Срочная новостьПодравшиеся алматинские родители продолжили свои разборки в полиции

«КазАгро» и произвол судоисполнителей оставят без хлеба всю страну» – фермеры

Сейтказин Ардак

Продовольственная безопасность Казахстана оказалась под угрозой из-за уничтожения десятков хозяйств

Фото Батыр-Жана Беспаева

Тысячи работников около 40 фермерских хозяйств в Акмолинской, Северо-Казахстанской и Костанайской областях на грани исчезновения. Без хлеба в прямом смысле их оставляют судебные исполнители. Они забирают семена, сельхозтехнику, скот, буквально все, что принадлежало прежнему владельцу этих хозяйств – группе компаний «Алиби». Организация обанкротилась, однако другие сельхозпроизводители взялись за реанимацию их пашен. Инвесторам под гарантии государства передали проблемные хозяйства, но в самый разгар посевной кампании судебные приставы отбирают жизненно важные запасы зерна и технику, тем самым оставляя сельчан на пороге нищеты. Оказалось, все имущество было в залоге, только фермерам об этом «забыли» сказать.

Эта, казалось бы, местечковая проблема может напрямую сказаться на продовольственной безопасности страны. Ведь «Алиби» снабжал хлебом весь Казахстан. В мировом масштабе страна рискует разменять статус экспортера зерна на импортера. Корреспондент Azattyq Rýhy объехал несколько хозяйств в Акмолинской области, поговорил с их работниками, выяснил, почему аграриев лишают имущества и каким образом беды этих фермеров скажутся на каждом потребителе в республике.

Подробности того, как компания докатилась до банкротства и почему у новых инвесторов отбирают имущество, мы расскажем в следующем материале – история, поверьте, почти детективная. Еще раз напомню: новые инвесторы пришли в действующие хозяйства под гарантии государства, а теперь их лишают всего – начиная от техники и заканчивая семенами.

Но для начала хотелось бы ознакомить вас с нынешним положением дел в этих хозяйствах.

Неделю назад в хозяйство «Бауманское 2030» Егиндыкольского района ворвался спецотряд быстрого реагирования вместе с судоисполнителями. Как рассказывают работники, спецназ выбил ворота, загрузил 1 000 тонн зерна, предназначенного для посева, и увез. Работники хозяйства теперь переживают, что без посева могут лишиться заработка, ведь семена забрали в самый разгар кампании.

«Неделю назад СОБР приезжал. Целая «Газель». Заборы нам ломали. Мы всячески старались не допускать их. Но что мы можем сделать? Они приехали, и работать трудно стало. У нас сроки посева, а работать не дают. Забрали тысячу тонн. Как нам быть дальше, не знаю. Заберут семена, как нам дальше жить? Мы же без работы тогда останемся, если распадется совхоз. Нам сейчас надо засеяться. Мы хотим как нормальные люди жить», – жалуется заведующая зерноскладом Оксана Иванюк.

Предприятие кормит все село «Бауманское», в котором живут около 700 человек. 250 сельчан работают в хозяйстве. Эти люди целиком и полностью зависят от посевных и уборочных кампаний. Из-за того, что судоисполнители забрали их хлеб, посевная оказалась на грани срыва. Если сейчас не провести весенние полевые работы, сельчанам будет не на что жить. Некоторые работают здесь целыми семьями.

«В этом хозяйстве я 20 с лишним лет работаю. У меня дети тут работают. Эти судебники нас уже достали. Не дают нам сеять, забирают последнее зерно, все отбирают. Кормить детей нам нечем. Все ломают, вывозят, а нам как жить? В любое время мы можем остаться без работы. Я 50-60 тысяч здесь зарабатываю», – со слезами на глазах рассказывает работница хозяйства Сайра Калтаева.

Площадь пашни – около 75 тысяч гектаров. Это почти треть всей территории Егиндыкольского района. Предприятие снабжает хлебом не только отдельный район, но и всю Акмолинскую область. Урожайность доходила до 20-25 центнеров с гектара. На этот год у руководства хозяйства были большие планы – они обработали 35% земель и собирались получить около 15 центнеров с гектара. Однако мечтам, похоже, не суждено сбыться «благодаря» удивительно слаженным действиям судоисполнителей и спецназа.

