-другому с полицией нельзя. Как вернуть уважение казахстанцев к МВД