Майнинг в Казахстане – это зло или спасение: почему поставщики электроэнергии не хотят отключать дата-центры от сети

Azattyq Rýhy

Руководители ТЭЦ назвали социальные риски, к которым приведет запрет на доступ к электроэнергии «белых» майнеров

Майнинг в Казахстане – это зло или спасение: почему поставщики электроэнергии не хотят отключать дата-центры от сети
Фото из открытых источников

Работающих в Казахстане «белых» майнеров продолжат отключать от электроэнергии до 15 марта. Тем временем игроки рынка и руководители ТЭЦ говорят о профиците электроэнергии в стране. Кому выгодно парализовать приносящую хорошие налоги отрасль и почему приходят приказы отключать законно работающих майнеров, в то время, когда теневой рынок добычи криптовалют успешно процветает, разбирался корреспондент Azattyq Rýhy.

Ожидалось, что запрет на поставку электроэнергии с майнеров снимут с 1 марта. Однако учредитель компании по добычи криптовалюты BTC KZ Дин-Мухаммед Маткенов сообщил, что сроки отключения их от электроэнергии продлили до 15 марта.

Он также поделился своим видением причин сложившейся ситуации и предложил пути решения.

«Я считаю, что в первую очередь самая главная проблема всего майнинга в том, что государство не определило технический регламент и необъективно оценило возможности майнинга в плане нагрузки на энергосистему. На бумаге мы в профиците до сих пор, даже с учетом «белого» и «серого» майнинга, а по факту из-за аварийного выпада многих станций нам приходится быть в дефиците и ограничиваться. По какой причине это может быть? Это либо очень некачественный ремонт, либо наши станции уже морально и физически настолько устарели, что не могут гарантировать стабильную работу в осенне-весенний период. У нас майнинг должен быть полностью подконтролен системному оператору – KEGOC, при этом раскладе можно очень грамотно балансировать энергосистему и адекватно, без обмана со стороны предпринимателей выжимать налог с майнинга: с каждого киловатта – один тенге. В Казахстане нужно законодательно, вплоть до конфискации, запретить заниматься майнингом на РЭС, РЭК и прочих государственных городских сетях, индустриальных зонах. Майнинг должен получать конкретное профильное техусловие под дата-центры с KEGOC, строить его в рамках стандарта, который есть у KEGOC, и после запускать. При таком раскладе мы получим качественного игрока, а не того, кто ищет быструю «халяву», – сказал Дин-Мухаммед Маткенов.

Вместе с тем, директор ТОО «Согринская ТЭЦ» в Усть-Каменогорске Нурлан Мажен отмечает, что, по его данным, в стране проблем с добычей электроэнергии нет.

«Есть ли дефицит в стране? Этот вопрос, думаю, лучше адресовать в KEGOC, потому что все-таки режимы больше они знают. По нашим данным, в стране этой проблемы нет. «Белый» майнер в моем понимании – это компании, которые официально взяли точку подключения на свои нужды, показали куда они берут – это считается «белым», все остальное, конечно, незаконно», – считает директор ТЭЦ.

Действующий запрет по цепи нанес серьезный удар не только по криптовалютчикам, но и по простым трудягам, работающим на ТЭЦ.

«У нас есть прямой потребитель - это дата-центр, который потребляет нашу электроэнергию. Цена нашей электроэнергии на сегодняшний день 12 тенге 27 тиын без НДС. Прямой потребитель готов у нас ее покупать. Других контактов у нас на покупку, приобретение электроэнергии нет, потому что нашу электроэнергию многие отказываются покупать. В рамках республики она дорогая. Со сбытом у нас всегда проблема, проблема с 2018 года. Для нас очень большая проблема (что KEGOC заставляет отключать майнеров – AR). Мы писали письма и KEGOC-у и диспетчерскому центру, в генпрокуратуру с просьбой разобраться с этой ситуацией. У нас есть возможность вырабатывать электроэнергию, у нас есть потребитель, который готов эту электроэнергию купить. Это ребята, получившие полностью техусловия, построили инфраструктуру, все было согласовано, но в последнее время начались команды. Вместе с «серым» страдает и «белый» майнинг. На эти деньги мы платим зарплаты, у нас 271 человек работает на станции, покупаем уголь, работают подрядчики, на эти деньги мы готовились начать в апреле ремонт», – добавил Нурлан Мажен.

Майнеры не зло, а спасение?

На прошедшей накануне пресс-конференции майнеров поддержали руководители ТЭЦ на востоке страны. Топ-менеджеры с уверенностью заявили, что «белые» майнеры не вредят, а наоборот помогают, например, модернизировать оборудование. Но из-за сурового приказа, вероятно наспех рубленного с плеча, поставщики вынуждены отключать майнеров от сети, несмотря на имеющийся профицит.

«С начала года к нам поступали команды о том, чтобы определенных потребителей, а именно майнеров, отключать от сети. Среди потребителей электроэнергии у нас только ТОО «Казцинк» и дата-центр, с которым мы заключили договор в 2021 году. Мы это сделали, потому что «Казцинк» не берет весь объем электроэнергии. В городе нет дефицита электроэнергии, у нас, наоборот, профицит», – заявила президент АО «Риддер ТЭЦ» Олеся Имашева.

Эта ТЭЦ дает тепло для 60 тысяч жителей Риддера, а для двух потребителей – электроэнергию.

По озвученным ею данным, дата-центр покупает электроэнергию по предельным тарифам, которые устанавливает Министерство энергетики. Техусловия для дата-центра риддерский ТЭЦ получил у KEGOC. Сам дата-центр пользуется 70% электроэнергии ТЭЦ по предельному тарифу. Он составляет около 15 тенге за киловатт.

«В KEGOC заявили, если ТЭЦ не отключит дата-центр от сети, то будет отключена от национальной электрической сети», – сказала глава станции.

На самой ТЭЦ дела обстоят так, что ремонт там не производился с 1957 года и при потере такого потребителя как дата-центр, не будет его и сейчас. Модернизацию оборудования и ремонт планировали провести на средства от выручки за продажу электроэнергии. Сложность еще и в том, что договор подписывается не на год, а на два, а то и три, он также предполагает штрафы за досрочное расторжение.

Так получается, что сейчас майнеры – это единственные потребители, которые готовы на местах покупать электроэнергию по предельному тарифу.

«Последствия команды KEGOC означают следующее: мы отключаем потребителя в лице дата-центра и остаемся с профицитом электроэнергии. Мы пытались сбывать ее в Нур-Султан, Алматы. Но тариф оказывается непосильным с учетом передачи. Он выходит в пределах 25 тенге», – заявила Олеся Имашева.

В конце концов она призвала KEGOC обратить внимание на регионы, есть ли там дефицит электроэнергии, и на технические особенности станций при распоряжениях об отключении майнеров.

«Мы не можем, даже по настоянию госрегулятора или госоргана, взять и отключить котлы сегодня, а потом завтра их включить. Это большое оборудование, речь идет об огромных котлах и турбинах. Они не новые, это котлы 50-60-ых годов. Чтобы заново их растопить, потребуется охлаждение, сырье», – заключила директор станции.

Новости парнеров
×
Информационная продукция данного сетевого ресурса предназначена для лиц, достигших 18 лет и старше.