«Мы просили их перенести все на осень, когда получим урожай. Они говорят, что их не волнует наш урожай, будем мы сеяться или нет. Им важно забрать весь семенной материал. Для этого они принимали все возможные меры: привлекали РОВД, СОБР, весь народ переполошили, люди были в шоке, они за всю свою жизнь не видели такого, чтобы сюда приезжал СОБР, ломали кувалдой ворота, заборы. Целая неделя посевных работ была сорвана», – объясняет директор ТОО «Бауманское 2030» Ерлан Шаяхметов.

С чего вдруг вместе с судоисполнителями на территорию хозяйств врывается СОБР? Долго задаваться этим вопросом не пришлось. По словам сельчан, в довершение всех их бед, человеком, который решил выкупить имущество, оказался некий генерал, видимо, владелец фермерских хозяйств по совместительству. Отсюда и подозрительная ретивость судоисполнителей.

Аграриев сильно расстроил и тот факт, что увезенное зерно приставы продали практически за бесценок.

«Самое интересное в этой ситуации вот что. Когда я спросил у судоисполнителей, почему они реализовали семена по 30 тысяч тенге за тонну, когда их цена на сегодня составляет 45 тысяч тенге, они объяснили мне это тем, что выставили на торги. Я тогда спросил у них, а почему они не предложили нам, мы бы купили у них по 30 тысяч тенге. На это они ответили, что не обязаны уведомлять о том, что выставляют на торги», – говорит собеседник.

Более того, фермеры готовы были выкупить эти семена по рыночной цене, то есть на 50% дороже той суммы, которой в итоге поживились судоисполнители и люди, стоящие за ними. Но об этом – во второй части материала. 

Сейчас хозяйству не хватает около 2 200 тонн зерна, чтобы засеять пашни. Ерлан Шаяхметов поясняет, что приставы навещали их и в прошлом году. Тогда они забрали 2,5 тысячи тонн семян. А заодно прихватили скот и технику.

«Бауманское хозяйство перешло к нам в 2019 году. Судебные исполнители приступили к своей работе уже с прошлого года, с того момента, как мы начали работать. Тогда они вывезли порядка 800 голов крупного рогатого скота с этого хозяйства, лошадей, технику – комбайны, трактора. 25 тракторов, которые стояли в нормальном состоянии, были вывезены на металлолом. Также вывозят металлолом, то есть все, что находится в хозяйстве, все, что было нажито годами. 800 голов КРС были проданы по заниженной цене. Если корова стоила на самом деле 300 тысяч, ее продавали по 110-120 тысяч тенге. Лошадей, которые стоили порядка 400-500 тысяч, продавали по 150 тысяч», – с горечью говорит директор компании.

В соседнем хозяйстве «Тлекей Агро» в селе Есенгельды похожая ситуация. Аграрии начали посевную кампанию, собрались засеивать 35 тысяч гектаров пшеницей, но судоисполнители заглянули и к ним, забрав в итоге 4 тысячи тонн зерна.

«Неделю назад приезжали судебные приставы, забрали семена – 4 000 тонн. Я не знаю, есть вообще законы или нет. Такое ощущение, что у этих судебных приставов есть какой-то интерес к этому делу. В прошлом году они приехали, забрали 400 голов белоголового племенного скота, тельного скота. Забрали и продали по 60 тысяч за голову. На самом деле корова стоит в пределах 200 тысяч тенге. А телята вытягивают до 100 тысяч. Скорее всего на убой их потом отправили», – озвучил свои предположения и.о. директора по производственной части ТОО «Тлекей Агро» Жанат Козбагаров.

Теперь в хозяйстве боятся, что приставы нагрянут снова и заберут технику, которая жизненно важна во время посевной.

«От предыдущих владельцев нам осталось посевные комплексы «Джангир» – восемь штук, восемь комбайнов, пять зерноуборочных комбайнов Acros, четыре КамАЗа. Вот это все они могут забрать», – продолжил Козбагаров.

Работники хозяйства тоже переживают за свое будущее. Не будет посевной – не будет и работы. Сейчас на жизнь здесь зарабатывают 220 человек. А идти некуда – это самое отдаленное хозяйство.

