Перенаселение городов и вымирание сел: почему люди бегут из аулов

Смагулов Амир

Вместо жизни в частном доме на свежем воздухе люди предпочитают ютиться во времянках и даже банях в крупных городах

Перенаселение городов и вымирание сел: почему люди бегут из аулов
Фото из открытых источников

Для казахстанцев давно наступила эпоха перенаселения крупных городов, тотальной нехватки жилья в них и в то же время вымирания сел и моногородов. Несмотря на то, что с высоких трибун жителям заявляют о многочисленных программах поддержки села, предоставленных квотах для молодых специалистов, поток желающих променять загазованные города на чистый деревенский воздух больше не становится. Почему, несмотря на многомиллиардные субсидии на развитие сельского хозяйства и господдержку, люди не едут в села, разбирался корреспондент Azattyq Rýhy.

Алматы и алматинская агломерация – самая густонаселенная территория страны и вторая по численности в центральноазиатском регионе. В поисках заработка со всей страны сюда съезжаются тысячи казахстанцев. Одни – учиться, другие – работать. А третьи переезжают из отдаленных сел в поисках любого заработка. Ни ежегодно дорожающее жилье, ни высокие цены на аренду не снижают поток мигрирующих. Зачастую из аулов бегут целыми семьями.

Хотя Казахстан на протяжении десятилетий прочно удерживал лидерские места – был одним из крупнейших производителей мяса, шерсти и зерна. Традиционное животноводство давало 58% стоимости валовой продукции сельского хозяйства. Поголовье крупного рогатого скота достигало 9,5 миллиона, овец и коз – 36,4. Площади кормовых культур и сельскохозяйственных угодий исчислялись миллионами гектаров. Ежегодно в стране производили более 4 миллионов тонн кормовых.

Но сейчас все это куда-то кануло. Большинство казахстанских сел из некогда процветающих превратились в вымирающие. А большинство сельскохозяйственной и животноводческой продукции теперь импортируют из-за рубежа, в том числе мясо и молочку. Почему села перестали кормить страну, пастбища опустели, а жители бросают нажитое десятилетиями и уезжают в города?  

Пока по всей стране число заброшенных сел исчисляется тысячами, большие города страдают от перенаселения, где жители ежедневно часами простаивают в многокилометровых дорожных пробках. При этом более или менее приличного жилья для всех прибывающих не хватает. Люди живут во времянках, банях или же снимают дорогостоящее арендное жилье, отдавая за него большую часть заработка. Новые дома по госпрограммам если и строят, то крайне низкого качества, недвижимость от частных застройщиков дорогая и в большинстве своем особым качеством не отличается. Несмотря на все эти тяготы в аулы люди не возвращаются.

Сейчас официально в Алматы проживают около 2 миллионов человек, по самым скромным оценкам как минимум еще столько же проживает неофициально. Плюс численность алматинской агломерации, согласно официальным данным, составляет около 2 миллионов человек.

Алматы перенаселен, столица пока не настолько столкнулась с этой проблемой, в силу масштабной застройки и увеличения границ города, но, если стоимость квадратных метров продолжит рост, за которым не успевает заработная плата, в недалеком будущем главный город страны ждет та же история. 

«Сейчас в стране порядка 6 тысяч заброшенных сел. Однако в советское время была большая программа по поднятию целины. Вся земля была нарезана на куски по 20-30 тысяч гектар. В центре этого земельного массива строилось село, в котором жили сотрудники, как работающие в совхозе, так и обслуживающие – врачи, учителя, Дома культуры и так далее. После приватизации 90-х годов 95% совхозов было разрушено. Они не выдержали встречи с рынком, с капитализмом», – поясняет глава Мясного союза Казахстана Максут Бактибаев.

Совхозы были расформированы, все, что можно, распилено на металл, животные зарезаны на мясо, а люди стали массово уезжать. Кадровый голод ударил по селам.

«Но все-таки мы против того, чтобы поддерживать развитие и поддержку крупных совхозов и колхозов, почему, потому что все-таки это смахивает на феодальную систему. Вот есть один владелец, ездит на крутом джипе и на него работают 50-100-200 человек. Понятно, что можно им создавать условия труда, все равно эти люди будут хотеть для своих детей что-то лучшее, и они будут отправлять своих детей в города. Потому что в городах инфраструктура развита, и зарплаты выше и так далее», – рассказывает Максут Бактибаев.

