Майнеры, аварийные станции, дешевые тарифы: энергетический кризис в Казахстане близко

Azattyq Rýhy

Совсем скоро мировой кризис ударит и по нашей стране

Фотоколлаж Azattyq Rýhy

Дефицит электроэнергии, который накрыл всю Европу и Китай, подбирается и к нам, говорят эксперты отрасли. Потребление в нашей стране выросло в этом году на 7%, хотя обычно не превышал 2%. Чтобы вы поняли, насколько это существенный рост, представьте, что в Казахстане появилась еще одна Алматинская область. Как не попасть в этот кризис, причем тут майнеры, ветхие электростанции и дешевые тарифы на энергию, разбиралась корреспондент Azattyq Rýhy.

Еще недавно казахстанцы посмеивались над немецким роликом, где жителей учат что делать, если в квартире выключат свет и отопление. Инструкцию, пожалуй, не лишним будет запомнить и нам: надеть теплую одежду, заклеить окна фольгой и сделать самодельную печь из цветочных горшков и свечей.

Дело в том, что хваленый профицит электроэнергии у нас внезапно сменился дефицитом. В принципе, это, конечно, нормально, когда потребление растет из года в год. Это закономерная практика. Но, надо подчеркнуть, это нормально, когда рост понемногу ползет вверх, а не подскакивает на 7%, как произошло в этом году. Если перевести цифру в мощности, то это полторы тысячи мегаватт. А мощность целой Экибастузской ГРЭС-2, на минуточку, тысяча мегаватт. И это не мы с вами стали забывать выключать свет на кухнях. Главные виновники сея расточительства – майнеры, добывающие криптовалюты.

«Резкий рост связан с майнерами. И чтобы решить проблему с электроэнергией надо развивать энергетику. Вообще майнеры – это подарок для энергетиков и для страны в целом. Объясняю: для энергетиков – это близко расположенная к электростанции постоянная нагрузка. То есть, это мечта энергетиков на самом деле. И если бы у энергетиков была достаточная мощность, чтобы покрывать эту нагрузку, то ничего другого и желать не надо. Вся проблема в том, что у них этой мощности сейчас нет», – объясняет экономист Петр Своик.

По подсчетам Минэнерго, майнеры сейчас используют почти тысячу мегаватт электроэнергии. Но влияют на дефицит не только они. В Минэнерго постоянно говорят, что действующие станции построены в основном в 70-ых годах и сильно изношены. И именно тратой денег на их ремонт чиновники всегда объясняют повышение тарифов.

Да, станции действительно находятся в критическом состоянии и, кроме того, что требуется серьезный ремонт для того, чтобы они просто продолжали работу, есть еще более важное обстоятельство: потребление и, соответственно, выработка электроэнергии в Казахстане на данный момент вышла на уровень, предшествующий тридцатилетию независимости. То есть, на уровень последних лет советской власти. А энергетика с тех пор не только особо не развивалась, даже толком не ремонтировалась. И сейчас к вопросам обновления в энергетике самым острым образом добавляется вопрос строительства новых мощностей. А это уже переход от эксплуатационного тарифа к инвестиционному. То есть, принципиально большему. Говоря коротко, нам надо строить новые электростанции, а нытье об изношенности сетей – уже не стоит преподносить в качестве аргумента. Это, скорее, просто отмазка для поднятия тарифа.

«У них есть тарифы, установленные антимонопольным комитетом или министром энергетики, и поэтому деньги у них есть на эту работу. Но зачем вообще надо восстанавливать мощности? Пусть эти станции умрут потихоньку, а вместо них надо строить новые. Это нытье об изношенности мы слышим каждый год. Люди, которые сейчас называют себя энергетиками, являются просто приложением к механизмам производства электроэнергии. Хочется сказать: хватит ныть, сделайте нормальную энергосистему. Возможности и деньги для этого есть.

Один тенге поднятия тарифа в нашей стране означает больше ста миллиардов тенге выгоды энергопроизводителей в год. Поэтому, представляете, какого рода соблазн стоит перед министром энергетики? Сто миллиардов тенге в год, а ты всего лишь один раз принял решение, ручку занес и подписал бумажку», – анализирует экономист, бывший глава государственной энергетической компании KEGOC Асет Наурызбаев.

Вместо того, чтобы решать проблему, в Минэнерго пошли чиновничьим путем запретов и ограничений: со следующего года одна майнинговая ферма должна будет потреблять не больше 1 мегаватта энергии.

«Майнинг – это производство цифровой валюты. Откройте любую государственную программу и там есть упор на цифровизацию. На самом деле то, что Казахстан сейчас – один из мировых лидеров по майнингу, надо превращать в то, чтобы Казахстан стал вырабатывать эти цифровые деньги не для кого-то, а для своего собственного потребления. И чтобы этот майнинг хорошо пополнял бюджет. На самом деле надо не избавляться от майнеров, а всячески поощрять и заманивать их сюда, но при условии, что энергетика должна развиваться опережающими темпами», – пояснил Петр Своик.

Пока что дефицит электричества у нас только прогнозируется. Но рано или поздно нам придется с ним столкнуться. В этом случае придется импортировать его из соседних стран, разумеется, по высоким тарифам. В этом случае казахстанцам придется платить за энергию, как минимум в два раза дороже.

Ромина МАКАРИМОВА

×
Информационная продукция данного сетевого ресурса предназначена для лиц, достигших 18 лет и старше.