«У меня две сестренки работают в хозяйстве этом. Если не посеяться, не будет зарплаты, не будет пекарни, не будет столовой. Люди в основном живут за счет сельского хозяйства, подсобного хозяйства. Не будет чем кормить скот. Вот это самое главное. Не будет сена, не будет зерноотходов и не будет нормальной жизни. Зерноотходы и сено нам дают по небольшим ценам. Это дает возможность содержать скот. За счет хозяйства весь поселок живет. Особенно пекарня. Она у нас – самое основное в селе. Мы все полностью зависим от пекарни. Она весь поселок кормит», – говорит о положении дел житель села Александр Хуснетдинов.

То, что тысячи сельчан рискуют остаться без работы, без средств к существованию, акимат Акмолинской области мало волнует. Чиновники, скорее всего, заняты написанием очередной дорожной карты занятости, а не созданием или хотя бы поддержкой реальных рабочих мест. Высоких гостей из акимата наши собеседники не видели ни разу. 

«Я здесь родился, вырос. Всю жизнь работал механизатором в хозяйстве. У меня стаж 44 года в этом хозяйстве. В 2013 году вышел на пенсию. У меня девять детей. Пятеро из них здесь работают в этом хозяйстве. Для меня этот совхоз – часть моего сердца. Мне больно, когда его растаскивают. Сейчас хотят посевную сорвать. Один весенний день год кормит. А если мы посевную не проведем, что с нами будет? Что с людьми будет? Если мы не засеемся, муки не будет, отходов не будет. У нас в поселке 220 дворов. Все держит скот, за счет скота и живем. Круглый год у нас пекарня работает. Инвесторы сейчас пришли хорошие, но им работать не дают. Люди же голодать будут, если не будет посева», – говорит житель поселка Искак Исабаев.

В селе Новомариновка работники хозяйства «АгроМар Трейд» тоже боятся потерять работу. Здесь взращивают пшеницу 60 человек.

«Я очень боюсь потерять работу, потому что у нас кроме этого объекта рабочих мест нет. Здесь много рабочих мест предоставляют. Будет очень плохо, если хозяйство не будет работать. У нас в поселке проживают 100-150 человек, половина работает тут», – сказала работница Анастасия Патынская.

До этого объекта судоисполнители еще не доехали. Фермеры сейчас пребывают в ужасе от того, что незваные гости заберут все, что было нажито десятками лет тяжелого труда.   

«Нам от предыдущих хозяев передали технику, кое-какую недвижимость, находящуюся в самом поселке, несколько складов, здание весовой, территорию ГСМ, четыре КамАЗа-сельхозника, КамАЗ-бензовоз, четыре трактора МТЗ, девять комплексов Case, три комбайна «Джангир», – перечисляет заместитель директора ТОО «АгроМар Трейд» Иван Бутаков.

Больше всего в каждом из этих хозяйств боятся набегов спецназа и приставов. Сельчане гадают – когда они приедут в следующий раз и отнимут вместе с имуществом компании их последнюю надежду на нормальную жизнь, а заодно лишат казахстанцев возможности питаться казахстанским хлебом. Очевидно одно – жизни этих людей и хлебобулочное производство страны зависят от зерна, скота и техники, которую так старательно забирают судоисполнители.

При этом везде опрошенные нами фермеры утверждают, что реанимировать хозяйства, принадлежавшие некогда обанкротившейся группе компаний «Алиби», они взялись под гарантии властей. А сейчас, по их же словам, «КазАгро» и местные акиматы заняли позицию сторонних наблюдателей. Как будто крах, варварское уничтожение десятков совхозов их ни коим образом не касается.

А на кону, без преувеличения, продовольственная безопасность страны. 

Во второй части материала мы более подробно расскажем, кто и как довел до банкротства холдинг «Алиби», каким образом предыдущим владельцам удалось оформить займы на 250 млн долларов и при чем тут «КазАгро».    

Продолжение следует…

Ромина МАКАРИМОВА

Вам будет интересно
Распродажа госкомпаний. Правительство избавляется от советского прошлого?
АЭС: Россия пытается загнать Казахстан в кредитную кабалу?
Особенности приватизации: как нацкомпания дважды продала «дочку» и выставила на улицу инженеров