Только собственный бизнес может оставить человека в селе. Только ради этого он может терпеть все тяготы и лишения, связанные с отсутствием инфраструктуры. 

«Это самое главное. Мы хотим, чтобы государство создало условия для развития класса фермеров. Сейчас у нас фермеров порядка 100 тысяч, 300 тысяч в животноводстве и мелкие фермеры в растениеводстве около 40-50 тысяч. А надо, чтобы были миллионы. Земли хватает. Пастбищ особенно, мы на 5-м месте в мире», – предлагает руководитель союза.

Для того, чтобы эти фермеры не остались в отрыве от цивилизации, нужно государственное планирование сельских территорий с учетом развития мелкого фермерства по примеру стран, в которых похожие условия – большая площадь, сравнительно небольшая плотность населения.

«Например, в Австралии это очень просто реализовано. Фермер живет на своей земле, у него участок 200-300 тысяч гектар, свой дом. Единственное отличие от нас – у любого фермера есть доступ к цивилизации. В течение часа он может добраться. То есть всегда есть на расстоянии 20-40 километров хорошее село, в котором есть все – с современные магазины, и рестораны, и кинотеатры,  больницы», – продолжил наш собеседник.

Сейчас же у нас фермеру могут дать участок, который вообще ни к чему не привязан. К нему нет дороги, он вдали от цивилизации, то есть дают землю и «делай что хочешь».

«Несмотря на это есть настоящие герои, которые зимой бывают полностью отрезаны от цивилизации. Их очень мало тех, кто готов на такие риски, на такие условия, но все равно они есть. А если выделять земли по-новому, вначале дать земли вдоль дорог, потом запроектировать дороги, начать их строить, и предусматривать выделение земель, когда в радиусе 20-30 километров есть нормальное село. И это село в свою очередь надо наполнять соответствующей полноценной инфраструктурой. Более того, у нас уже есть утвержденные постановления правительства по требованиям к селам. У нас хорошие законы, просто они не исполняются», – говорит Максут Бактибаев.

Для того, чтобы села стали привлекательными, надо выделять на них средства. Имеющаяся на сегодняшний день инфраструктура не выдерживает никакой критики. 

«Это инфраструктура 60-80 годов. Начиная с электричества, питьевой воды, базовых коммуникаций и покрытия сети Интернет. Надо, чтобы был широкоформатный доступ к сети, объекты торговли, рестораны и так далее. Есть различные программы по развитию села, но в дополнение к программам мы предлагаем возмещать затраты государства по строительству инфраструктуры», – поясняет глава союза.  

Январские события были предсказуемы, уверен Максут Бактибаев. На площади собралось много безработной молодежи, потому что в одних районах люди видят роскошь, а в других за 500 тенге толкают тележки. Сейчас человек, который родился и вырос в селе, не знает, где он будет через 10 лет, он не уверен в будущем,поэтому он едет в город, авось что-то там найдется. Урбанизация приводит к таким последствиям, когда разрыв доходов слишком большой и это приводит к социальному напряжению.

«Мы предлагаем идею аграрным вузам, которые сейчас просто выпускают никому не нужных специалистов, которые едут, поступают по квоте, чтобы как-то закрепиться в городе. Мы впустую тратим госденьги, выделяя гранты, во-вторых, мы даем надежду, что в городе закрепятся. А в городах промышленности нет, только коммерция. Поэтому мы предлагаем вузам выделять сельхозучастки для ферм, где студенты будут проходить практику, без отрыва от производства три-четыре года. И затем лучшим студентам эти фермы будут передавать в лизинг. Вы представляете, какой это будет стимул. Это даст возможность без стартового капитала уже открыть свое дело. Это будет в хорошем смысле бум. Корень всех проблем в том, что в правительстве никто не разбирается в сельском хозяйстве, вообще. Нет там таких людей, которые понимают проблемы села, понимают процессы, которые там происходят», – резюмирует спикер.

А пока сельские программы не работают, пастбища и угодья пустуют, жители сел продолжают пополнять ряды городских безработных.

Ранее мы писали о «гениальном» решении чиновников по развитию моногородов в Казахстане. Они предлагают запустить ипотеку для местных жителей на 20 лет. Эксперты сильно возмутились такой идее.

Новости парнеров
×
Информационная продукция данного сетевого ресурса предназначена для лиц, достигших 18 лет и старше.